Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • vsh25
  • Vitacoin

Ideon: история успеха

Тройная спираль по-шведски
Дмитрий Миндич, «Эксперт»  №35-2011

Старейшему шведскому технопарку Идеон удалось создать 10 тысяч рабочих мест в наукоемком бизнесе. Это стало возможным благодаря переориентации сильного университета на потребности рынка, обеспечению доступа начинающих предприятий к дешевым деньгам и качественному консалтингу.

Если сопоставить истории успеха крупнейших инновационных центров Старого Света, можно отметить одну общую черту: все они возникли не от хорошей жизни. В полной мере это наблюдение подтверждает история Идеона – старейшего и самого крупного технопарка Швеции, который расположен на юге страны в городе Лунде (провинция Сконе). Швеция одной из первых в Европе ощутила последствия экономического бума в Юго-Восточной Азии и начавшейся деиндустриализации Европы. В конце 1970-х – начале 1980-х верфи в Мальмё – крупнейшие промышленные предприятия в Сконе – начали терять рынок под натиском конкурентов из Южной Кореи. Многие из них были закрыты. Провинция столкнулась с массовой безработицей.

В 1983 году команда молодых ученых из Университета Лунда, одного из двух крупнейших университетов Швеции, во главе с профессором химии Свеном-Тором Холмом предложила руководству университета, муниципалитету Лунда и губернатору Сконе построить в городе технопарк, который мог бы помочь в создании новых рабочих мест в наукоемких отраслях. Если бы такое предложение прозвучало пятью годами ранее, от доктора Холма отмахнулись бы, как от безответственного прожектера. Это сегодня в мире действует свыше трех тысяч технопарков, а тогда их было всего восемь. В Скандинавии их не было вовсе – о технопарках разве что поговаривали в университетской среде, да и то редко. Но кризис заставил руководителей университета и власти региона пойти на нестандартный шаг – и в сентябре 1983 года был заложен фундамент первого корпуса технопарка, а несколькими месяцами спустя его резидентами стали первые две начинающие фармацевтические компании.

Сегодня результаты Идеона впечатляют даже скептиков: за 28 лет, прошедших со дня его открытия, здесь создано более 10 тыс. рабочих мест в наукоемких компаниях. Здесь размещено 280 компаний, в которых работает 3 тыс. сотрудников.

Лишь 15% из них специализируются на консалтинге и сервисе. Остальные – это компании, реализующие проекты в области ИКТ, фармацевтики, биотехнологий и «зеленых» технологий. Через три года после создания здесь выживает более 80% наукоемких стартапов, тогда как в среднем по Западной Европе хорошим показателем считается 60%. «Нужно учитывать, что одно новое рабочее место в хайтеке создает три рабочих места в сервисных отраслях – консалтинге, такси, ресторанах и так далее», – говорит Свен-Тор Холм.

Сегодня основатели Идеона объясняют успех своего детища стечением благоприятных обстоятельств. Благодаря удачному старту, а также тому, что это был первый опыт создания технопарка в Скандинавии, Идеону быстро удалось создать сильный бренд, который привлекает как новые проекты, так и инвесторов. «Бренд Идеона сильно облегчает жизнь нашим резидентам. Гендиректор созданного вчера предприятия может запросто позвонить руководителям Ericsson и сказать: алло, беспокоят из компании Идеона», – рассказывает Свен-Тор Холм. Структура собственников имущества технопарка практически не менялась за все время его существования, благодаря чему в Идеоне удалось создать устойчивую и эффективную систему управления (в управляющей компании работает всего 12 сотрудников, так как многие функции переданы на аутсорсинг). Пример Идеона быстро убедил шведских политиков в эффективности технопарков для развития национальной экономики, благодаря чему в стране была создана финансируемая государством система поддержки инновационного бизнеса. Сегодня технопарк использует эту систему на сто процентов.

Однако решающее значение для успеха Идеона имела постоянная поддержка со стороны государства, университета и крупного частного бизнеса и взаимодействие с ними – та самая «тройная спираль», о которой сегодня много говорят как о необходимом условии эффективной работы инновационной системы. Правда, когда Идеон создавался, этот термин еще не был введен в оборот, а сама «тройная спираль по-шведски» имеет ряд уникальных черт, которые, собственно, и обеспечивают ее эффективность.

