Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"

Не ради поглощения

МИФИ, ННГУ и ТГУ вошли в альянс потому, что их сблизила… медицина

Елизавета Понарина, «Поиск»

Точнее, эти три национальных исследовательских университета при участии Фонда «Центр стратегических разработок “Северо-Запад”» (Фонда ЦСР) объединили усилия в исследованиях медицинского направления, чтобы максимально быстро доводить результаты фундаментального поиска до клинической практики. Желательно – персонализированной. Ради этого они создали Альянс трансляционной медицины.

Идея альянса родилась год назад, и весь год инициаторы сотрудничества прорабатывали варианты взаимоотношений и отбирали проекты, с которых можно было бы начать деятельность межвузовского центра. Проектов оказалось несколько – связанных с наноматериалами, нейротехнологиями и перспективами создания цифровой лаборатории. По всем трем направлениям у всех трех вузов оказались интересные наработки. Причем в альянсе не будет и нет сейчас доминирующего вуза ни в области науки, ни организационно. Например, НИЯУ МИФИ имеет несомненные огромные компетенции, вес и приоритет в нанотехнологиях и наноматериалах. В этой тематике ННГУ является соисполнителем в ряде сложных и перспективных научных проектов. Зато в плане нейротехнологий ННГУ имеет большой задел и выступает в качестве лидера, но без тех компетенций, которые есть в Томском госуниверситете и МИФИ, реализация задуманного проекта по нейротехнологиям в тераностике онкологии, регенерации тканей и органов невозможна. По отдельности ресурсов любого российского вуза сегодня не хватит на осуществление проектов такого уровня, поэтому университеты объединяют усилия. 

– Так все-таки как далеко вы от помощи рядовому пациенту? Обычно между фундаментальными исследованиями и операционной десятилетия кропотливого труда... – спрашиваю участников альянса за несколько минут до подписания соглашения.

– До реальной медицины очень близко, – уверенно отвечает Мария Ведунова, директор Института биологии и биомедицины ННГУ им. Н.И.Лобачевского. – Сейчас первая задача – довести ряд проектов до ума, найдя средства для этого, чтобы реализовать их в полном объеме. Работы в шаге от клинической медицины, год-два – и вход в практику.

– Так Фонд «Центр стратегических разработок “Северо-Запад”» вам нужен как источник денег? 

– Он – четвертый участник, по сути, арбитр, который не позволяет какому-то одному участнику перетянуть одеяло на себя. Поэтому и модерировать встречу будет председатель правления этого фонда Владимир Княгинин. Его роль – удерживать от перегибов, помочь найти конечного потребителя наших продуктов.

– Вы о лекарствах? Методах лечения? То есть о фармкомпаниях и заводах, которые будут выпускать ваши препараты и приборы, или о пациентах?

– И о том, и о другом, и о третьем – о подготовке кадров для высокотехнологичной медицины. Сегодня каждый участник расскажет о своих планах.

И правда, на сессию по поводу создания Альянса трансляционной медицины собрались не только ректоры трех НИУ, чтобы подписать соглашение, но и их команды. Обсуждение началось с замечания  В.Княгинина, что «редкий случай – альянс создается не для того, чтобы кого-то поглотить, а чтобы вместе растить новые компетенции международного уровня». А это сегодня требует не только огромных средств, но и массы времени. По мнению Малкольма Гладуэлла, автора книги «Гении и аутсайдеры», в любой области творчества надо затратить минимум 10 000 человеко-часов, чтобы достичь совершенства. Это значит, надо отдать новому для себя делу 10 лет жизни. Ни у одного из университетов нет такого времени, чтобы подготовить полноценного специалиста, скажем, для высокотехнологичной медицины. А там нужен человек, который, как минимум, разбирается в медицине и в технике. Тогда 20 лет готовить? Нет. Единственный выход – совмещать компетенции. На смену аспирину с 25 атомами в молекуле приходят молекулы, где по другой геометрии собраны от 5 до 25 тысяч атомов. И для этого нужны огромные расчеты, индивидуализированные диагнозы, персонализированные лекарства, то есть сложнейшие математика, физика, химия... Не говоря уже о том, что и технологии становятся иными. Чтобы идти этим путем, мы совершаем первый шаг – организуем самостоятельный альянс, способный к взаимодействию с внешними партнерами в рамках триумвирата.

