Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • medtech
  • ММИФ-2018
  • Vitacoin

Не думайте о вечной жизни

Думайте о том, чтобы никогда больше не болеть

Aubrey de Grey is working to cure aging whether you like it or not

Dylan Love, TNW

Именно в таком ключе Обри ди Грей хотел бы, чтобы вы рассматривали его работы. Бородатый биомедик-геронтолог – звезда научного сообщества, постоянный источник громких заголовков про бессмертие. Ди Грей хочет увеличить продолжительность жизни человека настолько значительно, что смерть как явление может уйти в прошлое. Эта идея занимает ключевое место в его работе на протяжении 20 лет.

Ди Грей начинал как программист на кафедре генетики Кембриджского университета в 1992 году, где вёл базы данных генетической информации по дрозофилам. В 1999 году он опубликовал книгу под названием «Митохондриальная свободнорадикальная теория старения» (The Mitochondrial Free Radical Theory of Aging), где он впервые изложил ключевые идеи, благодаря которым обрёл известность: предотвращение повреждения митохондриальной ДНК предположительно должно существенно продлить человеческую жизнь. Идея была настолько хорошо принята, что на следующий год Кембридж присудил ему докторскую степень. В 2007 году Ди Грей изложил основные положения своей работы в интервью: «Люди есть машины, а старение – это износ машины, накопление повреждений, которые потенциально можно исправить».

Ранее ди Грей опубликовал работу, пробивающую огромную дыру в заведомо сложной математической задаче, которая с 1950 года ставила в тупик математиков. Как один из основателей научного коллектива по борьбе со старением Исследовательского фонда SENS, 55-летний ученый много времени проводит в разъездах, представляя свои идеи на конференциях по всему миру. Смысл его заявлений состоит в следующем: мы добрались до сути того, что называется смертью.

Наши пути пересеклись на одной из таких конференций, Будущее в Городе, в Москве. Ди Грей рассказал о своей работе и к чему это все идет.

Aubrey.jpg

– Когда мы говорим об использовании науки и технологий для улучшения человека, как правило, всплывает термин «трансгуманизм». Почему вам не нравится это слово?

ОБРИ ДИ ГРЕЙ: Я думаю, что это слово контрпродуктивно. Если вы работаете в этих областях, разрабатываете технологии, то не хотите, чтобы другие люди боялись того, что вы делаете. Вы хотите, чтобы они понимали потенциальную ценность вашей работы, и лучший способ добиться этого – подчеркнуть взаимосвязь этих технологий с вещами, которые уже существуют.

В моем случае, совершенно необходимо подчеркнуть, что это просто медицина. И она не менее привлекательна, чем та, что существует на сегодняшний день, и нет никаких причин её опасаться. «Трансгуманизм» – это страшное слово, и я думаю, что лучше использовать слова, которые не будут пугать людей. Мы не создаем новый тип человека.

Я хотел бы задать людям вопрос: хотели бы вы быть больным? Или, быть может, вы хотели бы заболеть в будущем? Никто никогда не ответит на эти вопросы «да», и это всё, что нужно об этом знать: никто не хочет болеть, и никто не хочет умирать.

Как вы относитесь к слову «бессмертие?»

ОДГ: «Бессмертие» имеет устоявшийся смысл: нулевой риск смерти от любой причины. Люди понимают, что это в принципе невозможно, поэтому, если вы используете это слово для описания того, что я пытаюсь сделать, то вы как бы подразумеваете этот результат. Слово доминирует в разговоре, когда я обращаюсь к СМИ, потому что они должны продавать газеты. Среди журналистов есть ответственные, но некоторые используют «язык сенсаций».

– Вы ввели термин «провозрастной транс». Вы не могли бы пояснить его для тех, кто никогда не слышал о нём раньше?

ОДГ: Я пошел на представление гипнотизёра, будучи студентом Кембриджа. Артист пригласил кого-то на сцену, ввёл их в глубокий транс и убедил в каких-то нелепых фактах, заставив поверить, что их правая рука – это левая. Не вдаваясь в подробности, гипнотизер попросил их дотронуться до левых локтей своей «правой рукой», и конечно они не смогли сделать этого.

Если вы спросите у загипнотизированного человека, почему он не может выполнить такое простое действие, его объяснение будет вполне грамматически верным, но при этом абсурдным с точки зрения логики. «Провозрастной транс» – это термин, который я придумал, когда начал говорить с людьми о прекращении старения, только чтобы выяснить, насколько они лажают в этом плане. Я думал – как могут вполне разумные люди так думать?

– В какой форме будут выполнены ваши исследования, когда выйдут на уровень практической медицины? Мы говорим об инъекциях, хирургических вмешательствах – о чём-то подобном?

ОДГ: Это всё не будет особо отличаться от медицинской генетики. Возможно, это поначалу и будут операции, но затем их вытеснит терапия стволовыми клетками и тому подобное. Терапия будет улучшена и менее инвазивна. В основном это будет сделано с помощью инъекций. Конечно, вводиться будет нечто очень сложное, но с точки зрения пациента, это будет простой укол.

