Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • medtech
  • ММИФ-2018
  • Vitacoin

Трансплантология вне закона

Продам почку богатому клиенту
Отсутствие точной нормы закона, регулирующего пересадку органов, создаёт предпосылки для развития незаконной торговли
Марат Абдуллаев, «Парламентская газета» от 20.11.2009

Казалось бы, ничего особенного в том, что в уголовном законодательстве существуют неработающие статьи, нет. Сон разума, как известно, рождает чудовищ, если иметь в виду, что в жизни всякое случается – даже такое, во что отказываешься верить. А закон, наверное, обязан предусматривать всё. Пусть даже на сегодняшний день нереальное с точки зрения того, на что способен человек.

 В комитетах не договорились

В числе упомянутых «неработающих» статей в нашем уголовном законодательстве есть статья 120 – «Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации». С 1996 года, то есть со времени введения её в действие, несмотря на то, что по ней «прошли» десятки дел, ни одно из них не закончилось обвинительным приговором по формулировкам указанной нормы.

Тем не менее в Государственную Думу поступил законопроект, предполагающий внести в неработающую статью изменения, касающиеся усиления уголовной ответственности за принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации.

Комитет Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, через который первоначально проходил этот законопроект, инициативу авторов поддержал, согласившись, что 120-я статья УК содержит неадекватно низкие санкции. При этом комитет обращает внимание на общественную опасность и распространённость этих преступлений в мире, что уже нашло отражение в международно-правовых документах, в том числе и по части ужесточения наказания.

Тревогу бьют в ООН и в Совете Европы. «Растущая торговля органами и тканями человека процветает, – говорилось в докладе Генерального секретаря ООН по этой теме. – Отсутствие надлежащего законодательства, регулирующего пересадку органов, создаёт значительные предпосылки для развития незаконной торговли».

Совет Европы в Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства предусмотрел уголовное наказание за получение финансовой выгоды от продажи тела человека и его частей.

Собственно, довольно жёстко к этому вопросу относятся в подавляющем большинстве стран. Прямая причастность к незаконному обороту органов, их трансплантации и ко всем предшествующим деяниям, связанным с преступлениями против личности в этом аспекте, может закончиться двадцатилетним тюремным сроком и каторжными работами. Причём ничего хорошего не ожидает не только брокеров, но и посредников, а также замешанных в незаконной трансплантации медиков.

С этой точки зрения поправки в наше уголовное законодательство, ужесточающие ответственность за принуждение к трансплантации, выглядят вполне логично. Но вот что интересно: в целом согласившись с направленностью законопроекта, другой Комитет Государственной Думы по охране здоровья документ в этой редакции предложил отклонить. Почему?

Два ответа на одно «почему»

Ответов на это самое «почему» может быть два. Первый из них содержится в официальном заключении комитета. И хотя «уголовная тематика» не является «прямым профилем» этого подразделения Государственной Думы, правовая логика формулировок отказа безупречна.

Читаем заключение комитета: «Действия лица, направленные на принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, в большинстве случаев влекут уголовную ответственность не по статье 120 УК РФ, а по статьям 30 (приготовление или покушение), 105 (убийство), 111 (причинение тяжкого вреда здоровью) УК РФ, где предусмотрено значительно более серьёзное наказание».

И действительно, убийство в целях использования органов или тканей потерпевшего (по 105-й статье УК) наказывается сроком от восьми лет лишения свободы до смертной казни. За умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершённое в целях использования органов или тканей потерпевшего, можно получить от трёх до десяти лет лишения свободы (111-я статья УК). Торговля людьми с целью изъятия у них органов (127-я статья УК) предусматривает от трёх до десяти лет лишения свободы. Потолок же наказания по 120-й статье предлагается установить до 8 лет лишения свободы.

Однако, если «включить» не только правовую, но и обычную логику, станет, наверное, понятно, что Комитет Государственной Думы по охране здоровья в своей аргументации отказа законопроекту, идёт, мягко говоря, по другому полю. 120-я статья УК, если посмотреть на её суть, вовсе не связана с действиями, прямой итог которых может привести к гибели человека или нанесению ему телесных повреждений в результате незаконной трансплантации органов. Она предусматривает ответственность за сам факт принуждения (пусть даже насильственного) к трансплантации.

Можно ли сказать, что ответственность за нечто подобное уже прописана в нашем законодательстве? И да, и нет, если вооружиться упомянутой статьёй 30 УК «Приготовление к преступлению и покушение на преступление». «Да», потому что такая ответственность в этой статье прописана. И «нет», потому что наказание по этой статье наступает только в случае покушения на тяжкое или особо тяжкое преступление.

Между тем максимальное наказание по ныне действующей 120-й статье (до 5 лет лишения свободы) автоматически, согласно статье 15 УК, относит принуждение к трансплантации органов к разряду преступлений средней тяжести. То есть, если отказаться от предложенной депутатами «максималки» наказания в виде 8 лет, ответственности по 30‑й статье УК может не наступить и вовсе.

Здесь мы подобрались, наверное, ко второму и, скорее всего, предполагаемому «почему». Почему всё же Комитет Государственной Думы по охране здоровья счёл законопроект по усилению ответственности за принуждение к трансплантации преждевременным?

Химеры трансплантации

Не так давно, во время нашего разговора с руководителем Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов членом-корреспондентом РАМН Сергеем Готье, я не мог у него не спросить: честно, положа руку на сердце, может ли он предположить о наличии в нашей стране криминальной трансплантации.

