Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Коктейль для маленьких сожителей

Галина Костина, специальный корреспондент журнала «Эксперт»

В НИИ скорой помощи им. Н. В. Склифосовского его привезли утром в бессознательном состоянии. Мужчина, 34 года, отравление барбитуратами, состояние крайне тяжелое. В реанимации его быстро подключили к системам искусственной вентиляции легких и очистки крови, хотя и понимали: с такой прорвой принятого яда мужик не жилец. Однако дежурный врач решил применить недавно разрешенную методику — промывание желудочно-кишечного тракта специальным раствором. Наутро токсиколог был поражен: «не жилец» приподнялся в койке и хрипло пробасил: «Закурить не найдется?»

Живительный раствор, разработанный специалистами Института Склифосовского в середине семидесятых как средство терапии после хирургических вмешательств в области желудочно-кишечного тракта, в токсикологии стали применять лишь в 1984 году. Токсикологи давно мучились проблемой, как вывести пациента из тяжелого состояния, если яд, который они выводят из крови, вновь поступает туда из желудочно-кишечного тракта. Пациенты в таких сложных случаях могли умереть не столько из-за яда, сколько из-за длительных процедур по очистке крови, приводящих к резкому падению давления, нарушению водно-электролитного баланса плазмы крови и других разрушительных последствий. Прочистить желудочно-кишечный тракт у пациента «в отключке» было невозможно, пока специалисты клиники не придумали, не опробовали и не внедрили новую технологию. Как выяснилось позже, технология оказалась хороша не только для этих целей.

Мертвого поднимет

Фото: Митя АлешковскийНыне старший научный сотрудник отделения острых отравлений НИИ скорой помощи имени Склифосовского кандидат медицинских наук Виктор Маткевич пришел работать в отделение токсикологии института в 1978 году и обнаружил явную нестыковку теории и практики. Как же так, изумлялся он, больным чистят кровь, но не чистят желудочно-кишечный тракт (ЖКТ), где находится основная масса яда. Как только в крови в результате чистки концентрация яда снижается, он вновь поступает из ЖКТ. И так могло продолжаться не только часами, но и сутками. Исход зависел лишь от того, вынесет организм эту борьбу или нет. Коллеги с Маткевичем соглашались: мол, все знаем, но тут у нас затык. Как можно прочистить желудочно-кишечный тракт, если пациент в бессознательном состоянии? Пить он не может, перистальтика у него не работает, можно вставить зонд в желудок — а толку, когда нужно в тонкий и извилистый кишечник. «Ну что-то же надо с этим делать!» — настаивал Маткевич. Реакция руководства была прогнозируемой: вот ты, брат, этим и займешься.

Решить нужно было две проблемы — чем промывать и как. Маткевич засел за литературу, стал расспрашивать специалистов. С раствором ему просто-таки повезло. Поначалу он считал, что, по сути, неважно, чем промывать, вроде какие-то средства на тот момент имелись. На его заблуждение указали ученые-патофизиологи, специализирующиеся на системе пищеварения, из отдела новых методов диагностики и лечения в хирургии Института Склифосовского. Они придумали раствор для раннего кормления пациентов после оперативных вмешательств. Требовалось создать такую смесь, которая бы легко усваивалась и не требовала от больного дополнительной пищеварительной функции. Этот раствор содержал все необходимые макроэлементы, такие как магний, калий, кальций, фосфор, сера, углерод и другие, которые быстро всасывались в кровь и восстанавливали водно-электролитный баланс, нарушенный в результате хирургических вмешательств. Ученые объяснили Маткевичу, что если он начнет промывать желудочно-кишечный тракт несбалансированным составом, то может добиться неожиданного эффекта и угробить пациента: прокачивание большого количества несбалансированной жидкости будет вымывать из организма недостающие элементы. Кровеносная система и желудочно-кишечный тракт связаны между собой. По градиенту концентрации вещества могут переходить из одной системы в другую. К примеру, если в растворе не будет калия, то калий будет забираться из крови. А если забрать важные элементы из крови, то может развиться состояние, не совместимое с жизнью.

Вместе с этими учеными Маткевич начал испытания раствора на животных, чтобы выяснить, удастся ли с его помощью удалить яд, находящийся в ЖКТ, и что при этом будет происходить с составом крови. На животных моделировали отравление барбитуратами и потом начинали вводить раствор. Вводили до тех пор, пока в промывных водах барбитуратов уже не обнаруживалось. Анализ крови также показывал, что промывание кишечника «забирает» яд из крови. Водно-электролитный баланс при этом оказывался в норме.

