Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • vsh25
  • mmif-2019
  • Vitacoin

Лечение инсульта: клеточные технологии в клетке закона

Иммунология для мозга

Юлия Моисеева, «Честное слово» № 42-2013

В Новосибирском институте клинической иммунологии нашли способ эффективной реабилитации пациентов, перенесших инсульт. В лечении будет использована первая в мире разработка, подразумевающая использование клеток иммунной системы. Несмотря на сложности, связанные с принятием закона о клеточных технологиях в нашей стране, ученые шаг за шагом апробируют методику и надеются, что рано или поздно инновация войдет к клиническую практику

Последствия сосудистой катастрофы – так врачи часто называют острое нарушение мозгового кровообращения или попросту инсульт – остаются одной из главных причин инвалидности во всем мире. К сожалению, удар по нервной системе больного зачастую становится фатальным, и спасенные пациенты, как правило, остаются без гарантий на дальнейшую полноценную жизнь.

Доказано: безопасно

В Новосибирском институте клинической иммунологии к изучению стволовых и иммунных клеток приступили двадцать лет назад. Тогда, на заре сибирских изысканий, никто не думал, что уже совсем скоро клеточные технологии станут новым направлением в лечении множества заболеваний. В 1995 году при институте открылась клиника, которая дала ученым возможность апробировать свои разработки на практике. Одним из ключевых отделений клиники стало отделение трансплантации костного мозга – первое и на сегодняшний день единственное за Уралом. Здесь развернулось практическое внедрение технологии трансплантации стволовых кроветворных клеток, которая уже стала стандартом лечения опухолевых заболеваний крови за рубежом. Уже имея за плечами серьезный опыт работы со стволовыми клетками, сотрудники института поддались искушению расширить область их применения. К тому времени стало известно, что стволовые клетки могут принимать участие в процессах регенерации, а еще то, что аксиома о неспособности нервной ткани к восстановлению ошибочна. Тогда и появилась идея активизировать процессы репарации в центральной нервной системе с помощью стволовых клеток, то есть восстанавливать нарушенные функции нервной системы с помощью клеточных технологий.

Прорывная идея посетила умы множества ученых по всему миру, и уже сегодня в России и за рубежом ведутся разработки в области восстановления нервной системы, в том числе после инсульта, с помощью клеточных технологий. Почему именно клетки? Дело в том, что стволовые клетки на протяжении долгого времени сохраняют свою жизнеспособность, а также обладают способностью продуцировать так называемые нейротрофические факторы – особые белки, которые отвечают за выживание и «питание» нейронов.

Более того, сибирские иммунологи предположили, что очень схожий спектр факторов может продуцироваться иммунными клетками, в частности таким их видом, как макрофаги. Поэтому для восстановления нервной системы они решили использовать не только стволовые клетки, но и клетки иммунной системы. Оказалось, макрофаги играют исключительно важную роль в процессах восстановления поврежденной ткани. Причем способностью стимулировать репаративные процессы обладает особая популяция так называемых М2-макрофагов. Для получения этих клеток из крови учеными была разработана оригинальная технология.

Сейчас сотрудники Института клинической иммунологии приступают ко второму этапу клинических испытаний метода. Результаты, доказывающие его эффективность, уже есть. Однако, по словам разработчиков, это не главное. Главное на первом этапе – это то, что метод продемонстрировал свою безопасность. А это значит, что можно смело продолжать дальнейшие, возможно, более смелые, исследования.

– Через шесть месяцев после клеточной терапии мы увидели статистически достоверное уменьшение неврологических расстройств, – рассказывает заместитель директора по научной работе и руководитель лаборатории клеточной иммунотерапии Института клинической иммунологии СО РАМН Елена Черных. – Наибольший эффект прослеживался в группе пациентов, у которых клетки вводили до истечения двенадцати месяцев после инсульта.

