Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Генная терапия Лиз Пэрриш

Попытка разобраться

Юрий Дейгин, Geektimes

В свете моих мечтаний о генной терапии с помощью факторов Яманаки, решил освежить в памяти подробности самоэксперимента Лиз Пэрриш. Вдруг она согласится выступить первым пациентом и для яманачной терапии? Нет, я, конечно, шучу, но доля серьезности в этой шутке есть. Я действительно думаю, что у генной терапии эпигенетического отката есть терапевтический потенциал. И за каких-нибудь 15–20 млн долларов этот потенциал можно либо довести до начала клинических исследований, либо опровергнуть.

Но, возвращаясь с небес на землю – что же себе ввела Лиз Пэрриш? По её заверениям, Лиз ввела себе 2 различные генные терапии, используя аденоассоциированные вирусные (AAV) векторы: ген теломеразы hTERT и ген фоллистатина FS (предназначенный для ингибирования миостатина).

Надо уточнить, что, скорее всего, это было не две разновидности AAV, а гораздо больше, так как Лиз нужно было приготовить конкретный AAV для каждого типа ткани-мишени. И потом она должна была в эту ткань-мишень этот конкретный AAV доставить. Это то, что я понял из вот этого интервью Лиз на Longecity Now.

Стоит отметить, что AAV целенаправленно не интегрируется в геном – то есть для тех клеток, которые делятся, дочерние клетки НЕ получат те гены, которые были доставлены в изначальную клетку с помощью AAV. Но вот удлиненные теломеры у них будут, при условии, что ген hTERT сработает по назначению в их материнской клетке.

Тот факт, что Лиз на самом деле вводила себе некие инъекции (да-да, скептики, я слышу вас) подтверждается режиссером документального фильма о ней, который заснял эту процедуру в Колумбии:

«MIT Technology Review пытался подтвердить аспекты истории Пэрриш, поговорив с Мэтью Эндрюс, кинорежиссером из Лос-Анджелеса, который сказал, что он снимал лечение Пэрриш в сентябре – это был скромный кабинет врача, где присутствовал один врач и одна медсестра, которые также собирали анализы крови. “Это была процедурная комната, там не было никаких особо высокотехнологичных гаджетов. Она лежала на кровати, без наркоза, получая инъекции и подключенная к капельнице, – сказал он. – Это было скучновато с точки зрения стороннего наблюдателя, хотя я, конечно, не знаю, что там происходило внутри тела”».

Кстати, по мнению Лиз, AAV терапия успешно доставила ген теломеразы hTERT лишь в 20% ее клеток. Она заявила это на своей презентации в Digital October в Москве, 22 июня 2016 года (момент около 1:46:41 на этом видео):

Почему Лиз выбрала именно эти методы лечения? Об омолаживающем потенциале теломеразы Майкл Фоссел и Билл Эндрюс говорят в течение уже многих лет. Конкретный подход применения TERT-терапии был подтвержден Марией Бласко на мышах, где она продлила как среднее выживание, так и максимальный возраст мышей в двух группах – одна получила инъекции TERT в возрасте 420 дней (увеличение медианной выживаемости на 24% и увеличение на 13% максимальной продолжительности жизни), а другая в возрасте 720 дней (увеличение медианной выживаемости на 20% и увеличение максимальной продолжительности жизни на 13%).

Кстати, Майкл Фоссел сказал, что несколько раз консультировал Лиз, так как он как работает над началом клинических испытаний очень схожего подхода hTERT-терапии для пациентов с болезнью Альцгеймера:

«Наша биотехнологическая фирма, Telocyte, намеревается сделать почти то же самое, но с некоторым рядом важных отличий: мы будем использовать только одну терапию – терапию с геном теломеразы (hTERT), и мы намерены провести полноценные испытания на людях, получив разрешение FDA, с процедурой согласования IRB, а также используя GMP стандарты производства терапии.

При этом я аплодирую смелости Лиз в использовании себя в качестве субъекта исследования. Использование себя в качестве субъекта снимает большую часть этической критики, которая была бы более релевантной, если бы Лиз использовала других пациентов. Как и многие другие, мы видим насущную необходимость разработки и внедрения более эффективных терапевтических вмешательств: пациенты не только страдают, но и умирают, пока мы пытаемся двигаться вперед. В случае болезни Альцгеймера, например (нашей основной терапевтической мишени при Telocyte), к сожалению, в настоящее время нет эффективных методов лечения, и огромная популяция пациентов вынуждена умирать пока мы разрабатываем новую терапию их лечения. Медленный, взвешенный подход к поиску лечения вряд ли приветствуется ими в такой ситуации».

И все же…

«Мы решили следовать стандартному подходу – с получением одобрения FDA испытаний на людях – по трем причинам, которые мы считаем важными: 1) мы хотим обеспечить безопасность, 2) мы хотим обеспечить эффективность, и 3) мы хотим обеспечить доверие. Вопрос о безопасности непрост: Болезнь Альцгеймера сопряжена со смертельным исходом, поэтому безопасность тут может показаться менее важной, чем эффективность. И мы действительно считаем, что нет причин не попробовать экспериментальную терапию на отчаявшихся больных, если заранее снять легко устранимые риски (например, используя безопасные производственные процессы для вирусных векторов). Вопрос об эффективности тоже непрост: кто-то говорит, что надо пробовать любую терпапию, пусть даже отдаленно эффективную. Но мы не видим никаких оснований использовать минимально эффективную терапию, если мы можем обеспечить максимально эффективную терапию используя лишь немного больше предусмотрительности и заботы. Вопрос доверия тоже не прост: кто-то утверждает, что достаточно будет просто вылечить хотя бы одного пациента от болезни Альцгеймера. Это так, но только при условии, что нам поверят, что мы его действительно вылечили. Но если нам никто не поверит, то факт того, что мы вылечили кого-то одного никак не поможет миллионам других пациентов». 

Что касается второй терапии Лиз с использованием гена фоллистатина, то, как я понимаю, этот подход был ранее опробован на себе партнером Лиз и совладельцем BioViva, Джейсоном Уильямсом. Уильямс, кстати, до этого разработал и несколько других экспериментальных генных AAV терапий, а также имеет свою клинику в Колумбии, где он предлагает некоторые из этих терапий пациентам (но Лиз проходила свои процедуры не в его клинике).

Конкретная FS AAV терапия, которую ввела себе Лиз, уже успешно прошла вторую фазу КИ в Британии и сейчас проходит третью:

Вопрос: зачем тестировать две таких разных терапии одновременно? Лиз говорит, что она ожидает синергетический эффект, а также, что есть данные, согласно которым терапия FS может истощить стволовые клетки, а hTERT терапия должна помочь это предотвратить. 

Первые результаты терапии, о которых сообщила BioViva, это то, что лимфоциты Лиз удлинились с 6710 до 7330 пар оснований после лечения. Утверждение, что это эквивалентно “откату назад 20 лет укорачивания теломер” хоть и звучит пафосно, но имеет под собой некое научное обоснование, так как средняя скорость укорочения теломер лейкоцитов составляет около 30 пар оснований в год. 

При обычном старении теломеры укорачиваются в CD4+ Т-хелперах, CD8+ цитотоксических Т-клетах, и продуцирующих антитела В-клетах с ежегодной скоростью в 19–35 пар оснований (1 и 2).

В то же время некоторые люди отмечают, что удлинение теломер на 9% находится в пределах 8–10% погрешности измерения qPCR, но из того, что я читал о qPCR, 8–10% является межлабораторной или межметодной ошибкой, а не ошибкой при использовании того же самого оборудования в той же лаборатории. То есть, вы можете увидеть 10% разницу в результатах при тестировании того же образца в двух разных лабораториях или с использованием двух различных методов. Но Лиз утверждает, что ее теломеры измеряли как до, так и после получения лечения в одной и той же лаборатории – SpectraCell Laboratories. 

Кроме того, Лиз утверждает, что результаты были подтверждены двумя другими научными организациями: бельгийской НКО HEALES и Британским фондом биогеронтологических исследований. Поэтому вероятность того, что разница в 9% обусловлена ошибкой измерений, видится мне гораздо меньшей, чем вероятность того, что эта разница обусловлена реальными биологическими изменениями. Конечно, для пущей уверенности, надо бы проанализировать все образцы Лиз и другими методами (не qPCR, а TRF, например), и в других лабораториях. Надеюсь, это будет сделано.

Кстати, я вынужден отметить, что остается открытым вопрос того, насколько независимыми являются вышеперечисленные научные организации, так как HEALES связан с ILA (Международным альянсом долголетия), где Лиз является членом совета директоров, а Британский фонд биогеронтологических исследований возглавляет Ави Рой, который также является директором по науке BioViva. 

Кстати, на пресс-конференции в Москве Лиз заявила, что она отправила какие-то свои образцы до и после терапии в лабораторию Джорджа Чёрча в Гарварде, которая обещала провести их детальный анализ, в том числе тесты, оценивающие изменение метилирования (в надежде увидеть «более молодой» профиль часов метилирования, выявленных в работах Стива Хорвата). Лиз говорит об этом в том же видео (около 1:48:41).

Джордж Чёрч – это, конечно, круто, ведь он почти Эйнштейн современной генетики, но… он входит в Научный совет BioViva. Будем надеяться, что со временем найдется полностью независимая третья сторона, которая возьмется подтвердить результаты Лиз, предпочтительно с использованием другого метода измерения теломер. На той же пресс-конференции Лиз сказала, что готова предоставить свои образцы для тестирования в независимых лабораториях при условии, что они будут по-настоящему авторитетными.

В марте 2017 года Лиз выпустила пресс-релиз со своими свежими результатами своих анализов. Там она утверждает, что данные МРТ её бедер показывают снижение “мраморности” мышц, то есть снижение количества внутримышечных жировых отложений, что может быть расценено как положительный эффект от фоллистатиновой терапии:

Parrish1.png

Но, возможно, визуальная разница между снимками обусловлена лишь улучшением разрешения МРТ: старый снимок был сделан на аппарате в 1 Тесла, а новый – 1,5 Тесла. Кроме того, мне кажется, что изображения получены из немного разных мест в бедрах – более свежие изображения, судя по расстоянию между ногами, взяты со срезов чуть ниже от таза, чем старые. А чем ниже от попы, тем меньше процент жира в ногах. Хотя, может, Лиз просто чуть шире расставила ноги в последнем тесте.

Кстати, в свежих данных Лиз было интересно увидеть довольно высокий (1,6) уровень С-реактивного белка перед введением генной терапии и последующее снижение СРБ до 0,2 в феврале 2016 года. Было бы интересно узнать, какое значение СРБ было в раунде тестов в 2016 году – Лиз приводит значения глюкозы и триглицеридов от августа 2016 года, но не СРБ.

В заключение упомяну пару критических замечаний к использованию длины теломер лимфоцитов как маркеров омоложения:

(А) измерение теломер лимфоцитов не является хорошей метрикой в принципе, так как у них слишком большая вариация в длине теломер;
(Б) средняя длина теломер, особенно у белых кровяных телец (WBC), может колебаться естественным образом в течение достаточно короткого промежутка времени (менее 2 лет).

По пункту (А) Майкл Фосселл написал подробный пост в своем блоге, поэтому я просто дам не него ссылку.

А по пункту (Б) – да, средняя длина теломер может, по-видимому, иногда спонтанно увеличиваться, хотя и не так сильно, как в случае Лиз, да и происходит это нечасто (в 10–15% случаев). Вот две хороших работы по теме (1, 2).

Особенно показателен этот график из последней работы – как мы видим, за 18 месяцев у достаточно многих людей теломеры удлинились (все точки выше нуля): 

Parrish2.png

Кстати, некоторые хардкорные скептики требуют доказательств того, что Лиз действительно ввела себе заявленные гены. В принципе, это можно было бы дешево и быстро проверить используя RT-qPCR на лимфоцитах Лиз до и после терапии: если AAV доставили свои гены, мы должны будем увидеть разницу в кривых. Возможно, лаборатория Джорджа Чёрча могла бы провести такой анализ. Но я не думаю, что это необходимо, потому что откровенно лгать о введении себе этих генов, а потом отсылать свои образцы Джорджу Чёрчу было бы верхом идиотизма.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 21.06.2017


Читать статьи по темам:

генотерапия омоложение Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Еще раз об омоложении

Пожалуй, каждый, кто находил у себя первую морщинку или первый седой волос, нет-нет да и задумывался о том, как было бы здорово, если бы ученые придумали лекарство от старости.

читать

Если ненадолго стать эмбрионом…

Периодическое включение «генов Яманаки» в целом организме улучшило состояние обычных пожилых мышей, а мышам с прогерией продлило жизнь на 30%.

читать

Биомаркеры омолаживающей генотерапии

Более подробное исследование результатов воздействия генотерапии на организм Э. Пэрриш позволяет предположить реальное снижение ее биологического возраста.

читать

Бессмертие Элизабет Пэрриш

В сентябре 2015 года Элизабет Пэрриш, директор американской фармацевтической компании BioViva, первой в мире решилась изменить свои гены, чтобы отсрочить старость.

читать

Интервью с американкой, омолодившей себя на 20 лет

Ученые скептически относятся к заявлениям Элизабет Пэрриш. А корреспондент «Газеты.Ru» так и не поняла, что она себе вколола и почему помолодела именно на 20, а сразу не на 30 лет.

читать