Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Уйти спокойно

Ирина Ботузова, «Санкт-Петербургские ведомости»

Однажды моя знакомая, которая несколько лет была рядом с умирающим от онкологии отцом, сказала: «Жизнь в раковом поле затягивает в депрессивную воронку. Мне долгое время казалось, что я окружена частоколом официальных организаций, где нет ни одного человеческого голоса. Когда папы не стало, я поняла одно – мы молим Бога о хорошей жизни. А надо молить о хорошей смерти».

Несмотря на все завоевания медицины, до сих пор от рака умирают тысячи россиян. Кто-то долго, крича от боли, потому что таким людям, ссылаясь на то, что они «недостаточно тяжелые», не выписывают обезболивающие. А рядом с ними такие же физические и нравственные муки испытывают их близкие. У кого-то вообще нет родственников, и они оказываются один на один со своей бедой и ужасом перед уходом.

Почему-то в нашей стране долгое время понятие «смертельно больной» замалчивалось: таких пациентов выписывали домой, чтобы не портить статистику и не занимать драгоценное койко-место. И семья оказывалась буквально в аду – приходилось следить за катетерами, обрабатывать распадающиеся опухоли и послеоперационные швы, терпеть крики и стоны больного. Ведь на наркотические обезболивающие также было наложено строгое табу.

А когда в нулевых появилась Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, врачи и вовсе оказались в зоне риска: слишком много формальностей надо было соблюсти, чтобы обезболить человека. Наверное, многие помнят длительное судебное разбирательство врача, которая выписала мучающемуся от безумных болей больному наркотический препарат? Да, в конечном счете суд ее оправдал полностью. Но это стало уроком для других докторов: зачем рисковать?

И лишь в 2011 году помощь безнадежно больным в России признали официально. Так появилась паллиативная медицина. Кстати, наш город – родоначальник этого направления, именно в северной столице был открыт первый в России хоспис для взрослых.

Конечно, за последние несколько лет Минздрав и законодатели сделали много шагов, чтобы обезболивание стало доступным. Больницам увеличили нормативы по количеству наркотических препаратов, при выписке пациента с болевым синдромом ему обязаны выдавать на руки пятидневную норму лекарства, чтобы хватило, пока не доберется до поликлиники. Упростился порядок оформления спецрецептов и сроки их выдачи. Родственникам уже не надо сдавать пустые ампулы. Казалось бы, что уже никто не должен страдать от боли. Однако это не так.

Да, в нашем городе есть и лекарства, и выездные бригады, и хосписы, но вот единого прописанного и понятного всем регламента получения паллиативной помощи нет.

Учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер на одной из встреч с журналистами привела следующие данные: в 2016 году в Москве в опиоидных обезболивающих препаратах нуждались 20 698 человек, в Петербурге – 10 754. В столице помощь получили 14 150 человек, а в городе на Неве – 2100 человек. То есть всего 20% пациентов.

И, несмотря на то, что в Петербурге, как и по всей стране, действует федеральный приказ 1175-Н, который предусматривает выдачу обезболивающих препаратов пациентам на дом на пять дней, в нашем городе до сих пор нет локального нормативного документа, который бы позволил этот приказ Минздрава исполнять.

Например, во многих европейских странах человеку, которому поставили диагноз «рак», вручают буклеты со списком служб, куда он может обратиться, снабжают информацией о государственных гарантиях, дополнительных возможностях, дают телефон специалиста, кому он может позвонить в критической ситуации. У нас же нередко врачи в стационарах вообще ничего не говорят пациентам и их родственникам. Человек, испытывающий боль, не знает, куда обращаться. Несчастный идет к районному терапевту, который отправляет его к районному онкологу. А если такового нет, то для больного наступает полный ад.

Для того чтобы ликвидировать этот информационный вакуум, в фонде «АдВита» несколько месяцев начали создавать паллиативное направление, которое возглавила Екатерина Овсянникова.