У пациентов улучшились двигательные функции, уменьшились речевые расстройства, повысилась возможность самообслуживания. Выраженный клинический эффект, определяемый как снижение тяжести инсульта на четыре и более баллов по специальной шкале тяжести инсульта, был отмечен у 43 процентов пациентов. Но самый главный вывод, который мы сделали, и, собственно, ради чего мы начинали клинические испытания, заключается в том, что это совершенно безопасно. Мы не увидели ни одного осложнения, связанного с введением клеток, или каких-либо неблагоприятных эффектов.

До сих пор единственным видом лечения инсульта с доказанной эффективностью оставался тромболизис – растворение тромба, что служит причиной нарушения мозгового кровообращения. Однако только треть больных хорошо отвечают на эту терапию.

Причем из-за того, что метод можно применять лишь в первые три-четыре часа после острого нарушения мозгового кровообращения, данный вид терапии доступен только трем-четырем процентам пациентов. Что же касается спонтанного, то есть самостоятельного восстановления поврежденной нервной ткани, то при тяжелом инсульте эффективное восстановление наблюдается только у половины больных.

В ходе клинических испытаний больные были разделены на две группы. В первую входили пациенты, перенесшие инсульт менее года назад, вторая группа состояла из тех, у кого с момента кровоизлияния в мозг прошло более двенадцати месяцев. Результаты исследования обеих групп показали: чем раньше проводится клеточная терапия, тем более она эффективна. Сейчас ученые собираются приступить к исследованию новой группы больных, у которых с момента инсульта прошло совсем немного времени.

– Определенность со временем введения клеток у нас уже практически есть: складывается впечатление, что самым разумным временем для проведения такой терапии должен быть срок не более трех – шести месяцев с момента инсульта, – говорит Елена Черных. – В дальнейшем мы должны определить оптимальную дозу вводимых клеток и, может быть, будем работать над терапией, сочетающей разные виды клеток. Сегодня во всем мире активно ищут подходы к лечению больных с инсультом именно с помощью клеточной терапии. Из всех имеющихся на сегодняшний день вариантов именно это направление наиболее вдохновляет и клиницистов, и экспериментаторов, потому что уже есть предварительные положительные результаты. Если мы сейчас переходим ко второй фазе клинических испытаний, то за рубежом вторая фаза уже проводится, и, я думаю, скоро там приступят к третьей, завершающей.

Клетки тела и клетка закона

Стоит заметить, что ранее в целях восстановления деятельности мозга иммунные клетки не применялись нигде и никем. Однако внедрить жизненно важное лечение пока проблематично: закон, регулирующий применение клеточных технологий в России, все еще находится в разработке, а невропатологи не рискуют проводить клинические испытания на ранних стадиях заболевания.

– В странах Европы и Америке законодательно прописан регламент разработки и использования клеточных технологий на основе стволовых клеток, и мы, казалось бы, уже имеем опыт других стран, – говорит Елена Черных. – У нас же закон о клеточных технологиях почему-то все еще никак не могут принять. Но если мы не будем двигаться вперед, мы никогда не сможем понять, ошибочно мы действуем или нет. Мы ищем, и из того, что находим, выбираем лучшее – это нормальный научный путь развития. Остается надеяться, что когда-нибудь что-то изменится. Удивительно, что при всей консервативности учеными и клиницистами из стран Европы и США было недавно проведено два крупнейших научных форума под таким смелым названием, как «Клеточная терапия как новая парадигма в лечении инсульта». Эти конференции собрали огромное количество участников из разных областей науки и разных стран. Это уже что-то значит. А у нас в стране эти исследования практически не поддерживаются.

