Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • vsh25
  • Vitacoin

На чьей стороне научные журналисты?

Should science journalists take sides? 
Эд Йонг, перевод Ирины Львовой, STRF.ru
(выполнен с разрешения автора)

Недавно в Королевском институте Великобритании состоялась дискуссия на тему «Должны ли научные журналисты становиться на чью-либо сторону?», организованная Центром науки и СМИ. Одним из участников обсуждения был Эд Йонг – автор популярного научного блога Not exactly rocket science, посвящённого проблемам биологии. Йонг считает, что объективность в журналистике – это миф. Мы публикуем перевод его выступления.

Справка 
Эд Йонг живёт в Лондоне и работает в информационном отделе Cancer Research UK – крупной благотворительной организации, борющейся за снижение смертности среди онкологических больных. Помимо ведения блога Not exactly rocket science, посвящённого проблемам биологии, Эд пишет популярные статьи в такие журналы, как Nature и NewScientist. Неделю назад, 22 октября, ему вручили приз Национальной академии наук США в области научной коммуникации

– Название дискуссии даёт возможность различных интерпретаций, но мне очевидно, что научные журналисты не должны становиться на сторону какого-либо определённого учёного, научной идеи или даже самой науки. В то же время абсолютно необходимо, чтобы они встали на сторону правды. Проблема в том, что большая часть традиционной журналистики не достигает даже такой простой цели.

Проблема возникает из-за желания быть объективным или нейтральным. Это то, что Джей Розен (Jay Rosen), профессор журналистики Нью-Йоркского Университета, метко называет «взглядом ниоткуда» (View from Nowhere). Вы беспристрастны к новостям, о которых сообщаете. Вы не становитесь ни на чью сторону. Вы наблюдаете издалека. Проблема в том, что реальность работает не так, а приверженность взгляду ниоткуда порождает ещё больше проблем.

Проблема 1: плохая услуга журналистики. Один научный журналист недавно написал: «Репортёры – это вестники, их работа – как можно точнее рассказывать о том, что говорилось, демонстрируя почёрпнутое из опыта понимание, а не догадки по поводу правильности того, что говорилось». Это вздор. Если вы фактически не даёте никакого анализа, если вы, в сущности, не «принимаете чью-либо сторону», тогда вы просто рассыльный, посредник, рупор с ушами. Если вы так понимаете профессию журналиста, тогда мой RSS-ридер – это журналист.

Приведу конкретный пример. В газете The Independent вышла статья об акупунктуре, которая претендует на знание механизма облегчения боли с помощью этой процедуры. Это хорошая новость из области неврологии, но статья была безнадёжно предвзятой при обсуждении исследования и интерпретации его результатов. Я ясно высказался об этом в своём блоге, но, несмотря ни на что, подавляющее большинство коллег не обратили на это внимания. Они просто привели цитаты и взгляды крупного учёного. Они даже использовали цитату «третьей стороны», предоставленную в пресс-релизе, не скрывая тот факт, что она поступила от жены одного из авторов исследования, который был также директором Национального центра нетрадиционной и альтернативной медицины.

Люди могли мириться с этим десять лет назад, но не сейчас. Взгляд ниоткуда просто не работает, особенно в мире, где каждый может изложить собственный взгляд. Если вы не предоставляете критического анализа или контекста, то другие предоставят и будут ругать вас за халатное отношение к делу. Как вы думаете, кого люди станут охотнее читать? В то время, когда журналистика переживает упадок, было бы здорово, если бы журналисты по собственному желанию не старались быть старомодными.

Проблема 2: лень. Когда я обсуждал эту тему в Твиттере, один из моих сторонников поинтересовался: «Разве проведение дискуссии не означает, что научные журналисты должны принимать чью-то сторону?» Я иронически ответил, что обойду эту противоречивую проблему, добавив в конце всего мною сказанного фразу «учёные заявили…».

Сколько раз я видел эту фразу и ей подобные. Они кажутся такими безобидными, но эти слова представляют собой секретный код СМИ. Они означают, что «кто-то выдвинул эту сумасшедшую идею, и, вместо того чтобы сказать вам, есть в ней здравое зерно или нет, я просто собираюсь дословно передать её. И я применил эту умную языковую уловку, чтобы переложить ответственность за такой взгляд на человека, который это сказал». Короче говоря: «Эй, не стреляйте в курьера. Я просто передаю эту чушь».

Проблема такого подхода в том, что он освобождает журналистов от ответственности делать то, для чего они предназначены: сообщать правду. Это значит, что вместо специального изучения предыдущих исследований, внимательного рассмотрения темы, предоставления читателям контекста и сопоставления сделанных ими утверждений, вы можете просто-напросто обратиться к одному человеку, записать, что он сказал, позвонить другим, записать, что они сказали, и затем считать дело законченным.

Такое сообщение в стиле «он сказал…, она сказала…» перекладывает тяжкое бремя оценки фактов на читателя, у которого тоже не так много времени и который, вероятно, не имеет доступа к документу, первоисточнику или эксперту.

Проблема 3: плохое понимание аудитории. Многие читатели начинают знакомство с материалом на поверхностном уровне, поэтому вам нужно донести до них мысли как на этом уровне, так и копнуть глубже. Многие читатели из-за нехватки времени и, возможно, внимания оценивают изложенное только на уровне заголовков. Знак вопроса в конце заголовка или слово «возможно» в середине утверждения недостаточно уточняют формулировку. Мало пользы приносит и цитата эксперта – для баланса – в конце текста.

Если вы, например, пишете о том, как некоторые утверждают, что вакцина против кори, свинки и краснухи опасна, идея, которую вынесет читатель, состоит в том, что она опасна. Объективность – это не функция каждого слова в вашей публикации, в первую очередь на неё влияет структура и само решение опубликоваться. Что подводит меня к четвёртой проблеме.