Точка зрения учёного и практика на этот вопрос показалась мне убедительной не только потому, что в этом деле не всё так просто, как это кажется неспециалистам, но и потому, что к тому времени я «прошерстил» наиболее известные факты мировой криминальной трансплантологии.

Что сделать было несложно, поскольку эта отрасль медицины появилась сравнительно недавно и криминальных фактов (в мире) относительно немного. Да и то криминал этот почти не связан с беллетристическими ужасами распродажи людей «на запчасти», коими полнятся иные детективы.

Первый арест по этой «теме» произошёл в 1996 году: некоему египтянину бедняки якобы продавали свои почки, которые он потом передавал трансплантологам. Дело заглохло и потерялось настолько, что теперь даже непонятно, действительно ли оно имело место.

В начале двухтысячных годов в одной из римских клиник обнаружили хирургическое отделение по тайной пересадке почек: опять же бедняки через посредничество врачей предлагали себя в качестве доноров для состоятельных клиентов. Похожая история случилась в Стамбуле в двух частных клиниках – нелегальная трансплантация почек от доноров, специально приехавших для этого в Турцию.

Но, в общем, с фактами негусто, особенно, когда пытаешься узнать, чем закончилось то или иное «дело врачей», а оно вдруг куда-то кануло, словно к этой проблеме в обществе нет повышенного интереса. С другой стороны, конечно, человек может быть потенциальным донором – теоретически. С той существенной оговоркой, что сумма медицинских, биологических и физиологических показателей донора, которая для каждого строго индивидуальна, совпадает с суммой показателей нуждающегося в пересадке органа.

В легальной трансплантологии этот подбор осуществляет компьютер – на основании базы данных пациентов, находящихся в листе ожидания. В нелегальной (пять же теоретически) для успешной пересадки органа можно попытаться поискать иголку в стоге сена. Но даже и в этом случае совершенно невозможна леденящая душу картина, изображающая, как трансплантолог достаёт из холодильника человеческие почки или сердца, привезённые «заготовителями», и примеряет их пациенту.

Дело в том, что подбор возможен только после всестороннего исследования самого донора, последующей, требующей высокой квалификации операции, которая проводится бригадой специалистов в специальных условиях при специальном оборудовании и быстрой доставки органа нуждающемуся, которому «игла в стоге сена» априори подходит. Ведь изъятая почка «живёт» не более 48 часов, сердце и другие органы – в несколько раз меньше.

Так что скепсис трансплантологов по поводу криминальных пересадок органов, не говоря уже об их «заготовке», велик и оправдан не только с точки зрения отсутствия железных фактов на этот счёт, но и с точки зрения благополучного технического исполнения самой трансплантации. У любого богатого пациента есть более надежный путь замены больного органа на здоровый – покупка места в очереди в легальном листе ожидания. Но это, так сказать, уже другая криминальная история.

Между тем случившиеся и у нас «трансплантологические» скандалы – оправдательный приговор по делу московских врачей пятилетней давности и реальное наказание рязанской пенсионерки Нины Ткачёвой, попытавшейся продать своего внука «на органы», – вызвали «побочный», но ощутимый эффект. Отечественная трансплантология оказалась отброшенной на десятилетие назад, а общество до сих пор пребывает в подозрительности к этой отрасли медицины. Даже законодатели так до сих пор не устранили противоречий в двух федеральных законах, тормозящих урегулирование вопросов посмертного донорства, реально способного спасти тех, кто нуждается в пересадке органов.

Возможно, именно поэтому Комитет Государственной Думы по охране здоровья решил всё же не «тревожить» Уголовный кодекс новыми поправками, а заодно не терзать и без того загнанную в угол российскую трансплантологию. Но это только, подчеркну, предположение. Не отвергающее при этом необходимости введения превентивных мер для тех, кто по незнанию, глупости, наивности или из-за корысти видит в каждом из нас потенциального носителя органов, на которых можно заработать. Вот почему законодательства других стран всё же содержат на этот счёт серьёзные и однозначные предостережения.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
24.11.2009

Читать статьи по темам:

криминал нормативные акты трансплантология Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Запчасти для тела

Легализация торговли органами грозит и серьезными проблемами, которые существуют сегодня на черном рынке: платными донорами в первую очередь оказываются представители социальных групп, которые не имеют доступа к качественной медицине и могут быть носителями опасных инфекций.

читать

Надёжный (пока – эксклюзивный) способ продления жизни

Такая практика увеличения продолжительности жизни существует за рубежом. А побочные эффекты вроде изменения тембра голоса – мелочь.

читать

Биотеррористы наступают!

Чтобы предотвратить теоретическую угрозу создания биотеррористами опасных вирусов, две крупные биотехнологические компании регламентировали свою деятельность правилами безопасности.

читать

Гены агрессивности – смягчающее обстоятельство?

Итальянский суд уменьшил срок заключения за убийство после обнаружения у подсудимого «генов агрессивности». Адвокаты всего мира все чаще пытаются задействовать дефицит МАО-А и сходные генетические факторы для защиты обвиняемых.

читать

Условный срок за безусловную фальсификацию

Суд признал Хвана У Сука, в 2006 г. уличенного в фальсификации результатов экспериментов по клонированию стволовых клеток, виновным в растрате бюджетных средств и приговорил к трем годам заключения условно.

читать

Лженаука порождает новый вид организованной преступности

Лженаука стала заметным явлением во многих странах мира. В России 90-е годы возникло около 200 различных «академий». И основная цель многих «академиков» – потрошить карманы наших граждан.

читать