Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Стремительно меняющаяся онкология

Среда обитания
Денис КУРОВ, «Движение против рака» – специально для OPEC.RU

Вырастить, чтобы убить

Ученых давно интересовало, почему возникает тот или иной вид рака и как на него можно воздействовать, не разрушая здоровые клетки организма. Миллиардные инвестиции, колоссальная научная база, больше двух десятков лет работы… Современные препараты для лечения онкологических заболеваний имеют принципиальные отличия от тех, что появились на рынке в 1970-е годы.

Рак молочной железы является основной причиной смерти от онкологических заболеваний у женщин. Больные РМЖ с положительным HER2 статусом имеют плохой прогноз и низкую выживаемость (1-2 года с момента постановки диагноза), в том числе потому, что опухоль с положительным HER2 статусом не реагирует на традиционные линии химиотерапии. Заболеванию особо подвержены женщины в репродуктивном возрасте.

Смертность от РМЖ за последние 8 лет:

в России увеличилась на 13 %,
в США уменьшилась на 23 %,
в Англии уменьшилась на 20 %.

Как выключить рецептор

В течение многих лет ученые они пытались определить на конкретном виде опухоли нарушения в органе, на которые можно подействовать. К примеру, рак молочной железы – опухоль, возникающая из клеток одного вида. На поверхности этих клеток среди всех прочих встречаются рецепторы типа НЕR (рецептор эпидермального фактора роста человека). Начали их изучать, определили, что существует четыре типа рецептора, один из которых – НЕR2 (второго типа) – играет ключевую роль в жизнедеятельности нормальной клетки.Если «выключить» рецептор, клетка умирает.

Передача сигналов через рецепторы – средство общения клеток с внешним миром и наоборот. Клетки общаются, получают сигналы. Нормальные клетки находятся под прессом внешней среды, запретом на бесконтрольное размножение. Грубо говоря, иначе у человек росли бы не две, а четыре руки и так далее. Человеческий организм – саморегулирующаяся система, одни клетки умирают, другие рождаются.

– Если сравнить нормальную и опухолевую клетку, то, в принципе, ничем особым они не отличаются, – говорят в московском представительстве швейцарского фармацевтического концерна «Рош». – Но в опухолевой один «переключатель» вышел из строя. Опухолевые клетки теряют способность воспринимать сигналы извне, становятся неуправляемыми, у них только одна цель – размножаться.

Найти и уничтожить

«Рош» первой создала препараты на основе так называемых моноклональных антител. Компания спонсировала многолетние и дорогостоящие исследования, в частности, по изучению молекулярных механизмов развития заболеваний. Например, разработка таких препаратов, как мабтера и герцептин (также известен как трастузумаб) заняла около 25 лет.

Эти моноклональные антитела сами находят определенный вид раковой клетки, присоединяются к ней и разрушают. Они же могут нести в себе радиоактивную молекулу, которая направит излучение прямо в раковую клетку. Это называется таргетное воздействие (от английского «target» – цель). Антитела нацелены взаимодействовать только с определенными частями клетки – рецепторами, которые находятся на поверхности, словно маленькие антенны.

Сами антитела вполне нормальны для человеческого организма – большая их часть представляет молекулы иммуноглобулина, которые и так присутствуют в организме. Это белки, которые активизируются в момент иммунного ответа человеческого организма на возникновение чужеродного агента.

Что происходит? Моноклональное антитело для организма как бы родное, оно вызывает реакции на себя. Но в то же время оно как бы связывает рецепторы раковых клеток, что заставляет организм мгновенно воспринимать образование как сигнал тревоги. Возникает иммунный ответ, и опухоль уничтожается организмом. 

В чем принципиальное отличие препаратов нового класса? Традиционные химиотерапевтические препараты убивали, помимо опухоли, и нормальные клетки. Есть препараты, которые останавливают клеточный цикл на определенной стадии, и клетка разрушается. Но, к сожалению, они не отличают опухолевых клеток от здоровых… Отсюда нежелательные последствия на фоне проведения различных видов химиотерапевтического лечения.

Люди и мыши

Изучение и открытие моноклональных антител, которые останавливают рост опухоли, заняло у компании около 15 лет. «Когда начали работать над этой темой, еще не знали, к чему приведут изыскания», признаются исследователи. Еще около семи лет заняла разработка моноклонального антитела на основе человеческого и мышиного иммуноглобулина. В случае с герцептином – мышиного, который, с одной стороны, не отторгался организмом, с другой, - мог специфически взаимодействовать с НЕR2-рецепторами. В долгий эксперимент было вовлечено множество ученых по всему миру.