Технопарк культуры и отдыха

В том, что университет сыграл решающую роль в развитии как Лунда, так и технопарка Идеон, убеждаешься, как только въезжаешь в город. На 100 тыс. постоянных жителей Лунда приходится 40 тыс. студентов. Собственно, точно определить, где заканчивается город и начинается университетский кампус, невозможно – первые университетские здания находятся в сотне метров от расположенного в самом центре древнего романского собора, а затем университетские корпуса простираются далее на северо-восток, занимая примерно четверть городской территории. Идеон находится по другую сторону узкой улочки от корпусов университетских Школы экономики, Технологического университета, Химического центра, Экологического центра и Биомедицинского центра. Сегодня среди резидентов Идеона практически невозможно найти компанию, которая не была бы связана с университетом – происхождением, сотрудниками или деловыми контактами.

Хотя университет и стоял у истоков технопарка, университетское руководство никогда не стремилось активно участвовать в управлении Идеоном и уж тем более вступать с ним в какие бы то ни было имущественные отношения. В любых принятых на себя обязательствах университет видел угрозу собственной автономии. Лишь однажды, в начале 1990-х, университет был вынужден поступиться принципами, когда очередной кризис, затронувший шведскую финансовую систему и рынок недвижимости, привел к банкротству девелоперской компании – совладельца недвижимого имущества Идеона. Разработанный властями Сконе совместно с крупнейшим региональным банком план спасения Идеона предусматривал, что университет получит льготный кредит на выкуп имущества технопарка и доли в его управляющей компании. Впрочем, при первой же возможности университет с этими активами расстался – в 2006 году его доля была продана девелоперской компании Wihlborgs Fastigheter AB.

Несравненно более важную роль играли и играют отношения между компаниями – резидентами Идеона и университетской профессурой. С одной стороны, профессора часто работают по заказу резидентов технопарка, что неудивительно, поскольку многие проекты Идеона возникли в стенах университета. С другой стороны, ведущие специалисты НИОКР-подразделений резидентов технопарка и расположенных поблизости лабораторий гигантов хайтека регулярно привлекаются к преподаванию в университете. Важно, что речь обычно идет о личных неформальных контактах, которые были бы невозможны, если бы технопарк и НИР-подразделения крупных компаний не находились в шаговой доступности от университета.

Коммерциализацию университетских разработок значительно облегчает то обстоятельство, что, согласно шведскому законодательству, созданная на бюджетные средства интеллектуальная собственность целиком и полностью принадлежит исследователю,
 а не университету или государству. «Наши соседи из Дании какое-то время назад решили изменить эту систему и сделали правообладателем государство. Реформа оказалась разрушительной для их инновационной системы. Университеты не имеют ни малейшего представления о том, как превратить свои разработки в деньги», – говорит Свен-Тор Холм.

Наука продавать

За 28 лет существования технопарка значение университета как источника новых бизнес-идей и кадров для приходящих в технопарк проектов заметно возросло. Начиная с 1980-х правительство Швеции стало последовательно реализовывать курс на превращение университетов из чисто исследовательских в предпринимательские. «Чтобы сформировать постоянный поток проектов, во всех университетах страны была создана система сугубо практического предпринимательского образования. Студентам не рассказывают о предпринимательстве, их учат быть предпринимателями. Чтобы запустить такие программы, пришлось привлечь в качестве преподавателей много людей с практическим опытом со стороны. Сначала эти курсы читали профессора, но кому это было нужно?» – рассказывает Свен-Тор Холм.

Сегодня шведские университеты получают бюджетное финансирование на выполнение трех равнозначных функций: обучение студентов, проведение исследований и распространение знаний. Последняя задача предусматривает не только и не столько популяризацию научных знаний, сколько их коммерциализацию. Поэтому количество выведенных на рынок университетских разработок непосредственно влияет на объемы получаемого университетом финансирования из госбюджета. Все это вынудило Университет Лунда создать собственную систему коммерциализации разработок, включающую в себя офис трансфера технологий, структуры, оказывающие консультативную поддержку стартующим проектам, а также собственный бизнес-инкубатор, который работает под крылом Идеона.