Параллельно с доклиническими испытаниями шел поиск метода введения раствора людям. Нужен был специальный зонд — трубочка с двумя каналами, по одному из которых раствор должен подаваться в кишечник, по второму — выводиться из него. Готовых зондов не было, нужно было где-то их заказывать. Набросав примерный чертеж, Маткевич отправился на калошный завод «Вулкан». Почему туда? Ну резина же! К тому же там был экспериментальный цех. На «Вулкане» зонд сделали, но изделия оказались грубоватыми. Поиск специалистов привел Маткевича в НИИ резиновых и латексных изделий. Там уже сделали получше. «Но мне нужен был еще лучше: трубочки должны быть более гибкими, наконечник нежный, чтобы не поранить ткани», — рассказывает он. Маткевичу повезло в ОКБ кабельной промышленности в Мытищах. Заведующий лабораторией, где разрабатывали изделия медицинского назначения, сам страшно заинтересовался проблемой. Сделать гибкую двухканальную трубочку можно, но как ввести ее в двенадцатиперстную кишку? Попасть в желудок не проблема, это практически прямой путь, но дальше желудок изгибается, и вход в кишечник вслепую найти проблематично. Можно было вставлять зонд с помощью операции, но Маткевичу такой способ не годился: не станешь же резать пациента, который и так на ладан дышит. В ту пору в медицине только начали пользоваться методиками гастроскопии: появились приборы, с помощью которых можно было обследовать желудок и кишечник. В принципе можно было прицепить зонд к гастроскопу, но этот метод Маткевичу не понравился. В конце концов сделали зонд с такой конструкцией наконечника, который помогал войти в кишечник. А следили за его движением с помощью все того же гастроскопа.

Клинические испытания начались в 1983 году. И токсикологи вздохнули с облегчением. С первых же применений стало ясно, что проблема успешно решена. Стало возможно выводить из тяжелейших состояний пациентов, жизнь которых висела на волоске.

Три кило сожителей

Метод промывания желудочно-кишечного тракта специальным раствором получил постоянную прописку в токсикологии. Он был разрешен к применению и даже стал стандартом для детоксикации. Стали использовать его и в наркологии.

Тем временем Виктор Маткевич имел обыкновение продолжать общаться с пациентами, которых удалось с помощью новой методики вернуть к нормальной жизни. Одна дама однажды, смущаясь, призналась: мол, не знаю, доктор, с чем связано — то ли со стрессом, то ли с промыванием, — но исчезли мучительные запоры. Еще несколько пациентов заявили о таком же эффекте. «Я заинтересовался, — рассказывает Маткевич. — Один пример — случайность, но несколько — уже тенденция. Решил попробовать на себе. Причем вспомнил подобные йоговские процедуры и пил наш раствор с упражнениями. А потом и без них». По словам Маткевича, прием раствора вызвал приятное ощущение гибкости и просветления без всякой йоги. Провел через эти процедуры родню, знакомых и приятелей знакомых. При этом стал активнее выспрашивать и бывших пациентов, и добровольцев, прошедших через «чистилище», об эффектах. И был приятно удивлен. Многие худели на несколько килограммов, избавлялись от прыщей, аллергических реакций и вообще становились бодрее и здоровее.

Маткевич стал общаться со специалистами в разных областях, чтобы выяснить, каковы могут быть механизмы этих эффектов. Вспомнил родоначальников раствора и их беседы на тему нашей «внутренней жизни». Снова стал читать специальную литературу. И, углубившись в микробиологию, нашел там многие ответы.

«Вы знаете, что в человеческом организме микробов в десять раз больше, чем собственно клеток, из которых состоит тело? Ну если это трудно представить, тогда поверьте, что в каждом из нас живет примерно три килограмма микроорганизмов», — рассказывает Маткевич. Лишь сравнительно недавно ученые занялись более тщательным изучением микробного сообщества, или микробиоты, обитающей в наших организмах. Оказалось, что наших маленьких сожителей насчитывается более 500 видов. И большая часть, около 90%, — так называемая облигатная микробиота, микроорганизмы, обязательные для нашего существования. Чуть больше 9% — факультативная группа микробов, которая пребывает в нашем теле по разным причинам, и меньше 1% — вирусы, простейшие и грибы — случайная микробиота, временно попавшая куда не надо. И если раньше считали, что есть пара видов полезных бактерий, типа лакто— или бифидобактерий, а остальные — паразиты, от которых нужно всячески избавляться, то сейчас микробиоту уже уважительно называют еще одним органом человека, а симбиоз макроорганизма и микробиоты — эволюционным решением многих физиологических задач.

Оказалось, что микробы выполняют такое множество функций в организме, что нам без них не жить. Они участвуют в синтезе аминокислот, витаминов, биогенных аминов, гормонально активных веществ, антиоксидантов, в регуляции липидов и холестерина, в регуляции давления. Они принимают участие в расщеплении некоторых трудно перевариваемых веществ, в частности целлюлозы, они выделяют вещества, которые способны обезвреживать патогенные микроорганизмы.

Плохие и хорошие микроорганизмы находятся в постоянном антагонизме. Если человек здоров — значит, «наши» победили и у большинства консенсус с меньшинством. Изменение сил в пользу вредных бактерий может повлечь за собой так называемый дисбактериоз и, как следствие, различные заболевания. «Вы вышли в холод и дождь, продрогли — это вызвало так называемый кортизоловый стресс, — приводит пример Маткевич. — А он, в свою очередь, так повлиял на состав микрофлоры, что условно патогенные бактерии размножились и дали то болезненное состояние, которое мы называем простудой». На состав микрофлоры может влиять ряд причин: адреналиновый стресс (после увольнения, к примеру), изменение гормонального фона, характер питания.

«Я стал искать связь с эффектами, которые наблюдались у пациентов, — рассказывает Маткевич. — И находил, как уже доказанные факты, так и гипотезы. К примеру, я склоняюсь к мысли, основанной на научных публикациях, что аллергические реакции могут вызывать так называемые гистаминпродуцирующие микроорганизмы (гистамины — вещества, которые вызывают мышечный спазм). Если эти бактерии поселяются на слизистой бронхов, они вполне могут вызывать бронхиальный спазм. Кстати, гистаминпродуцирующей является и знаменитая бактерия Helicobacter pylori».

Есть микроорганизмы, вырабатывающие вещества, мишенью которых становятся клетки надпочечников, и те в качестве ответной реакции начинают производить свое вещество, приводящее к спазму сосудов и повышению артериального давления. Этим может объясняться тот факт, что давление может скакать, несмотря на принятые препараты, снижающие давление.

Токсины грибов рода Сandida, обычно проживающих в толстой кишке, а при массовом размножении захватывающих новые территории — ротовую полость и мочеполовую систему, — могут поражать инсулинпродуцирующие клетки, что является одной из причин диабета.

Вооружившись новыми знаниями, Маткевич решил, во-первых, модифицировать раствор, чтобы использовать его по новым показаниям. Он добавил в него микроэлементы и витамины, которые ни к чему при отравлениях, зато важны для нормализации микрофлоры. «Как действует раствор? Во-первых, он довольно легко вымывает основную массу плохой микрофлоры, которая, по счастью, “болтается” в полости кишечника, в отличие от хорошей, которая любит плотно прикрепиться к слизистой кишечника. Во-вторых, раствор корректирует водно-электролитный состав плазмы крови: нужные элементы поступают в кровь, ненужные выводятся наружу через кишечник, нормализуется кислотно-щелочной баланс. В-третьих, он благотворно воздействует на полезную микрофлору (в частности, в отличие от других средств со щелочной средой этот раствор имеет слабо кислую среду, которая благотворно действует на здоровую флору и подавляет большинство болезнетворной). В-четвертых, восстанавливает проницаемость кишечного барьера, чтобы в кровь попадали только нужные вещества и не попадали ненужные». Эти механизмы приводят к нормализации и улучшению работы многих систем и органов.

