Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin
  • БиоМолТекст17

Новые тенденции в Силиконовой долине и инновации

«Есть венчурные фонды, которые ранее были крупными, а сейчас перестали существовать»

Профессор Стэнфорда рассказал в чем секрет Силиконовой долины

Альберт Бикбов, Реальное время

На днях в казанском ИТ-парке с лекцией на тему: «Новые тенденции в Силиконовой долине и инновации» выступил профессор финансов и венчурного капитала Стэнфордской Высшей школы бизнеса Илья Стребулаев. Побывавшему на лекции экономическому обозревателю интернет-издания «Реальное время» Альберту Бикбову понравилось достаточно общее, а потому и доступное для широкой публики выступление лектора, которому позже удалось задать несколько вопросов.

Как одна долина дает 5,7% ВВП

Илья Стребулаев, который уже 13 лет является профессором одного из лучших вузов в мире, весьма интересный лектор. Хотя бы потому, что знает предмет читаемой им лекции глубоко изнутри, так как проживает и работает в самом эпицентре одного из самых креативных мест планеты. В своей достаточно общего характера лекции профессор Стэнфордского университета рассказал казанским предпринимателям о том, какую роль играет венчурный капитал в развитии инновационной экономики и в чем заключается феномен Силиконовой долины, ставшей символом высоких технологий и свободного предпринимательства.

Кремниевая (или Силиконовая) долина в Калифорнии является олицетворением слова «инновация» во всем мире. Здесь возникли такие корпорации, как Apple, Google, Twitter и тысячи других инновационных компаний, здесь же зарождаются самые коммерчески успешные идеи. Сегодня общий вклад Кремниевой долины в экономику США составляет 5,7% ВВП. Известная как родина самых рискованных, прорывных и впоследствии гиперуспешных брендов до 1970-х долина вмещала в себя лишь университетский кампус – знаменитый Стэнфорд. Стребулаев подчеркнул, что именно университет положил начало такому стремительному технологическому и экономическому росту в регионе, став поставщиком специалистов и разработок и создав вокруг себя полноценный экономический кластер.

Силиконовые клоны-покойники

Создать свой аналог Силиконовой долины мечтают во многих странах. Возможно ли растиражировать эту уникальную экосистему? Многие правительства объясняют феномен Силиконовой долины только госидеей и госфинансированием – в итоге мы имеем целое кладбище неудавшихся клонов в Европе, Азии и Латинской Америке. И число покойников растет. Самая главная, на его взгляд, основная проблема многих попыток воссоздания аналогов Силиконовой долины – отсутствие цепочек финансирования с привлечением венчурного капитала. Инновации должны развиваться на частные деньги и там должно быть особое отношение к риску. В ходе своей лекции профессор Стребулаев раскрыл некоторые секреты успешности экосистемы Кремниевой долины, в частности, рассказал о том, как отбираются и финансируются перспективные бизнес-идеи, как предприниматели конкурируют между собой в попытке привлечь внимание инвесторов и почему американские стартаперы всегда готовы к возможной неудаче как к стимулу для дальнейшего развития. Илья Стребулаев призвал и наших предпринимателей не бояться провалов:

«Посмотрите на слайд – на нем фотография человека в белой футболке. На ней по-английски надпись «Я люблю неудачу». Инновации невозможны без провала. Если начинающий предприниматель основывает свой startup и если его startup проваливается, то предприниматель не должен уходить в небытие, у него обязательно должен быть шанс начать все сначала».

Мировые тренды

Кратко Илья Стребулаев отметил важнейшие новые технологические направления, развиваемые в долине:

Электромобили. Например, по мнению ученых Стэнфордского университета, к 2040 году в мире будет полмиллиарда электромобилей, а уже через несколько лет не понадобится учиться на права, все машины будут управлять сами собой. При этом научатся с умом оценивать дорожную обстановку.

  • Дроны. Беспилотные летательные аппараты.
  • Интернет вещей.
  • Дистанционное образование.
  • Роботизация. Многие процессы перейдут под контроль техники, но не значит, что люди останутся не у дел. Нам предстоит управлять машинами, контролировать их взаимодействие.
  • Медицинские стартапы, геномика. Персонализированные медицина, спорт, когда любое лекарство или физические нагрузки будут действительно разработаны для каждого человека индивидуально.
  • Big Data («большие данные»).

После лекции Илья Стребулаев ответил на ряд вопросов журналистов:

– У нас в Татарстане работают над попыткой создания аналога Силиконовой долины, над проектом Иннополис. Вам знаком этот проект?