В Университете Лунда связи между естественнонаучными факультетами и крупными корпорациями всегда были сильны. Однако руководство университета попыталось найти возможности для развития связей и с малыми предприятиями, а также для коммерциализации знаний даже в тех областях исследований, где это, казалось бы, невозможно в принципе.

«На самом деле такой подход никогда не был традиционным для шведских университетов, точно так же, как и для русских, – говорит Свен-Тор Холм. – Работая с малыми предприятиями, вы никогда не сделаете академическую карьеру. Они не инвестируют в долгосрочные исследования. Им нужен продукт уже сегодня, пусть они будут использовать для этого технологии вчерашнего дня. Такие предприятия могут использовать практически любые знания, но проблема в том, что они, как правило, не знают, что может предложить им университет».

Для решения этой задачи Университет Лунда запустил программу «Эксперт по найму». «Программа охватила все факультеты, в том числе гуманитарные. И когда спрашиваешь у сотрудников университета, есть ли у них что-нибудь, что они могли бы продать, люди часто отвечают: это интересно, у нас никто никогда ничего подобного не спрашивал, теперь мы понимаем: то, что мы делаем, имеет экономическую ценность», – рассказывает доктор Холм.

Например, приводит пример Свен-Тор Холм, в результате грядущего расширения Идеона будет затронута территория одной из деревень, прилегающая к городу. «Я спросил менеджмент девелоперской компании, которая занимается этим проектом: а что вы знаете про эту деревню? Они сказали: мы знаем только то, что собираемся строить на этом месте. Тогда я пришел на исторический факультет и спросил у них то же самое. Они ответили: “Мы знаем про эту деревню все. У нас есть фотографии ее жителей начиная с 1880-х годов, у нас есть рецепты блюд, которые тогда в ней готовили, у нас записаны устные истории о многих ее жителях. Мы знаем все об истории сельского хозяйства, деревень и ферм в этом регионе”. И когда я сообщил все это девелоперу, мне сказали: “Мы хотели бы заказать им книгу об этой деревне”, – рассказывает Свен-Тор Холм. – Кроме того, у истфака есть записи народных песен, сделанные в 1920-е годы не на пленку, а еще на проволоку. Они оцифровали их и сделали из них рингтоны для мобильных телефонов, которые пользуются большим спросом».

Как установить связь с Ericsson

Не менее значимую роль в судьбе Идеона сыграл крупный частный бизнес. Начать с того, что технопарка могло бы и не быть, если бы в 1983 году команда проекта и власти региона не убедили основателя IKEA Ингвара Кампрада войти в состав совета директоров Идеона и инвестировать в него 1 млрд крон. Сегодня семья Кампрада через группу IKANO владеет одной из двух девелоперских компаний, которым, собственно, и принадлежит недвижимое имущество технопарка и его управляющая компания.

Технопарк – в буквальном смысле слова промежуточное звено между университетом и крупными корпорациями. С запада и юга его здания окружены университетскими корпусами, а с востока и севера – НИОКР-центрами корпораций AstraZeneca, Garbor, Ericsson, Tetra Pak и десятка других компаний поменьше.

Решающее значение для привлечения R&D-подразделений высокотехнологических корпораций в Лунд имели репутация университета и инициативность местных властей. В этом отношении показательна история SonyEricsson. В начале 1980-х Ericsson не рассматривал мобильную связь как приоритетное направление развития бизнеса, поэтому команда из 16 специалистов, занимавшаяся этими разработками, стала отдельной исследовательской группой. Губернатор Сконе и основатели Идеона убедили корпоративных боссов разместить ее в только что созданном технопарке.

С точки зрения крупных российских компаний, это решение Ericsson было чистой воды благотворительностью. Компания не только не получила никаких льгот, но и согласилась платить за аренду на 20% больше стандартной рыночной ставки. «Нам нужны были деньги для инвестиций, а также для поддержки начинающих компаний, у которых было мало средств», – говорит профессор Холм. Кроме того, компания за свой счет установила в технопарке коммутатор, так что Идеон получил бесплатную телефонную связь. «В Ericsson понимали, что они крупная корпорация и поэтому несут определенную ответственность. Это особенность менталитета нашего крупного бизнеса», – объясняет подобную щедрость Свен-Торн Холм.