Затем начинается период доклинических исследований. После положительного результата начинаются клинические исследования – четырех этапа, жесточайше регламентированные правила. Наконец, после определения дозы препаратов наступает фаза изучения препарата специально для женщин, страдающих НЕR2-положительной формой рака молочной железы, на которую приходится до 20-30% всех опухолей данной локализации.

Риск как спасение

Кстати, участие в таком исследовании спасло жизнь Наталье Шестаковой – ныне члена инициативной группы «Движения против рака». Когда несколько лет назад у нее нашли этот вид онкозаболевания, ее отказались оперировать – было поздно. И Наталья согласилась участвовать в исследовании герцептина. Она излечилась, живет, помогает другим женщинам, оказавшимся в беде.

По результатам положительных испытаний препарат был зарегистрирован (в России – в 1999 году). После этого, в ходе послерегистрационной фазы, велось наблюдение за больными, получавшими препарат. Как и в случае с другими препаратами, все побочные эффекты, противопоказания, взаимодействия с другими лекарствами занесены в инструкцию.

Немножко любить себя

Сколько стоит лечение инновационными препаратами? Они дороги, потому что сложен сам процесс изготовления. К примеру, годичный курс герцептином – 1,8 млн. рублей. Цикл производства лекарства – примерно семь месяцев. Моноклональные тела выращивают наподобие кристаллов на культуре специальных клеток. Условия, упаковка, короткий срок годности – все это дает высокую стоимость и… жизнь.

– В связи с высокой стоимостью препарата до появления льготы в России объемы его продаж были незначительны, – говорят в компании. – С появлением госфинансирования, начиная с 2005 года, мы фиксируем значительный рост продаж. Абсолютно доказано: раннее адекватное назначение препарата может сохранить жизнь женщине и излечить ее от страшного заболевания. Среди участниц «Движения против рака» есть те, которых вовремя диагностировали и пролечили, хотя, по всем прогнозам, в случае отсутствия лекарства, их бы уже не было в живых.

Дойдя до этой темы, разработчики препаратов тут же начинают говорить о колоссальной важности ранней диагностики. Это, добавляют они, главная проблема России. Ведь бывают случаи, когда пациентки приходят к врачу уже в стадии разрушения ткани! Женщина сама должна проверяться, проходить маммографию (начиная с 35 лет, врачи советуют делать это всем женщинам ежегодно). Но не менее важен вопрос определения HER2-положительной стадии. Более того, HER2-положительная опухоль не реагирует на другие виды лечения. От традиционной химиотерапии, например, она становится более агрессивной, еще быстрее разрастается…

Если же говорить о метастатической форме заболевания (считается, таких от 10 до 12% во всем поле диагностированных опухолей), то самой эффективной комбинацией считается герцептин + доцетаксел (из группы препаратов - таксанов).

МММ – метод маленьких молекул

Ныне все фармацевтические компании идут в сторону разработки и производства препаратов таргетного воздействия.

– Онкология для многих фармацевтических компаний в последние годы становится приоритетной областью, – добавляют в «Роше». – Благодаря науке стала более ясной природа заболеваний, расшифрован геном человека, становится понятно, мутация каких генов к каким последствиям приводит, найдены сигнальные пути в организме… Сейчас развивается много препаратов так называемой группы малых молекул. Молекулы проникают внутрь клетки и связываются изнутри с HER2-рецептором. Таким образом, проявляется еще один механизм блокирования рецепторов.

Образно говоря, рецептор – как поплавок, верхняя часть которого ловит внешние сигналы. Герцептин прикрывает «поплавок» словно зонтиком, а малые молекулы «заныривают» внутрь клетки. Разрабатываются и другие препараты. Но ввиду того, что недостаточно точно исследована природа какого-то конкретного онкологического заболевания, пока нет возможности придать препаратам нацеленность, характерную для моноклональных антител.

Впрочем, на стадии разработки у корпорации много не узнаешь. Ее исследования – объект высшей степени секретности. О колоссальной работе, проделываемой компаниями, становится известно только в случае открытия и достижения. Так, «Новартис» имеет выдающийся препарат гливек для пожизненной терапии одного из видов онкозаболеваний. У «Пфайзера» на подходе инновационный препарат. Также к лидерам фармацевтики в области онкологическии относят «Санофи-Авентис», «Астра-Зенека»…

А что Россия? Если говорить о доклинической части и разработке препаратов, то Россия имеет весьма слабые позиции. Что же касается участия в клинических исследованиях, то здесь, наоборот, Россия – одна из лидирующих стран. Кстати, как показывает опыт с герцептином, у многих это становится единственным шансом выжить.

Портал «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru
11.03.2008

Читать статьи по темам:

биофармацевтика лечение рака разработка препаратов Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад