Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Тайны советского биопрома

Почему Россия сегодня не выпускает свои витамины

РИА Новости

Академик Виктор Тутельян – о том, почему Россия не выпускает свои витамины, аминокислоты и другие продукты биотехнологической промышленности, и есть ли шансы не до конца отстать от стран Запада и Китая.

tutelian.jpg
Фото: Федеральный исследовательский центр питания,
биотехнологии и безопасности пищи – ВМ.

Виктор Тутельян, глава бывшего НИИ питания РАМН, – один из ведущих российских специалистов в области проблем питания и токсикологии. На прошлой неделе он выступал с лекцией на конференции «Постгеномные технологии», посвященной столетию академика Георгия Скрябина. Тутельян рассказал,  как Россия лишилась своих биотехнологий и стала зависимой от Запада и Китая в обеспечении витаминами, аминокислотами и белками.

Полкило говядины или пятьдесят тонн дрожжей

«Советские промышленные биотехнологии, обеспечивавшие страну полностью витаминами, аминокислотами и кормами для животных, берут свое начало в середине 1960-х годов. Их основателями фактически были три академика – Алексей Покровский, Лев Эрнст и Валерий Быков, а также академик Георгий Скрябин, объединивший их усилия и создавший огромную сеть из 70 институтов, ведомств и промышленных предприятий», – рассказывает ученый.

Как и сегодня, чиновники профильных ведомств не всегда понимали, почему важны биотехнологии и зачем нужно ими заниматься. Ученым, по словам Тутельяна, пришлось потратить много времени и найти способ наглядно показать партийным функционерам важность этих технологий для развития Советского Cоюза.

«В 1960 году возник вопрос, как человечество может развиваться и не погибнуть от голода? Без нового технологического уклада, как мы тогда поняли, решить эту задачу будет невозможно. Нам нужно было найти способ увеличить уровень продуктивности производства не в разы, а на порядки», – добавляет академик Быков, министр медицинской и микробиологической промышленности СССР в 1985-1989 годах.

По его словам, ученые донесли эту мысль до руководства КПСС, продемонстрировав, как быстро производят биомассу обычные животные и микробы. Корова весом в 500 килограммов производит примерно 500 граммов белка в сутки, тогда как дрожжи аналогичной массы – около 50 тонн белка. Это убедило партийных лидеров не только развивать биотехнологии, но и попросить ученых задуматься о синтезе пищи напрямую.

Как отметил Тутельян, все советские биопромышленные проекты развивались таким образом, что всегда на первое место ставилась безопасность производства и использования подобной продукции, и только потом ученые думали о повышении эффективности выработки полезных веществ и решении других задач.

Иногда ситуация складывалась таким образом, что на первых этапах развития биопрома многие экспериментаторы проверяли свою продукцию на себе, прежде чем начинали применять ее в других отраслях народного хозяйства.

«Когда я был аспирантом в нашем институте, через дорогу у нас была столовая, где нас полгода кормили свининой и прочей пищей, выращенной на продукции нашего микробиологического синтеза. За нашим здоровьем внимательно следили, отмечая все изменения в биохимических параметрах. Как вы видите, ничего не случилось – я пока жив», – вспоминает ученый. 

Благодаря этому за очень короткое время (меньше двух десятков лет) советские ученые, инженеры и агропромышленники создали основу для перехода к новому технологическому укладу, жизни в «век ГМО».

«До 1990 года биотехнологии развивались очень быстро – к моменту распада Союза мы производили примерно 1,5 миллиона тонн кормового белка, обеспечивая 100% потребности животноводства и птицеводства, а также шесть тысяч тонн витаминов и аминокислот. В 1994 году Госдума одним росчерком пера уничтожила все это», – объясняет академик.

Забытая история «ножек Буша»

«Что произошло в 1994 году? Госдума первого созыва наступила второй раз на грабли, на которые мы встали в 1948 году, когда генетика была объявлена лженаукой. И академик Быков, и я участвовали в дискуссиях с депутатами и не смогли их убедить в том, что наши аминокислоты и корма не опасны для животных. «Избранники народа» решили, что нужно перепрофилировать производство», – продолжает ученый.

По словам академика, это роковое решение Думы привело к тому, что все российское птицеводство и животноводство фактически перестало существовать, и рынки тогда заполнили «ножки Буша» и другие иностранные продукты.