История партнерства Идеона и Ericsson имела счастливое продолжение: в 1980–1990-х годах переехавшая в Лунд исследовательская группа, состоявшая из горстки сотрудников, разрослась в огромное НИОКР-подразделение, специализирующееся на разработке софта и оборудования для сотовой связи. Сегодня Ericsson и его СП с Sony – одни из крупнейших работодателей для выпускников Университета Лунда, а также локомотив развития ИКТ-проектов в Идеоне. Значительная доля ИКТ-компаний, работающих в Идеоне, либо сами являются «дочками» телекоммуникационного гиганта, либо участвуют в совместных с ним разработках. Так, в частности, появился используемый во всем мире стандарт беспроводной связи Bluetooth.

То же самое можно сказать о биотехнологиях и фармацевтике – в немалой степени их развитие в технопарке Лунда было связано с присутствием в городе центров НИОКР таких фармацевтических компаний, как AstraZeneca и Pharmacia. Сегодня в Лунде работает выделившаяся из Pharmacia после ее поглощения Pfizer компания Active Biotech, которая специализируется на разработке лекарств в области онкологии и иммунологии. В свою очередь, крупные фармацевтические корпорации привлекает доступность квалифицированной рабочей силы, а также близость к мощным университетским научным центрам в области медицины, биологии и химии. В частности, в Лунде расположена крупнейшая в стране университетская клиника и университетский Биомедицинский центр, в котором работает более 700 исследователей. Кроме того, дополнительным стимулом стала успешная деятельность технопарка и созданной вокруг него системы коммерциализации научных разработок.

Гипермаркет услуг

Если говорить исключительно об инструментах поддержки, доступных размещенным в технопарке Лунда компаниям, то ничего уникального в них нет. Это бизнес-инкубаторы, предоставляющие начинающим инновационным компаниям офисы, лаборатории и услуги по ведению и развитию бизнеса, система бизнес-тренинга для таких проектов, сеть институтов финансовой поддержки. На ранних стадиях развития проекты привлекают главным образом государственные гранты, на стадии роста первую скрипку начинают играть частные инвестиции. В целом все как у всех – примерно по такой же схеме систему поддержки проектов пытаются организовать в большинстве инновационных центров мира, в том числе в российских.

Поражает другое – плотность сети созданных внутри и вокруг Идеона организаций, занимающихся поддержкой начинающих технологических предприятий. На первый взгляд она даже может показаться избыточной. Идеон можно сравнить с гипермаркетом сервисных и финансовых услуг, где любая начинающая компания сможет найти себе подходящую именно для нее программу поддержки.

Начнем с бизнес-инкубаторов и услуг по развитию бизнеса. Помимо двух бизнес-инкубаторов, созданных самим технопарком, – Ideon Innovation и специализированного инкубатора для проектов в области биотехнологий Ideon Bioincubator – в структуре технопарка также работает студенческий бизнес-инкубатор VentureLab, который финансируется университетом. Отдельного внимания заслуживают работающие в Идеоне негосударственные некоммерческие организации, объединяющие крупный бизнес и муниципалитеты. Такие организации существуют во многих развитых странах, но, пожалуй, нигде они не играют столь значимой роли, как в Швеции.

Так, под крылом технопарка работает бизнес-инкубатор LIFT, учрежденный Центром поддержки предпринимательства Лунда. Такие центры есть в 200 из 290 муниципалитетов Швеции, и созданы они не государством, а по инициативе НКО «Общество и рабочие места», учрежденной в середине 1980-х бывшими топ-менеджерами Volvo. Половина бюджета организации формируется из добровольных взносов крупного бизнеса, другую половину вносят муниципалитеты и бизнес-объединения. Основная задача организации – развитие предпринимательства в Швеции и решение проблем занятости. За время своего существования «Общество и рабочие места» оказало содействие в открытии более 190 тыс. малых предприятий.