Проблема 4: наивность. Подлинная беспристрастность – это миф, её не существует. Любой выбор, который вы делаете, субъективен. Самый важный выбор – сообщать об этом или нет – прежде всего зависит от ваших интересов, интересов вашего редактора или ракурса вашей публикации. Если я решу напечатать статью об эволюционной психологии и о гендерных ролях, это укажет на мою предвзятость. То же самое относится и к ситуации, если я решаю не публиковать её.

Кроме того, у вас существует предвзятость в отношении учёных и того, как они собираются представить результаты своих исследований и что они решили исследовать в первую очередь. Каждое выбранное вами слово обременено значением, которое может разительно изменить смысл и идею публикации. Каждый глагол и прилагательное – проводник предвзятости.

Проблема 5: нарушение этики. Именно здесь «объективность» выходит на первый план. Однажды я разговаривал с корреспондентом, который написал обычный репортаж о довольно хитроумном исследовании. Я спросил его, почему он выбрал такую форму публикации, в то время как, несомненно, знал достаточно, чтобы дать более подробный критический отзыв об исследовании. Он ответил, что не смог найти учёного, готового прокомментировать спорные вопросы исследования. Именно здесь поиск «объективности» превращается из благородной дисциплины в занятие, которое фактически приводит к нарушению этики. Смешно охотиться за цитатами, чтобы рассказать то, что вы и так знаете. Это может привести к тому, что люди будут подвергать цензуре правдивые истории, только потому, что они не могут найти кого-нибудь, готового их поведать.

Проблема 6: непонимание характера науки. Научная журналистика принципиально отличается, скажем, от политических репортажей тем, что в науке есть объективная истина. Вакцина против кори, свинки и краснухи либо приводит к аутизму, либо не приводит (она не приводит). Мир либо создан Творцом, либо не создан (он не создан). Много говорят о ложном балансе в научных репортажах, и я не буду здесь повторять известные вещи, просто поясню свою позицию.

Речь не о том, что надо подвергать цензуре взгляды меньшинства. Я знаю, что великие научные открытия были сделаны людьми с революционным мышлением, поэтому, нет, я не призываю журналистов затыкать рот будущему Эйнштейну или Галилею. Но, если уж вы обсуждаете мнение меньшинства, делайте это с осторожностью, с широко раскрытыми глазами и указывайте, в какой области сейчас достигнут научный консенсус. В качестве примера, который мне нравится, приведу Боба Холмса (Bob Holmes), написавшего хорошую статью для журнала NewScientist об откровенно смехотворной теории, выдвинутой неким Дональдом Уильямсоном (Donald Williamson), о том, что гусеницы – это гибриды между насекомыми и созданиями, которых называют первичнотрахейными. У статьи был один из тех знаменитых заголовков в виде вопроса, который подразумевает отрицательный ответ, однако прямо со второго абзаца становится очевидно, что эта теория не выдерживает критики.

И самое главное – речь идёт не о том, чтобы становиться на сторону конкретных учёных, отстаивающих конкретные идеи, или записываться в Team Science (студенческий лагерь – STRF.ru). Это было бы в равной степени грубым нарушением журналистской этики. Когда вы пишете о финансировании науки, независимо от того, насколько вы переживаете из-за ценности научного исследования, вы всё равно должны объективно осветить его или оценить в сравнении с другими финансовыми требованиями. Когда вы пишете о политике в науке, вы можете указать, как наука повлияет на политические решения, не заостряя внимания на других факторах.

Как я говорил выше, речь идёт о том, чтобы встать на сторону правды. Нужно быть достаточно хорошо осведомлённым, чтобы нанести достойный удар при раскрытии правды и представлении читателям результатов этих поисков, даже если этот результат строго придерживается одной стороны «спора». Речь идёт о настоящей работе журналиста – анализе, критике, помещении в контекст и т.д. в противовес обычному репортажу.

Речь идёт о том, чтобы осознать собственную предвзятость и сделать её очевидной для читателя.

Наконец, речь идёт о прозрачности и правде, концепциях, которые гораздо важней беспристрастности или объективности. В конце концов, слово, означающее людей индифферентных к правде, – «лжецы», и оно не должно быть синонимом слова «журналист».

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
02.11.2010

Читать статьи по темам:

псевдонаука Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Генетически модифицированная вода, пресный Арал…

Сегодня утром Рунет облетела сопровождаемая здоровым смехом новость о генетически модифицированной воде и других перлах корреспондента «Радио России» и экспертов программы «Чистая вода».

читать

Криминальное чтиво, в Nature

В сентябре в мировом лидере научной периодики – журнале Nature – вышла статья о выявлении факта сознательного вредительства в небольшой американской научной лаборатории.

читать

Российские ученые! Боритесь за Шнобелевскую премию!

Сейчас полным ходом идет объявление нобелевских лауреатов. Прошедшее накануне в Гарварде вручение IgNobelPrize, который в русском варианте чаще именуется «Шнобелевской премией», тоже не обойдено вниманием.

читать

Ученые снова открыли...

Сообщения о научных открытиях стоит читать аккуратно, не бросаясь немедленно верить всему и именно в том виде, в котором это написано в журнале или в газете. Даже если выглядит написанное очень серьезно.

читать

Еще раз к вопросу о вранье в научных журналах

Анализ почти 150 испытаний препаратов и методов терапии, участниками которых были дети, и результаты которых были опубликованы в уважаемых серьезных медицинских журналах, показал, что в 40-60% случаев авторы... эээ... привирают.

читать