Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • RUSSIAN TECH WEEK
  • Vitacoin

Биотехнология Великобритании: рынок не простит отставания

«Для английских биотехнологий наступил переломный момент». Так считает сэр Крис Иванс, совладелец Neuropharm.

Вклад Великобритании в совершенствование медицинских технологий всегда был огромным. Страна может гордиться открытием двойной спирали ДНК, пенициллина, изобретением ультразвуковой диагностики и множеством других инноваций.

В основе грядущей технологической революции будут лежать биотехнологии – открытия в области генетики, которые определят лицо нынешнего века так же, как расщепление атома стало визитной карточкой века прошедшего. Промышленная биотехнология, обороты которой уже достигают 350 млрд фунтов, охватывает многие сферы, начиная от массового производства энзимов, гормонов и белков для использования их в качестве лекарственных препаратов, помогающих бороться с артритом или раком, до новых методов диагностики, позволяющих определять риск возникновения заболевания. Она обещает создать лекарства, корректирующие ваш личный генетический код, использовать генетические трансплантаты для исправления наследственных болезней и стволовые клетки для оздоровления поврежденного сердца или мозга. Научное и экономическое значение отрасли таково: Гордон Браун пообещал, что Великобритания будет занимать первое место в мире в области генетических исследований и исследований стволовых клеток.

Но с точки зрения одного из самых успешных предпринимателей в сфере биотехнологий, этой отрасли грозит серьезная опасность, способная подорвать ее работу.

Рынок не прощает отставания

Сэр Крис Иванс – один из самых колоритных персонажей в коммерческой биотехнологии. Он имеет столь тесные контакты с правительством, что оказался привлеченным к расследованию Скотленд-Ярда по делу, известному под названием «Титулы в обмен на пожертвования» (в 2006-2007 годах несколько видных деятелей Лейбористской партии подозревались в том, что продвигали в палату лордов людей, перечисливших на партийные счета крупные суммы. После завершения следствия обвинений никому предъявлено не было. – «Газета»). Он сумел нажить состояние, оцениваемое в 150 млн фунтов, и в течение 10 лет собрать и передать на научные исследования по изучению раковых заболеваний более $1 млрд. Сегодня он помогает внедрять инновационные методы борьбы с инфарктами и аутизмом.

Но он глубоко озабочен. «Для британских биотехнологий наступил переломный момент», – говорит сэр Крис. Мы беседуем с ним в его офисе поблизости от Полл-Молл. Его кабинет – настоящая пещера Аладдина, где выставлены его награды по регби, металлические научные инструменты, переливающиеся разными цветами образцы геологических пород. «Рынок 2008 года не простит нам отставания», – продолжает он.

В мае 1987 года ситуация была проще. Тогда будущий сэр Крис, настоящее имя которого Порт Тэлбот, носился по всему Кембриджу, стараясь основать свою первую компанию. Это был один из первых проектов в области биотехнологий. Компания Enzymatix, казалось, может совершить настоящую революцию. Применив энзимы капусты и компоненты яйца, ее сотрудники поставили на поток производство фосфолипидов, способных увлажнять легкие новорожденных младенцев. Это изобретение спасло жизни сотням недоношенных детей, хотя, будучи настоящими учеными, сэр Крис и его коллеги сначала проверили этот препарат на себе.

Однако Иванс полагает, что шансы на то, что появившееся сегодня принципиально новое изобретение станет панацеей в какой-то области, намного сократились. «Люди, работающие в нашей отрасли, понимают, что мы недостаточно быстро разрабатываем новые успешные продукты и выводим их на рынок, и это нас очень тревожит, – говорит он. – С другой стороны, акции биотехнологических компаний в последние два года постоянно падали, поскольку британские инвесторы уходили из этого сектора. Но совсем плохо стало, когда разразился кредитный кризис, из-за которого ушли последние инвесторы, не желающие больше рисковать».

Хотя в конечном счете этот процесс может послужить своеобразной прополкой, отделив компании-сорняки от добросовестных предприятий. Проблема заключается в том, что последние оказались без средств, которые необходимы для проведения исследований и создания новых лекарств.

В Европе работает около 1,4 тысячи частных биотехнологических компаний. Все они теряют в общей сложности до 2,5 млрд евро в год, и в половине из них запасы наличности не превышают годовой нормы.

Инвестиции в биотехнологии за последние четыре года сократились наполовину, и, по мнению сэра Криса, рынок испытывает недостаток в предпринимателях и банкирах, которые способны отличить энзимы от собственного локтя.

Лишь 10 лет назад сэр Крис основал Merlin, свою первую компанию венчурного капитала, чтобы помочь создаваемым проектам занять свою нишу на рынке. Сегодня он не участвует в исследовательских проектах на начальной стадии, поскольку только что созданные британские биотехнологические компании нуждаются в деньгах и борются за существование.

Не всякий перейдет «долину смерти»

Между лабораторией, где исследования обычно финансируются правительством, и первыми струйками поступающего коммерческого финансирования образовалась «долина смерти», как называют ее ученые. Способ, состоящий в привлечении средств в кругу семьи, у друзей и венчурных предпринимателей, который раньше помогал университетским исследователям, а затем подразумевал выход на фондовый рынок, по мнению предпринимателя, больше не работает. Вместо этого происходит процесс скупки в зародыше биотехнологических проектов со стороны гигантских фармацевтических компаний.