Три литра за три часа

Кроме идеальной рецептуры для раствора Маткевич разработал методику его применения. В 1997 году они с приятелем создали кооператив, в котором использовали эту методику с выездом к пациентам на дом. Но через два года кооператив закрыли (было запрещено оказывать медпомощь на дому, нужно было перерегистрировать ООО), и Маткевич стал подрабатывать со своей методикой в различных медицинских центрах. Налаживая работу в одном центре, переходил в следующий. А два года назад к нему пришел молодой человек Василий Погромов, которому о методике рассказал отец — профессор, руководитель отделения гастроэнтерологии в ММА им. Сеченова. Сам Василий тоже медик. Он предложил организовать компанию, которая будет продвигать раствор и методику в различные медучреждения. «Прелесть создания такой компании состояла в том, что первоначальные вложения были весьма невелики — около 50 тысяч долларов, невелики и накладные расходы. Курьер доставляет раствор, который нам по заказу делают на одном из фармпредприятий Москвы, в медицинские центры на легковой машине, — рассказывает Погромов. — Деньги в основном пошли на создание сайта, семинары для врачей». Компанию назвали «СПА-Эфференс», а Василий стал ее гендиректором. Первыми партнерами стали знакомые медики, работающие в медицинских центрах или возглавляющие их. Главный врач медицинского центра «Городской курорт» Сергей Виноградов говорит, что уже год работает со «СПА-Эфференс». На базе ее методики составлено несколько различных комплексных программ очищения организма. «Мы используем ее для преодоления последствий антибиотикотерапии, в программе коррекции веса, при нарушении стула, при повышенном холестерине. Этот метод хорош для коррекции состояния людей, которые по долгу службы или по зову сердца нагружают печень алкогольными напитками. Еще одно наблюдение: скандальная климактеричная дама, принимавшая раствор от дисбактериоза, избавилась от неприятных проявлений изменения гормонального фона — приливов, потливости, высокого давления, раздражительности, а заодно скинула четыре килограмма. Еще один пациент за одиннадцать процедур избавился от пивного живота весом одиннадцать килограммов», — рассказывает Виноградов.

По его словам, средний курс составляет семь-девять процедур, во время каждой из которых пациент в течение трех часов выпивает примерно три литра раствора, причем делает это под наблюдением врача и по часам. Процедура недешевая, признает Виноградов, в комплексе с анализами и УЗИ такой курс может стоить 45 тыс. рублей, но, по его мнению, она того стоит и пользуется спросом. Она физиологичная, безболезненная, может в принципе заменить несколько процедур, таких как промывание желудочно-кишечного тракта, очистку крови и печени, и приводит к очень хорошим результатам. Главный врач санатория «Алтайский замок» Лариса Тарыжкина считает, что эта методика эффективна в лечении гастроэнтерологических и дерматологических больных, способствует улучшению всех обменных процессов в организме.

За неполные два года у «СПА-Эфференс» появилось более 40 партнеров, причем не только в Москве, но еще в нескольких городах России. Оборот компании, о котором Погромов говорить не склонен, вырос на второй год работы на 60%. «В этом году с учетом влияния финансового кризиса рост составит всего 35 процентов, — говорит Погромов. — Но мы считаем, что у нас неплохие перспективы. В этой области трудно просчитать рынок, но мы знаем о высокой мотивированности населения на подобную процедуру». Выйдя на запланированный в компании оборот, «СПА-Эфференс» будет снижать цены, чтобы привлечь еще больше пациентов, желающих общаться со своим микробным консорциумом по-научному и тем самым избавляться от целого ряда болезней.

Портал «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru
19.11.2008

Читать статьи по темам:

внедрение высоких технологий микрофлора наука в России разработка препаратов Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Инновации: взгляд из Академгородка

Президент Д.А. Медведев обнародовал на днях свое неприятное открытие: огромные государственные средства, отпущенные за последние годы на цели становления инновационной экономики, потрачены впустую. Надо срочно принимать «все необходимые управленческие решения как на уровне госкорпораций, так и на уровне малого и среднего бизнеса». Но какие же именно решения необходимы?

читать

Постгеномные биотехнологии

Программа развития фармотрасли предполагает, что к 2020 году должно быть создано около 200 отечественных лекарственных препаратов. Несколько десятков из них должны быть инновационными средствами нового поколения. Создание такого рода препаратов является основной задачей отдела постгеномных биотехнологий Института общей генетики РАН.

читать

Нанобиотехнологии 2008

I Междисциплинарный Симпозиум «НАНОБИОТЕХНОЛОГИИ 2008» состоится 29 октября в ММА им. И.М. Сеченова.

читать

Российскому фармбизнесу нужен посевной фонд

Олег Корзинов, руководитель инновационного отдела ЦВТ «ХимРар»: «Почему бы Российской венчурной компании не создать посевной фонд в сфере живых систем?»

читать

Российские биочипы для медицины и фармакологии

Участники Международного экспертного совещания «Результаты участия российских ученых в международном научно-техническом сотрудничестве по проблем медицины и фармакологии»отметили высокий научный потенциал России в области медико-биологических и фармакологических исследований и наличие высококвалифицированных кадров.

читать