Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

История одной научной революции

О книге Сванте Пэабо «Неандерталец»

Александр Соколов, ХХ2 век

Сванте Пэабо – личность, чья слава простирается далеко за пределы страниц специализированных научных журналов. «Будущий нобелевский лауреат», как выразилась одна уважаемая учёная дама. Этому энергичному шведу удалось фактически создать целое новое направление в науке – палеогенетику и совершить революцию в исследованиях эволюции человека. Разработанные командой Пэабо методы позволили прочитать такие страницы древнейшей истории, которые, казалось, были утрачены навсегда. Теперь мы знаем, какого цвета были глаза неандертальцев, и какими грибами они питались, с кем и сколько раз скрещивались предки меланезийцев, сколько человек застрелил из своего лука ледяной человек Эци, из каких животных сделана его одежда, кто подарил тибетцам их способность жить в высокогорьях – и всё благодаря древней ДНК.

paabo.jpg
Сванте Пэабо. Неандерталец. В поисках исчезнувших геномов.
Перевод с английского – Елена Наймарк.

Издательство Corpus готовит к изданию книгу Пэабо «Неандерталец». Труд этот вообще-то написан в 2013 году и, учитывая стремительность развития палеогенетики, кто-то скажет, что информация уже чуток залежалась… Но, во-первых, в конце книги есть подробное послесловие Елены Наймарк с обзором последних достижений в этой области. Во-вторых, произведение Пэабо – это не отстранённый и заумный рассказ о нуклеотидах и хромосомах, а увлекательное, местами очень эмоциональное повествование из первых рук о том, как происходило становление новой науки. Это, я бы сказал, исторический документ, который будет интересен читателям и спустя 100 лет.

А ещё книга «Неандерталец» личностная, даже слишком личностная. Из неё читатель узнает, например, о бисексуальных наклонностях Пэабо, или о том, как автор пил водку с академиком Анатолием Деревянко в Новосибирске.

В голову лезет клишированная фраза: «У этого человека удивительная судьба». Представьте себе парня, который изучал египтологию и русский язык, диссертацию защитил по иммунологии, а в итоге стал извлекать гены из древних людей.

Все начиналось в 1981 году как тайное хобби, в виде экспериментов над жареной телячьей печенью, ткани которой, как считал молодой экспериментатор, напоминают ткани древних мумий. Потом – опыты на настоящих египетских мумиях… Первые публикации… Дальше – генетика вымерших животных: сумчатый волк, зебра-квагга, мамонт, пещерный медведь и, наконец, – неандерталец.

Повествование длинное, много технических подробностей, которые кого-то, может быть, утомят. А мне кажется, это хорошо – так автору удалось передать мысль, часто ускользающую в литературе об учёных: наука это длительный тяжёлый, рутинный труд, порой – безрезультатный. От первых опытов на египетских мумиях до публикации неандертальского ядерного генома прошло 25 лет, и все эти годы – под флагом борьбы с загрязнениями образцов, борьбы за чистоту. В этой борьбе Пэабо проявляет прямо-таки маниакальную педантичность. А иначе бы ничего и не получилось! Читая описание мер предосторожности, предпринимаемых при работе в так называемой «чистой комнате» (святая святых, где проводились сами эксперименты на древних образцах), понимаешь, почему палеогенетика – удел всего нескольких лабораторий в мире. Когда даже одна молекула может исказить результаты эксперимента – важна любая мелочь.

Жизненный путь Пэабо и его коллег – прекрасная иллюстрация того, что в XXI веке научные прорывы удаются не гениальным одиночкам, а хорошо организованным творческим коллективам. Пэабо, которому удалось создать, вырастить такой коллектив – блестящий менеджер, он умеет и найти нужных людей, и мотивировать их, и – при необходимости – расстаться с мешающим кадром… Замечательно описание публикации в Science о расшифровке неандертальского генома: приложение к статье заняло 174 страницы и состояло из 19 частей, каждую из которых готовило своё подразделение команды Пэабо. Очевидно, что такой грандиозный труд не под силу одному человеку.

Что ещё лично для меня было особенно интересным:

– Пэабо в ярких красках рисует картину старта новой науки, с характерным для такого этапа энтузиазмом… увы, порой ещё и с завышенными ожиданиями, несбывшимися прогнозами и неудачами. Пэабо, наверное, как никто другой понимал чрезвычайную техническую сложность задачи и то, насколько велик риск ошибки. Поэтому он с явным огорчением пишет о скороспелых сенсациях, с помпой публиковавшихся даже в авторитетных научных журналах: ДНК из растений возрастом 17 млн лет… ДНК из древнего янтаря или даже из костей динозавров. Все эти сенсационные результаты впоследствии оказались недостоверными: то, что специалисты принимали за следы древних геномов, было современным загрязнением. Энтузиазм поутих, на смену выскочкам пришли осторожные профессионалы и дорогостоящие методики выявления контаминаций.

– Автор уделяет внимание, наверное, самому «проклятому» вопросу палеогенетики – поиску подходящих образцов. Чтобы в древних останках сохранилась ДНК, нужны особые условия. Идеальны холодные сухие пещеры, быстрое захоронение и некоторые другие стечения обстоятельств (Пэабо полагает, что сохранности генетики способствует даже… каннибализм. Когда кости быстро очищены от плоти – меньше возможностей для размножения бактерий, губителей любой органики). Особенно перспективными, богатыми «эндогенной» ДНК оказались кости из хорватской пещеры Виндия, и команде Пэабо пришлось проявлять чудеса дипломатии, чтобы заполучить уникальные образцы. Не зря! Именно кость из Виндии подарила миру и первый митохондриальный, и первый ядерный неандертальский геном.

– Зависть и восхищение вызывает рассказ о том, как в 90-е годы прошлого века в Восточной Германии, в Лейпциге, создавался Институт эволюционной антропологии. С его помощью Общество научных исследований Макса Планка хотело возродить немецкую антропологию, после Второй мировой войны пребывавшую в упадке. Пэабо сделали директором-соучредителем института, а палеогенетику – одним из ведущих направлений исследований. Учредители распоряжались внушительными средствами, что позволило создать им институт такой, какой они хотели – пригласить ведущих учёных из США, Великобритании, Швейцарии, набрать штат из 400 сотрудников, создать образцовые лаборатории… выделить специальные места для теннисных столов и настольного футбола, установить у входа 10-метровую альпинистскую стенку и даже сауну на крыше. Эх! Может быть, когда-нибудь мы создадим что-нибудь подобное в России…

После дифирамбов – немного критики. Пэабо – медик по образованию, и, судя по тому, что он пишет, в антропологию вошёл, что называется, «с чёрного хода». И у учёного временами прорывается некий снобизм по отношению к классическим палеоантропологам (их автор именует просто «палеонтологами»). Эти старички без помощи генетиков «даже не смогли между собой договориться, как отделить одну архаичную группу от другой». И то, что антропология для Пэабо – не ведущая дисциплина – чувствуется. Так, не раз и не два в книге встретилось упоминание «китайской расы» (что за антропологические новости?), а выражение «неандертальцы И люди» кочует со страницы на страницу. Для краткости так, наверное, можно, но… режет слух. Разве неандертальцы не люди?

Мне лично чаще приходится общаться с палеоантропологами, от которых иногда можно услышать ворчание, а то и ревнивые выпады в сторону палеогенетиков. Наверное, наведению мостов между смежными науками такая позиция не способствует. Стоило бы и тем и другим отбросить чванливость и больше прислушиваться друг к другу.

И наконец, какой же автор научно-популярной книги, приезжавший в Россию, не порадует читателя хотя бы небольшой дозой «клюквы про страну медведей»! И вот, из книги Пэабо мы узнаём, что в Новосибирске, куда учёные прибыли для переговоров с российскими археологами, на улице −41 градус по Цельсию. Что ж, в январе – может быть. Пэабо даже указывает дату и время: 17 января 2010 г, время 6 утра. Простите мне мою дотошность, но я залез в архив погоды Новосибирска: в 6 утра термометр показывал −29 градусов. У страха глаза велики!

Но дальше наши герои приходят в гостиницу, и там, благодаря хорошо работающим батареям, температура… +40! А вот в это уже верится с трудом. Впрочем, воспринимаю как художественное преувеличение, и это вряд ли омрачит радость читателя от того, что последние главы книги касаются плодотворного сотрудничества палеогенетиков с российскими учёными.

Пэабо заканчивает книгу рассказом о впечатляющем открытии денисовского человека. А в послесловии Елены Наймарк мы видим лестницу открытий последующих нескольких лет:

– прочтена ДНК древнейшего сапиенса из Сибири (Усть-Ишим);

– расшифрован митохондриальный геном, а затем части ядерного генома гейдельбергского человека из Сима де лос Уэсос, возрастом 430 тыс. лет;

– получена серия генетических данных из древних сапиенсов: Чжоукоудянь, Мальта, Афонтова гора;

– стали проясняться вред и польза от наследия неандертальцев в нашей ДНК;

– и возвращаясь к тому, с чего начиналась палеогенетика 30 лет назад, – выполнена работа по прочтению митохондриального генома 90 египетских мумий.

Ну а вопрос, ответ на который последние 30 лет ищет выдающийся шведский учёный, – что делает человека человеком? – пока что остался открытым.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru


Читать статьи по темам:

геном неандертальца анализ ДНК реклама Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Чистка древних геномов

Создание системы по отделению загрязнений от ДНК позволит генетикам проводить более точный анализ образцов генов древних людей и животных, а значит, еще на шаг приблизит их к расшифровке заложенных в спирали ДНК тайн.

читать

Люди всё же скрещивались с неандертальцами?

Полученные данные свидетельствуют о гибридизации людей с некими вымершими видами, например, неандертальцами или гейдельбергским человеком.

читать

Вредные гены неандертальцев

Среди них – хронотип «совы», способность загорать или сгорать на солнце, регуляция «плохого» холестерина, расстройство пищевого поведения и т.д.

читать

Четвёртый денисовец

Девочка, чей зуб нашли в 1984 г. в Денисовой пещере, принадлежала к денисовцам, а не к неандертальцам, и жила она значительно раньше трёх других денисовцев.

читать

Уточнение эволюции Homo sapiens

В ДНК древнейших неандертальцев Европы обнаружены следы популяции древних людей, родичей предков кроманьонцев, проникших в Европу как минимум 220 тысяч лет назад.

читать

Гены неандертальцев: новые данные

«Неандертальские» участки ДНК до сих пор влияют на экспрессию генов человека – в частности, на проявления таких признаков как рост и риск развития шизофрении.

читать