Еще одна организация такого рода – CONNECT. Она помогает создаваемым в Сконе технологическим предприятиям в разработке бизнес-плана и «упаковке» проекта, организует встречи с инвесторами (как с крупными компаниями, так и с частными венчурными капиталистами), а также оказывает юридические, аудиторские и консалтинговые услуги. И все это бесплатно. Сеть CONNECT объединяет все крупнейшие муниципалитеты и университеты Сконе, а также присутствующие в регионе крупные промышленные и сервисные компании и банки, в том числе Volvo, AstraZeneca, Preab, Swedbank.

Инновационная опека

Пожалуй, одно из ключевых ноу-хау шведских бизнес-инкубаторов – система персонального наставничества. Каждый проект, ставший резидентом бизнес-инкубатора, получает персонального наставника, который в режиме ежедневного общения помогает начинающим предпринимателям в разработке маркетинговых стратегий, системы управления компанией, стратегии управления интеллектуальной собственностью. Причем работа с наставником – обязательное условие размещения проекта в инкубаторе. Тренеров резидентам бизнес-инкубаторов предоставляют сразу несколько организаций: государственная компания Teknopol, университетский офис трансфера технологий LU Innovation, упоминавшийся выше CONNECT. За редкими исключениями услуги бизнес-тренеров субсидируются государством или общественными организациями, поэтому резиденты Идеона получают их бесплатно.

«Привлечь на работу такое количество хороших бизнес-тренеров не так-то просто. В основном это люди, по двадцать-тридцать лет проработавшие в крупных компаниях, например в Tetra Pak или Ericcson, которые устали от такой работы. Им интересно поработать с молодыми людьми и молодыми компаниями. Зачастую эти же тренеры выступают в роли бизнес-ангелов, то есть инвестируют собственные деньги в курируемые ими проекты», – рассказывает генеральный директор управляющей компании Идеона Томас Мёллер.

Как правило, тренеры работают на постоянной основе, однако в случае необходимости привлекаются и сторонние консультанты. Это привлекательная работа – бизнес-тренеры получают зарплаты и гонорары, сопоставимые с зарплатами в частном бизнесе. «Число консультантов и тренеров – это исключительно вопрос денег. Все зависит от понимания со стороны правительства, что успешный запуск проектов бизнес-инкубаторов требует определенных затрат», – говорит Свен-Тор Холм.

Действующая в Идеоне сеть институтов, занимающихся финансовой поддержкой и инвестициями в инновационные проекты, отличается не меньшим разнообразием. На самой ранней стадии, когда речь идет лишь о перспективной идее, проект может претендовать на получение государственных или университетских грантов, а также специальных грантов на «проверку» идеи. Далее, для открытия бизнеса команда проекта может обратиться за так называемым условно-возвратным кредитом до 5 тыс. шведских крон, который выделяет государственное агентство поддержки инновационного предпринимательства Innovationbron («Инновационный мост»). Если стартап встает на ноги, то он возвращает кредит с небольшими процентами. Если новорожденное предприятие терпит неудачу и ликвидируется, то оно не возвращает ничего, при этом на команду проекта не налагается никаких санкций. По словам Томаса Мёллера, за все время реализации этой программы кредиты в полном объеме вернули более 80% компаний-получателей.

Нередко уже на стадии стартапа в проекты входят частные инвесторы – бизнес-ангелы. По словам Томаса Мёллера, сегодня в проекты Идеона инвестируют исключительно шведские инвесторы – как правило, это или ушедшие на покой топ-менеджеры крупных корпораций, или руководители успешных проектов, уже покинувших технопарк и отправившихся в свободное плавание.

На посевной стадии подключаются частные венчурные фонды, работающие с Идеоном, крупнейшие из них – Lumitec и Teknoseed (специализируется на посевных и венчурных инвестициях в проекты, университетов региона). Кроме того, в Лунде работают фонды из Дании и Норвегии.