– В книге «Эпоха духовных машин» Рэй Курцвейл пишет: «смерть придает смысл нашей жизни. Это дает важность и ценность времени. Время станет бессмысленным, если его будет слишком много». Что это значит для вас?

ОДГ: Это полное фуфло. Это такой очевидный предлог, чтобы смириться со старением и подчиниться ему, «потому что надо». Если у людей нет понимания, как бороться со старением, то имеет смысл предположить, что люди будут стареть и умирать – пока не попадут под грузовик. Поэтому вы либо проживаете свою жизнь, имея в виду все те страшные вещи, которые могут случиться с вами, или вы можете попробовать смириться с быстротечностью своей жизни и надеяться на лучшее. И такой подход был нормальным, пока я не взялся за дело.

Курцвейлу не хватает знаний биологии, чтобы иметь полноценное представление о специфике, но он и не претендует на это. В любом случае, он говорит о конечной цели во многом сходным со мной образом. Он однозначно заинтересован в вечной жизни. Нас объединяет общее стремление.

– Кто ненавидит вас? Есть ли у вас религиозные противники?

ОДГ: Я раздражаю некоторых специалистов в области биологии старения. Они думают, что я усложняю их работу, что я создаю нашей тематике дурную репутацию, делая преувеличенные заявления о том, чего мы сможем добиться и как быстро. Но большинство людей больше так не думает. Они понимают, что я приношу новые деньги в нашу сферу, и это хорошо.

Что касается религиозных групп, нет. Я не могу быть на прицеле у фанатиков, и я думаю, во многом это связано с тем, что люди быстро понимают, что речь идет о здоровье. Поддерживать здоровье людей – это Божья работа. Это облегчение страданий. Было бы грешно не работать над этим.

– Что люди могут сделать сегодня, чтобы подготовиться к терапии долголетия будущего?

ОДГ: Они могут выписать мне большой чек. Длительное время это был вопрос денег. Когда я начинал 20 лет назад, у меня было три проблемы. Мне нужен был план по борьбе со старением (которого почему-то еще не было), нужно было убедить ученых по всему миру взяться за осуществление этого плана, и я должен был найти деньги, чтобы это могло произойти. Последнее было проблемой целое десятилетие.

Хорошая новость заключается в том, что это единственная проблема. До сих пор не появилось никаких поводов думать, что подход о фиксации повреждений, которого мы придерживались ранее, не сработает. Новые технологии, такие как CRISPR, предоставляют нам возможности достичь цели быстрее. Единственное, у меня не было денег.

– Что вы готовы рассказать о своём режиме здоровья? Принимаете ли вы какие-нибудь специальные препараты?

ОДГ: Мне очень повезло с генетикой. Я имел счастье пройти все возможные тесты по пять раз за последние 15 лет на всё, что вы можете себе представить. По результатам я всегда смехотворно молодой, здоровый человек. Мне следует быть скромным и сказать: «если не сломалось, не чините». Я просто один из тех счастливых людей, которые могут есть и пить именно то, что хочется, безо всяких последствий. Я не пример для подражания в этом деле.

– Каковы последствия для людей, которые будут жить значительно дольше? Что мы будем делать с перенаселением?

ОДГ: Давайте внесем ясность – у нас не будет тысячелетних людей еще, по крайней мере, 900 лет. Это важно помнить, потому что за это время многое может случиться. В частности, будут разработаны различные технологии, и в них кроется ответ на большинство вопросов. Все сводится к таким вещам, как возобновляемые источники энергии, искусственное мясо, опреснение. Эти вещи уменьшают загрязнение окружающей среды и увеличивают несущей способности нашей планеты.

– Каковы остальные обязательные пункты в вашем списке по борьбе против старения?

ОДГ: К каждому виду повреждения есть свой подход по исправлению. Для каждого из них мы можем определить, где мы хотим, чтобы он работал в культуре клеток, затем заставить его работать на мышах, потом перейти к клиническим испытаниям. Там будут этапы с участием комбинации подходов, над которыми мы будем работать параллельно.

Перевод: Анастасия Позняк, портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru


Читать статьи по темам:

бессмертие продление жизни Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Ди Грей стоит на своём

Его позиция проста: еще немного денег, еще немного исследований и человечество научится жить вечно.

читать

К черту биохакинг

Нео-стоики – люди, которые считают, что продолжительность жизни – лишь еще одно препятствие, которое нужно преодолеть.

читать

Бессмертие за криптовалюту

Миллионеры, сделавшие состояние на криптовалюте, жертвуют на исследования, которые могут продлить жизнь на тысячи лет.

читать

Перехитрить старение?

Среди обещаний ученых, изучающих увеличение продолжительности жизни – здоровье 90-летних на уровне 50-летних, жизнь до 150 лет и даже вечный биологический возраст в 25 лет.

читать

Вышли на овертайм

Что, если старость – болезнь и с ней можно бороться? Подробный разбор передовых исследований показывает, что такая гипотеза недалека от истины.

читать