– Я мало знаю об Иннополисе, министр информатизации и связи Татарстана Роман Шайхутдинов провел небольшую презентацию. Но то, что я услышал, уже произвело впечатление. Радует, что у руководства республики действительно есть желание развивать, действовать, а не ограничиваться словами. Для перевоплощения Иннополиса из амбициозного регионального проекта в мировой IT-центр ему необходимы частные инвестиции. Когда решение проинвестировать конкретные стартапы принимают только чиновники, то это ничем не заканчивается. Основная проблема в попытках воссоздания аналогов Силиконовой долины – отсутствие цепочек финансирования с привлечением венчурного капитала. Это деньги крупных компаний, которые готовы рисковать. По такой схеме развивались всем известные сегодня Facebook, Google и другие. Для качественного развития необходимы еще и менторы. Их роль могут удачно исполнять инвесторы, в этом случае они не должны ограничиваться только вложением денег, но и следить за процессами, заниматься поиском человеческого капитала. Вот на что следует обращать внимание при развитии такого центра, как Иннополис. Подобную инновационную экосистему вряд ли можно создать без университета. Меня приятно поразило, что в Иннополисе его пытаются развивать. Да, конечно, есть вопросы по тому, как это делают, но сама идея правильная.

– Правильно ли, что весь Иннополис вместе с вузом и стартапами создают искусственным, а не эволюционным путем?

– Так создаются все подобные проекты, и это нормально. В Израиле подобную площадку тоже делали искусственно, этим занималось государство, но оно смогло вовремя отойти от этого. Теперь оно не спонсирует технологии, этим занимаются частные инвесторы. У Татарстана есть шансы создать проект, равный израильскому или Силиконовой долине. Но для этого нужно учесть вопросы частного и государственного финансирования и быть готовым к тому, что провалы неизбежны.

– Считаете ли вы высокий уровень монополизации российской экономики и ее огосударствления, когда доля госкомпаний в экономике страны достигает 70–75%, совместимым с инновационным развитием?

– В целом я не сторонник госкомпаний и тех, которые являются монополиями. Опять-таки я не экономист общего плана, но все-таки замечу, что обычно госкомпании негибкие, хотя у них хорошая финансовая база. Но есть исключения – посмотрите на гиганта, на Сбербанк, они очень инновационные, но при этом являются госкомпанией. Хотя дело может быть в личности их незаурядного руководителя.

– Система Сommon law, вот эта система англо-американского права, действительно играет важную роль в поддержке инноваций? Нужно ли нам создавать в России специальные зоны или резервации, где будет действовать эта система? В Сингапуре на первых порах так и делали, там вообще все судились в Высоком суде Лондона...

– Да, в целом англо-американская правовая система способствует инновациям по разным причинам. Но создание специальных зон, в которых будет эта система действовать, это все-таки вопрос к репутации в целом всей страны, что мало приемлемо.

– Существует ряд очень крупных инвестфондов, специализирующихся на венчурном инвестировании, вроде Kleiner Perkins Caufield & Byers и Sequoia Capital, которым удается постоянно «обыгрывать рынок» на длинной дистанции, показывать стабильную доходность. В чем их секрет?

– Это не совсем так. Есть фонды, которые ранее были очень знаменитыми и крупными и они перестали существовать. Но есть и новые фонды, которые только-только начинают показывать потрясающие результаты. Для успешных крупных фондов секрет заключается в качестве управленческой команды, которая очень хорошо разбирается в качестве предлагаемых стартапов. Важно и то, что эти фонды находятся не на государственном фондировании, а на частном. Важен еще масштаб – закрытие одного или нескольких неудачных стартапов для таких фондов не смертельно, ведь у них сотни других проектов, среди которых обязательно кто-нибудь выстрелит. Кроме того, у них всегда есть поток перспективных стартапов, под их имя идут с очень хорошими проектами. Это очень большое преимущество.

– Сейчас развиваются краудфандинговые платформы на основании blockchain-технологий. Скажите у них есть будущее?

– Да, blockchain-технологии изменят не только рынок краудфандинга. Blockchain изменит всю финансовую систему, всю экономику целиком. Герман Греф, утверждая подобные вещи, глубоко прав.

– Спасибо!

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 23.12.2016


Читать статьи по темам:

венчур инновации Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

GenerationS-2016 продолжает работу

В настоящий момент сбор заявок продолжается в рамках регионального тура GenerationS, который охватит 30 городов. Заявки в акселератор будут приниматься до 15 октября.

читать

Стартовал GenerationS-2016

7 июля в Москве состоялся официальный запуск крупнейшего акселератора технологических проектов на территории России и Восточной Европы GenerationS-2016.

читать

GenerationS-2016

Подать заявку на участие в крупнейшем стартап-акселераторе России и Восточной Европы можно до 15 октября. Официальный запуск GenerationS-2016 состоится 7 июля в Москве.

читать

III Московский корпоративный венчурный саммит

Главная тема Саммита-2015 – траектории роста российских компаний в условиях серьезных изменений глобальной экономики.

читать

GenerationS-2015: прием заявок продолжается

GenerationS – это федеральный акселератор технологических стартапов, в ходе которого лучшие проекты, отобранные по результатам многоступенчатой экспертизы, получают интенсивное развитие и широкие возможности по привлечению инвестиций.

читать