Почему альянс? Это объяснила директор Фонда ЦСР Марина Липецкая, отметив, что альянс стал доминирующей моделью в высокотехнологичном бизнесе потому, что позволяет штурмовать те сложные проблемы и вызовы, которые возникают в медицине сегодня. В нашем альянсе есть несколько игроков, общая правильная задача, проектный консорциум и способность привлечь деньги из разных источников, чтобы оплатить достаточно дорогостоящий проект государственного масштаба. Медлить нельзя. Трансляционная медицина – это капиталоемкие мегапроекты, позволяющие вывести отдельные технологические продукты мирового уровня в новые бизнесы. Задача альянса – пробить перспективными проектами дорогу к фондам, которые прислушиваются к консолидированному мнению научного сообщества. Все три вуза – участники программы глобального лидерства, кооперируясь, надо достичь некой критической массы, позволяющей утвердиться на глобальной карте лидеров научных программ. Да, современные глобальные технологические сети включают 80-100 технологических партнеров. Это тот запас роста, который нужно заложить, если мы претендуем на долгосрочную работу, достижение мирового уровня к 2025 году. Сегодня у нас на всех 23 значимые тематические лаборатории и порядка 40 серьезных партнеров, которые автоматически по этой тематике становятся партнерами альянса. Их число надо увеличивать, как минимум, вдвое, чтобы выйти на набор бизнес-процессов, которые обеспечат нам не только научную разработку, но и эффективное, достаточно дешевое и высокотехнологичное ее применение. Это и есть процесс трансляции в практику научных исследований. 

– Первым делом мы должны сформировать структуру, способную принимать обязательства, обосновывать свои претензии на получение средств, ресурсов и продуктивно их использовать, – уточнил В.Княгинин. – Участники альянса не обзаводятся никакими формальными погонами, которые давали бы право на привилегии при получении ресурсов, кроме погонов «лидер в исследовании». Соответственно, самое важное в сотрудничестве – точное определение цели исследований, которые могут быть поддержаны Национальной технологической инициативой или Проектом 5-100, а там конкуренты серьезные. Придется поспешать, быть открытыми, но сохранять собственные тематические направления, иначе вынуждены будем пристраиваться вслед за другими... В альянсе только три вуза потому, что фонду важно так проработать машинерию альянса, чтобы ее имело смысл мультиплицировать для других тематик, столь же новых, обширных и трудно сводимых вместе, как и ваши.

Ну а дальше ученые рассказали о своих наработках в онкологии, кардиологии и нейрозаболеваниях. Про эти три направления можно сказать, что сегодня здесь самые острые, самые серьезные вызовы. В онкологии используются наиболее дорогие и не всегда эффективные средства диагностики и лечения. Кардиология – проблема номер один для России. Но если применить новые технологии диагностики и лечения, социальную значимость можно снизить втрое, считают эксперты. Нейрозаболевания встречаются все чаще и чаще потому, что люди стали... дольше жить, а при старении организм начинает «сбоить». Словом, перечисленные болезни – «болезни XXI века, так, кстати, они обозначены в докладе ВОЗ. И некая черная дыра для мировых финансов», заметила Марина Липецкая. Центры трансляционной медицины, которые альянс надеется создать, выглядят как научные, но, по заявлению организаторов, будут функционировать как научно-инжиниринговые. Важно, что в каждом будут участвовать все три вуза. 

Вот, например, проект «Нанотераностика». О нем рассказывала директор Инженерно-физического института биомедицины НИЯУ МИФИ Ирина Завестовская:

– Нанотераностика – стремительно развивающееся новое направление, которое использует достижения нанотехнологий по производству биосовместимых и биодеградируемых наночастиц в ранней диагностике и адресном лечении. В проекте три платформы, в которых объединены наши компетенции. Одна связана с производством этих наночастиц и пониманием, какие они, – их характеризацией. Вторая – с их визуализацией и управлением наночастицами. В третьей все эти изыскания объединены и трансформированы в нанотехнологии для биомедицины. Цель – разными способами производить совершенно разные наночастицы, отслеживать, чтобы они были биосовместимыми и желательно – биодеградируемыми, то есть сами выводились из организма. Такие наночастицы, специальным образом функционализированные, могут быть использованы как инструмент диагностики и лечения. Например, гипертермия: наночастицы, будучи доставленными в опухоль, нагреваются, перегревают опухоль – и таким образом убивают ее. Ядерная наномедицина – активно развиваемая область исследований во всех трех университетах. Исследовательская политика альянса нацелена на то, чтобы комплексно использовать все наши ресурсы, достижения, базы партнеров, которые нас поддерживают, таких, например, как предприятия Калужского фармкластера, с которым мы активно взаимодействуем. 