– Наши исследования показали, что реабилитация должна быть начата как можно раньше, а введение клеток уже можно считать началом реабилитации, – продолжает заместитель директора по лечебной работе Института клинической иммунологии СО РАМН Наталья Старостина. – Именно поэтому мы перешли к клиническим испытаниям технологии у пациентов на самых ранних сроках после случившегося инсульта. Наилучшим вариантом было бы введение клеток через неделю после начала заболевания, при этом забор клеток должен быть сделан в первые часы после начала заболевания. Но, к сожалению, клиницисты опасаются проводить забор крови в первые часы после инсульта. Не соглашаются даже на три месяца…

Чем меньше мы знаем – тем страшнее, уверены ученые и врачи. И это касается не только тех, кто становится объектом применения медицинских новшеств, но и самих врачей-разработчиков. Видимо, поэтому вокруг лечения стволовыми клетками ходит столько домыслов и мифов. Впервые о клеточных технологиях мир узнал всего

20–30 лет назад, когда трансплантация стволовых кроветворных клеток стала стандартным методом лечения злокачественных заболеваний крови. Даже по меркам сегодняшних темпов технологического прогресса это срок совсем небольшой. Поэтому не удивительно, что многие (и не всегда далекие от медицины) люди не делают различий между совершенно разными типами стволовых клеток.

Так, эмбриональные клетки действительно не пригодны для лечения человеческого организма. Трансплантация таких клеток животным приводит к развитию опухолей. Однако выращенные их таких клеток органы и ткани, возможно, найдут применение в будущем. А вот собственные стволовые клетки взрослого человека, а тем более иммунные клетки не вызывают развития опухолей. Эти клетки постоянно циркулируют в организме, а при повреждениях  интенсивно поступают из костного мозга в кровь. Это как раз тот тип клеток, которые принимают участие в восстанавливающих процессах организма. Их выделение искусственным путем и последующее введение лишь стимулирует естественное восстановление пострадавших клеток.

Некоторые виды клеток, несмотря на высокий репаративный потенциал, в высоких дозах могут подавлять иммунитет. Поэтому перед проведением клеточной терапии пациенты должны быть тщательно обследованы на предмет наличия онкологических заболеваний.

– Стволовые кровяные клетки поступают из костного мозга в кровь и возвращаются назад, это физиологический процесс, – объясняет Елена Черных. – Если что-то случается в организме, например инфаркт, инсульт или травмы, происходит процесс мобилизации стволовых клеток: они выбрасываются в большем количестве из костного мозга в циркуляцию. Для чего? Скорее всего, для того, чтобы пополнить репаративные, или восстанавливающие резервы организма. Этот механизм заложила сама природа. Мы же лишь пытаемся усилить эти процессы, выделяя и используя эти клетки.

И все же для большинства людей клеточные технологии пока остаются за гранью понятного, а значит, безопасного. С этой точки зрения промедления с законодательным урегулированием применения стволовых клеток вполне объяснимы. Пока же сибирские ученые надеются, что к тому времени, когда полностью закончатся испытания нового метода, клеточные технологии станут более доступны и пациентам, и врачам.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
23.10.2013

Читать статьи по темам:

клеточная терапия инсульт клинические исследования наука в России Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Клеточная терапия инсульта: предварительные результаты обнадеживают

У девяти пациентов с инсультом, участвующих в первых клинических исследованиях терапии этого заболевания с использованием эмбриональных нейральных стволовых клеток, через год после их начала отмечено улучшение состояния.

читать

Фетальные стволовые клетки против инсульта

Метод лечения инсульта с помощью линии стволовых клеток, выделенной из мозга 12-недельного плода продемонстрировал многообещающие результаты при проведении маломасштабного клинического исследования.

читать

Клеточная терапия неврологических заболеваний

Клеточная терапия подает большие надежды в лечении неврологических заболеваний, однако на сегодняшний день к подобным методам лечения можно прибегать только в рамках клинических исследований.

читать

Лечение инсульта: стволовые клетки как минимум безопасны

Первая фаза клинических исследований доказала безопасность инъекции стволовых клеток в мозг. Но даже если все будет и дальше идти так же благополучно, клеточная терапия инсульта войдет в клиническую практику не меньше чем через пять лет.

читать

Стволовые клетки против инсульта: клинические исследования и бюрократические барьеры

Если первое исследование будет успешным, ученые планируют ускорить подготовку и проведение клинических исследований последней фазы, сфокусировавшись для начала на пациентах с более тяжелыми последствиями инсульта.

читать