«После 1994 года в России не было произведено ни одного грамма полностью отечественных витаминов. Это настоящее преступление. Стоит только ввести санкции на это сырье, мы останемся без витаминов и аминокислот, а начавший развиваться агропром откатится назад. Россия не сможет пережить войны и катастрофы, во время которых постоянно требуется приток витаминов и аминокислот», – говорит Тутельян.

Сегодня эта проблема, как отмечает академик, очень остро стоит и перед научным сообществом России, и перед властями, и они активно пытаются ее решить. За последние годы были разработаны десятки нормативных документов, позволяющие вести подобные исследования и стимулирующие их, что позволяет надеяться на то, что мы не отстанем навсегда в этой области.

«Последний закон о ГМО, принятый два года назад, настораживает нас из-за того, что он вводит запрет на производство биопродукции на территории России. С  другой стороны, он позволяет нам проводить исследования и регистрировать новые продукты, что является очень разумной вещью», – подчеркивает Тутельян.

По его словам, полностью запрещать ГМО нет смысла – сегодня российские научные институты выработали самую строгую и эффективную систему проверки всех потенциально опасных свойств генно-модифицированных продуктов. Она фактически гарантирует, что западные или китайские сорта трансгенных растений, животных или микробов, представляющие угрозу для человека, просто не попадут на рынок или в организм потребителей.

Как отмечает Тутельян, каждый новый сорт или штамм ГМО проходит многоступенчатую проверку безопасности и на стадии разработки, и уже во время полевых испытаний. Эти проверки длятся как минимум два-три года, за которые ученые пытаются найти все потенциально опасные изменения в работе клеток на уровне генов, проводят тесты на животных и анализируют все белки, которые производятся в их тканях. Только один продукт из десяти тысяч, по словам академика, доходит до последней стадии тестирования.

«По сути, мы ищем черную кошку в темной комнате даже в тех случаях, когда ее там, скорее всего, нет, используя все возможные методы и 20 лет опыта, который мы накопили в советское время. Сегодня нас боятся все зарубежные производители ГМО, и они активно препятствуют передаче нашего опыта тем коллегам, которые бы могли воспользоваться им в других странах», – отмечает Тутельян.

Как отмечает биолог, реальной альтернативы ГМО сегодня нет – трансгенные животные и микробы могут вырабатывать уникальные антибиотики, белки и другие вещества, важные для медицины. ГМО-растения, в свою очередь, дают примерно в три-пять раз больше урожая, чем их «органические» сорта, и при этом они не заражены токсинами грибков, опасными для человека.

Как добавил академик Быков, сегодня только в США рынок биотехнологий оценивается в 270 миллиардов долларов, а к 2020 году он может достигнуть отметки в триллион долларов.

«Хотелось бы надеяться, что мы не наступим на грабли в третий раз и не запретим ГМО. Это будет катастрофой, и мы навсегда отстанем от стран – лидеров в области биотехнологий. Сегодня в Думе, к счастью, есть много здравомыслящих людей, которые это понимают, и провал в этой сфере будет означать, что мы совершим не один, а много шагов назад», – заключает Тутельян.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 26.09.2017


назад

Читать также:

Из рубрики «Человек Наук»

Биотехнолог и физиолог растений из УрФУ Александр Ермошин развенчивает мифы о вреде генно-модифицированных овощей и рассказывает о ёлках в пробирках и о том, какое растение может спасти почвы, загрязненные тяжелыми металлами.

читать

Факультет BIOCAD

Одна из крупнейших инновационных биотехнологических компаний в России открывает факультет молекулярной и клеточной биотехнологии в наукограде Пущино.

читать

Наночастицы для сельского хозяйства

Ожидается, что в 2018 г. биогенные наночастицы, ускоряющие рост семян и растений, будут представлены потенциальным инвесторам.

читать

Урожай хлореллы – в 2 раза быстрее

Сейчас в России выращивают хлореллу, но на это уходит не меньше суток. В биореакторе, разработанном в ТПУ, для получения нужной концентрации хватает 12 часов.

читать

Биологический наноспутник

Наноспутники обычно применяются для изучения земной поверхности и атмосферы. В Самарском университете решили приспособить их под биологические эксперименты.

читать

Российские ученые представили свои новые разработки

Устройство для диагностики онкологических заболеваний, ранняя диагностика туберкулеза, метод измерения уровня стресса и замедление старения у трансгенных мышей.

читать