После опросов, которые она провела среди руководителей паллиативных отделений, хосписов, некоторых онкологических больниц, Екатерина сделала вывод, что в северной столице нет единой системы оказания помощи людям, страдающим от боли. Если одна клиника может передать пациента в паллиативное учреждение и расписать ему всю схему обезболивания, то другая даже не объясняет, что после выписки пациент должен обратится к районному терапевту. Также мониторинг показал, что в одном районе есть хоспис с выездной службой, в другом – только хоспис, в третьем – терапевт поликлиники и возможность госпитализации в учреждения других районов при наличии мест. Как выяснилось, только девять из 18 районов Петербурга обслуживаются патронажными службами. Жителям остальных десяти районов остается надеяться только на поликлинику.

Как считают в фонде «АдВита», обеспечить пациенту достойную жизнь, даже если она продлится несколько месяцев или дней, задача нелегкая, но решаемая.

Летом этого года фонд «АдВита» получил в рамках конкурса президентских грантов 5,5 млн рублей на создание и развитие в городе консультативной службы по вопросам получения паллиативной помощи. Ее основная задача – информирование жителей города о возможностях паллиативной помощи.

Полноценно служба работает с ноября в режиме 24 часа семь дней в неделю. Позвонившие в службу могут получить сведения о том, какую помощь может оказать хоспис; когда и куда нужно обращаться, чтобы получить медицинскую и психологическую поддержку; что делать, если возникли проблемы с получением обезболивающих; как оформить необходимые документы (например, получить полагающуюся от государства медтехнику, лекарства); как правильно организовать уход за пациентом на дому... А еще сотрудники службы помогают учреждениям с расходными материалами и гигиеническими средствами, организуют субботники, устраивают для пациентов хосписов досуговые мероприятия.

Как отмечают в фонде, количество обращений в службу постоянно растет. Если за первый месяц сюда обратились восемь человек, то сегодня уже около ста пациентов.

И напоследок: в древние времена медицина считалась искусством. Сегодня ее называют наукой, но есть в здравоохранении область, которую по-прежнему называют искусством, – искусство сострадания. Это паллиативная медицина, все усилия которой направлены на то, чтобы создать комфортные условия в последние дни жизни человека с неизлечимым заболеванием.

Важные телефоны

Консультативная служба по вопросам получения паллиативной помощи фонда «АдВита» – 8 (812) 502-06-70 (звонок бесплатный с любого устройства).

«Горячая линия» по оказанию паллиативной помощи фонда «Вера» – 8-800-700-84-36 (работает круглосуточно без выходных).

«Горячая линия» Росздравнадзора для приема обращений граждан о нарушении порядка назначения и выписки обезболивающих препаратов – 8-800-500-18-35 (операторы отвечают в рабочее время в будни, в выходные обращения записываются на автоответчик и потом обрабатываются).

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru


Читать статьи по темам:

здравоохранение паллиативная медицина Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Рейтинг качества смерти

Первые три места заняли Великобритания, Австралия и Новая Зеландия. За ними следуют Ирландия, Бельгия, Тайвань и Германия. Первую десятку замыкают США и Франция. Последнее место занял Ирак.

читать

В моей смерти прошу винить МЗ РФ

Генерал-лейтенант ВВС в отставке Анатолий Кудрявцев, болевший раком желудка в четвертой стадии, в предсмертной записке объяснил, что уходит из жизни, так как больше не может терпеть боль.

читать

Доведение до самоубийства

Заммэра Москвы по социальным вопросам заявил, что всплеск самоубийств среди онкообольных связан с обострением психических расстройств, а не со сложностями получения анальгетиков. Один из таких «сумасшедших» оставил записку: «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства».

читать

Паллиативная помощь в России

Специалист по паллиативной помощи Анна Сонькина – о том, с какими проблемами в России связано оказание помощи неизлечимым больным.

читать

Срочно требуются специалисты по медицинской этике

Германии в срочном порядке требуются специалисты по медицинской этике. Карьерные перспективы тут можно описать одним словом: нарасхват.

читать