Мария Ведунова рассказала о перспективах нейротехнологий в онкологии. По ее словам, в каждом из трех вузов ведутся уникальные исследования процессов регенерации мозга и есть уникальные компетенции в разработке совершенно новых биоматериалов. В НИЯУ МИФИ разработан эндоскоп для нейроонкологии, который прошел клиническую апробацию и позволяет осуществлять флуоресцентную навигацию при удалении опухолей мозга, а в ННГУ создан глиомоскоп, который позволяет оценить функциональное состояние ткани на клеточном уровне, то есть во время операции дать возможность хирургу определить, надо ли удалять ткани, потому что есть опасность развития метастаз или осложнений. Как результат такого большого проекта параллельно должны войти в практику новые методы генерации нервной системы – нейротрансплантаты от головного и спинного мозга. Для спинного мозга – это целые инженерные задачи, еще более сложные, чем для головного, и появление новых диагностических и прогностических критериев, которые можно использовать в клинике. Причем проект может масштабироваться в область регенеративной медицины. Представьте, что вместо протезов человек вырастит собственную конечность. Рынок, который принципиально перечеркнет существующий, – и буквально к 2030 году.

Виктор Казанцев, проректор по научной работе ННГУ, представил проект Цифровой лаборатории. Суть проекта – вход в систему, цифровая обработка данных, сложный комплекс принятия решений. Юрий Кистенев, заместитель проректора по научным исследованиям Томского госуниверситета, профессор, представил результаты исследований в области создания новых материалов медицинского назначения на основе биополимеров, керамики, сплавов. Компетенции ТГУ позволяют создать биоразлагаемые материалы и текстуры, максимально приближенные к естественным тканям человека. Эти разработки критически значимы для нанотераностики и реконструктивно-восстановительной медицины. У альянса три суперкомпьютера, есть задел по системам мультимедийной визуализации, имеются высокопроизводительные вычислительные комплексы графических процессоров, необходимые для разных стадий разработки цифрового продукта. Ну, и отдельные диагностические устройства, которые из разряда носимой электроники. Бум ее нарастает, считается, что к 2020 году рынок «человеконосимой» биометрии сделает повседневной телемедицину...

Словом, все разработки, на которые нацеливается Альянс трансляционной медицины, – самые свежие, перспективные. Общий настрой участников: «Надо занять фронтиры!». Но ведь это вузы, и потому еще одна тема их сотрудничества – опережающая подготовка кадров. Для реализации задуманного, для выхода на передовые медицинские технологии надо заранее обеспечить появление специалистов абсолютно нового уровня. А именно тех, которые имеют базовое медицинское образование и одновременно умеют очень хорошо работать на высокотехнологичном оборудовании. По словам ректора НИЯУ МИФИ Михаила Стриханова, специалистов подобной квалификации в стране еще не существует. Ректор выразил готовность уже с 2017 года развернуть новые сетевые образовательные программы на пространстве трех университетов.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 09.01.2017


Читать статьи по темам:

наномедицина внедрение высоких технологий наука в России Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Белковый конструктор: подробности

Диагностические и терапевтические из набора взаимодополняющих модулей позволят оперативно менять состав препарата, то есть практически перейти к индивидуализированной медицине.

читать

Зачем вам этот геморрой?

Фармацевтическая компания «НоваМедика» получила разрешение МЗ РФ на проведение клинического исследования I фазы уникальной разработки – геля для лечения и облегчения симптоматики геморроя.

читать

Прорывные технологии для сохранения здоровья

Тераностика – мировой тренд медицины будущего. Термин сравнительно недавно появился в современной науке. Тераностика сочетает в себе весь цикл медицинских услуг: от ранней диагностики заболеваний до терапии и последующего мониторинга лечения.

читать

Керамика на замену

В прошлом году завершилась работа по проекту, результатом которой стала уникальная для России разработка – протезы мелких суставов (пальцев кисти и ноги), сделанные из нанокерамики.

читать

Биосовместимые имплантаты: сделано в Томске

Ученые ТПУ разрабатывают технологии получения материалов и изделий для «щадящей» регенеративной медицины. Открытые политехниками биосовместимые покрытия для имплантов не отторгаются организмом, чем ускоряют регенерацию.

читать