«Если речь идет не о Восточном и Западном побережье США, везде есть дефицит частных инвестиций в инновационные проекты, – говорит Свен-Тор Холм. – В Швеции деньги можно получить только здесь, в Лунде, или в Стокгольме. Однако в Лунде задача облегчается тем, что это маленький город, в котором происходит много событий. Люди постоянно встречаются, говорят об исследованиях, которые они ведут, об инвестициях, которые они сделали. Поэтому создание посевного фонда Teknoseed я начал с того, что просмотрел список крупнейших налогоплательщиков города – его можно запросить у налоговых служб. Затем мы направили богатейшим жителям Лунда предложение: не хотят ли они инвестировать в посевной фонд и тем самым помочь развитию своего города? Я не ожидал, что «да» скажут 550 человек. Мы рассказали им о стратегии фонда – и она им понравилась. Они инвестировали не так много – около тысячи евро каждый. Я вхожу в совет директоров фонда, а возглавляет его губернатор Сконе. Единственная проблема – мне теперь сложно ездить на велосипеде за покупками: постоянно останавливают инвесторы, чтобы узнать, что я думаю по тому или иному вопросу».

Наконец, компании, вышедшие на стадию роста, могут претендовать на инвестиции из средств государственного инвестиционного фонда.

Работающие в технопарке институты поддержки регулярно устраивают встречи руководителей проектов с инвесторами. Такие презентации называются «трамплинами», и допускаются на них только проекты, с которыми уже поработали бизнес-тренеры. «Можно говорить как о конкуренции проектов за частные инвестиции, так и о конкуренции инвесторов за хорошие проекты. Все зависит от текущего состояния той или иной отрасли. В хорошие времена инвесторы звонят мне, в плохие я сажусь и начинаю обзванивать инвесторов. Сейчас хорошие времена для ИКТ, интернет-проектов и “зеленых” технологий и непростые – для медицинских и биотехнологий, особенно для разработчиков лекарственных средств», – говорит Томас Мёллер.

Экосистема против иерархии

Пожалуй, самое удивительное, с точки зрения российского менеджера или чиновника, что эта сложная сеть институтов поддержки, имеющих схожие задачи и разную подведомственность, никем не координируется сверху и при этом работает как слаженный механизм. Дело в том, что складывалась она постепенно и без какого-либо четкого плана – технопарк обрастал все новыми и новыми государственными, муниципальными и общественными институтами поддержки инновационного бизнеса, по мере того как государство и крупный бизнес все больше убеждались в необходимости такой поддержки. Более того, некоторые институты национального уровня, такие как правительственное агентство Innovationbron, зародились именно в Лунде. Прообраз «Инновационного моста» был создан в Сконе основателем Идеона Свеном-Тором Холмом и на первых порах действовал в масштабах региона. В середине 1990-х его наработки легли в основу общенациональной платформы поддержки коммерциализации знаний.

«В начале своего пути Идеон действовал в одиночку. Сегодня же я не могу назвать какого-то одного человека или организацию, которые были бы главными и отвечали за все, – говорит Томас Мёллер. – Это своего рода экосистема, которая сама себя регулирует. Мы все зависим друг от друга, именно поэтому она работает».

В подготовке статьи принимала участие Анна Никифорова.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
20.09.2011

Читать статьи по темам:

внедрение высоких технологий инновации Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Разработка и производство инновационных препаратов в России

Второй международный форум «Разработка и производство инновационных препаратов в России» (21-22 ноября 2011 г., Renaissance Moscow Monarch Centre Hotel, Москва).

читать

Высокие технологии 21 века: итоги форума

С 18 по 21 апреля 2011 г. в Экспоцентре на Красной Пресне прошел 12-й международный Форум «Высокие технологии XXI века» – уникальный выставочно-конгрессный проект инновационной направленности.

читать

Инновационный бизнес: три стороны медали

Конференция «Научная, технологическая и бизнес-экспертиза проектов: три стороны одной медали», прошла в Петербургском Научном центре РАН 25 апреля 2011. Посидели, поговорили, разошлись...

читать

Координация биомедицины

Основными направлениями работы координационного центра по биомедицине станут системная биомедицина, системная биофармацевтика, системная медицинская биоинформатика и промышленные биотехнологии.

читать

Географические кластеры и политика государства

политика географической концентрации — дело весьма рискованное, особенно когда речь идет о копировании «лучших образцов». Поэтому мы рекомендуем политическим лидерам отказаться от модели Кремниевой долины.

читать