Для крупных компаний такой подход в отношении лекарственных препаратов, уже лицензированных для использования на рынке, оказался более эффективным, чем проведение собственных разработок. До половины всех недавно запатентованных средств – это продукты биотехнологиии, и лишь 12% патентов выдаются на продукты хорошо финансируемых, но низкоэффективных исследовательских работ, проведенных в лабораториях компаний. Впрочем, это не значит, что крупные компании – это белые рыцари отрасли. По мнению сэра Криса, они подвержены штормовым ветрам, как и все другие корабли, но только у больших компаний больше спасательных шлюпок, чем у других.

Судьба одного изобретения показывает, как политика может обречь на неудачу вполне перспективные разработки. Несколько лет тому назад сэр Крис помог создать UK Stem Cell Foundation – благотворительную организацию, которая должна была продвигать инновационные методы лечения, например, использование стволовых клеток костного мозга при лечении инфарктов миокарда. «Нам удалось собрать более 12 млн фунтов наличными. Мы нашли 10 хороших проектов, 4 из которых были одобрены», – вспоминает он. Однако министерство финансов настояло на том, чтобы правительственная поддержка оказывалась лишь через Совет по медицинским исследованиям (The Medical Research Council), что явно нарушало принцип Холдейна, по которому ученые, а не министры или чиновники должны определять, в какую именно область должны идти средства, выделяемые на научные исследования.

Реализация проекта застопорилась, к тому же сэру Крису пришлось уйти с занимаемой им должности после его ареста, когда полиция начала следствие по делу «Титулы в обмен на пожертвования». В июле 2007 года королевская прокуратура сочла, что у нее нет достаточных оснований для того, чтобы передать дело в суд. Однако сэр Крис по-прежнему является подследственным: на этот раз со стороны отдела по борьбе с крупным мошенничеством, который рассматривает жалобы бывшего подчиненного сэра Криса на то, что часть фондов Merlin исчезла. Он постоянно заявляет о своей невиновности, однако дело растянулось на много лет.

Другая фирма, в которую он инвестировал средства, компания ReNeuron доктора Джона Синдена в Гилфорде, также утонула в бюрократической волоките. В ее лабораториях был найден способ массового производства клеток нервной системы путем клонирования стволовых клеток эмбриона человека, что фактически создавало неограниченное число запасных нервных волокон для замены поврежденных. Впервые приступая к лечению серьезной болезни с помощью нейронов, полученных из стволовых клеток, компания надеялась в начале 2006 года с их помощью излечить 30 пациентов после перенесенного ими инфаркта. Однако компания до сих пор ждет разрешения от Федерального агентства США по контролю за продовольствием и медикаментами (FDA).

«ReNeuron сделала все, что было в ее силах, и в течение 10 лет была безусловным лидером в области лечения взрослых нейронами, полученными из эмбриональных стволовых клеток, – говорит сэр Крис. – Но сегодня мы находимся на той стадии, когда наши стабильные нейроны просто складируются, тогда как мы ждем решения FDA».

Обеспокоенная отсутствием какого-либо решения, ReNeuron обратилась к властям Австралии и Великобритании с просьбой ускорить использование стволовых клеток, которые также могут применяться в лечении слепоты, синдромов Хантингтона и Паркинсона.

Однако не все новости плохие. Сэр Крис очень надеется на компанию Neuropharm в городе Лезерхед, которая исследует аутизм. Но аутизм – это всеобъемлющий термин, который применяют к целому ряду заболеваний, поэтому создание единственного метода лечения вряд ли возможно.

Однако не похоже, чтобы лекарственные препараты, известные как селективные ингибиторы обратного захвата серотонина, к которым относится, например, прозак, противодействуют однообразному, так называемому ритуальному поведению, высокой тревожности и перепадам настроения. Продолжая свои разработки в Нью-Йорке, Neuropharm создала селективный ингибитор обратного захвата серотонина нового поколения, применяемый в малых дозах. По словам сэра Криса, он прекрасно себя показал в аутичных детях и был быстро зарегистрирован FDA. Теперь они готовятся выпускать препараты для лечения синдрома ломкой Х-хромосомы, обсессивно-компульсивного расстройства, синдрома Ретта.

Страсть к риску

Если сэру Крису и удалось что-нибудь доказать, так это тот факт, что можно делать деньги и одновременно помогать людям. Об этом свидетельствует, например, его коллекция спортивных автомобилей, в которую вошли Ferrari и Aston Martin. Он любит быстрые машины и рискованный бизнес, и одно не противоречит другому. Он рассказывает о том, как в начале 1990-х годов, когда он ехал по Mill Lane в Кембридже, на своем красном коне чуть было не сбил Стивена Хокинга, который неизвестно откуда появился. Он качает головой: «У меня до сих пор мурашки бегут по телу».

Роджер Хайфилд, The Daily Telegraph, 16.05.2008
Перевод: «Газета»

Читать статьи по темам:

биотехнология кризис Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

О чём «поют» молекулы?

Многие отечественные разработки в области «нанобио» зачастую не только не уступают зарубежным аналогам, но и в чём-то их превосходят. К таким, например, относятся технологии, созданные учёными из лаборатории нанобиотехнологии Института биомедицинской химии РАМН. Одна из их разработок основана на регистрации звуков молекул.

читать

ЕвразияБио-2008

24-25 апреля 2008 года в Москве состоится Первый Международный Конгресс «ЕвразияБИО-2008».

читать