Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Watson-онколог: не всё так радужно

Как доктор Ватсон не смог победить рак

Семен Кваша, МедНовости

Несколько лет назад компания IBM начала продавать Watson – когнитивную систему, состоящую из 90 серверов с восьмиядерными процессорами и суммарным объемом оперативной памяти более 15 терабайт. Watson продвигают практически в любой области, где нужна работа с большими объемами данных, скорость вычислений и сложные алгоритмы. На сайте робота есть разделы «здоровье», «образование», «финансы» и так далее.

Но почти сразу компания объявила Ватсона доктором и поставила ему задачу помогать докторам по всему миру ставить онкологические диагнозы и назначать лечение.

Для этого компьютеры два года обучали, скормили им 605 тысяч медицинских документов, 25 тысяч историй болезни, обработали гигантский архив исследовательского центра Memorial Sloan Kettering Cancer Center в Нью-Йорке. В результате робот назначает правильное (то есть соответствующее современным рекомендациям) лечение в 90% случаев.

Издание Stat провело большое расследование современного состояния дел у доктора и обнаружила, что все немного менее радужно, чем в пресс-релизах IBM и Memorial Sloan Kettering.

Как работает Ватсон и сколько это стоит?

В сущности, это огромная, очень умная и очень быстро работающая база данных. Медсестра отдает доктору историю болезни пациента (теоретически он умеет их читать сам, на практике же сокращения, ошибки и врачебный почерк требуют контролировать этот процесс и вбивать значительную часть данных вручную), тот сравнивает ее со своей огромной библиотекой научных статей и клинических рекомендаций и после нажатия на кнопку «Спросить Ватсона» выдает свои клинические рекомендации на основе лучших современных клинических практик, самых современных исследований и других достижений доказательной медицины. За это больницы платят от 200 до 1000 долларов на каждого пациента. Иногда еще приходится дополнительно платить за консультации и подсоединение системы к базе историй болезни больницы, это тоже стоит отдельных денег.

Где ставят Ватсонов?

В США эта система установлена в двух больницах. Их больше в Индии и Юго-Восточной Азии. Один такой компьютер есть в Монголии. Встречаются они и в Европе, правда, там к ним относятся без особого оптимизма, если верить STAT.

В Америке всего два компьютера полностью взяты на вооружение, по всему миру в онкологической программе занято 50 суперкомпьютеров

В чем претензия к Ватсону

Главная проблема – доктор Ватсон никогда не проходил клинических испытаний. Нет ни одного независимого исследования робота. Все статьи, в которых говорится о его эффективности, написаны клиентами системы, в соавторах обязательно значится инженер из IBM. Для современной доказательной медицины это нехорошо. Правда, инженеры из IBM на это говорят, что некоторым вещам не нужны клинические испытания. «Никто же не будет делать двойной слепой рандомизированный тест парашюта?».

Хороший результат для Ватсона – высокий вровень совпадений назначенной им терапии с той, которую назначает врач в продвинутой больнице. Этот уровень совпадений доходит в разных медицинских учреждениях до 96% (но не в Дании; в датских больницах врачи провели свое исследование, выяснили, что у них уровень совпадений составляет всего 33% и не стали устанавливать суперкомпьютер). Но врачей это напрягает: зачем нужен суперкомпьютер, который назначит пациенту такое же лечение, которое они бы и сами провели, или такое, которое они уже рассмотрели и забраковали?

Врачи за пределами США к тому же обращают внимание, что рекомендации Ватсона не берут в расчет особенности национального здравоохранения и врачебной практики. В Южной Корее робот часто назначает лечение, которое не покрывает национальная система страхования, на Тайване пациентом принято назначать меньшие дозы лекарств, предотвращая побочные эффекты.

Откуда берутся рекомендации доктора Ватсона?

Как выяснили корреспонденты STAT, обычные доктора думают, что Ватсон – это собрание лучших клинических практик и исследований со всего мира. На самом деле, все данные (включая медицинские статьи из журналов) и все алгоритмы суперкомпьютера вбивают сотрудники Memorial Sloan Kettering Cancer Center. И это сразу две проблемы: во-первых, не все ученые и врачи согласны с подходами этого исследовательского центра и не все считают его абсолютным авторитетом в онкологии.

Во-вторых, количество данных, которыми оперирует Ватсон, не очень велико на самом деле, и было бы гораздо больше, если бы их действительно сгружали в систему все больницы, подключенные к нейросети. «Предположим, у вас есть 10 000 пациентов с раком легких. Это на самом деле не очень много. Если бы их было больше, вы могли бы увидеть паттерны, группы пациентов, которые определенным образом отвечают или не отвечают на терапию, у которых определенные токсические реакции. Это позволило бы создать более персонализированную и точную медицину. Но мы не можем этого сделать, если у нас не будет способа собирать эти данные», – говорит доктор Линда Чинь (Lynda Chin), которая занималась установкой и обучением Ватсона в техасской больнице MDAnderson до того, как уволилась, а эта организация прекратила сотрудничество с IBM.

Что в Ватсоне хорошего

Идеально система работает в странах, в которых вообще нет онкологов. В Монголии, например, есть больница UBSongdoв Улан-Баторе, в которой 100% назначений проходит через робота (и назначения выполняются, по возможности). В противном случае пациентов лечили бы врачи общей практики без онкологического опыта, а так пациентам доступен самый передовой американский клинический опыт.

В больницах, в которых есть Ватсон, давление старых опытных врачей на молодежь облегчается – потому что любой опыт и любой авторитет можно очень быстро проверить, найдя подходящую статью с нужными выводами: Ватсон правда очень быстро ищет литературу и нужны данные из этой литературы. Доктор С.П. Сомашехар (S.P. Somashekhar) говорит, что для абсолютного большинства случаев рекомендации программы совпали с рекомендациями, которые готовят онкологический совет госпиталя. Но в совете заседает двадцать врачей, которые обычно разбирают каждый кейс неделю и потом час обсуждают. Ватсон экономит больнице работу 20 докторов в течение недели, и это невероятно ценно.

Доктор не один

Робот от IBM был первым таким суперкомпьютером, пришедшим в медицину. Сейчас есть еще гугловский DeepMind, который используют в лондонских больницах для диагностики глазных болезней и для справочной помощи при лечении некоторых онкологических заболеваний. Amazon запускает цифровую медицинскую лабораторию для работы с большими данными – электронными историями болезней и собирается создать электронного ассистента для доктора, то есть сразу ставит скромные цели и собирается играть ровно на том поле, в котором как раз сейчас используется Ватсон.

Но это, как и хирургические роботы-ассистенты вроде DaVinci, все равно будет просто еще один, пусть и невероятно удобный, инструмент в помощь врачу, а не невероятная IT-революция в здравоохранении. 

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 20.09.2017


Читать статьи по темам:

диагностика лечение рака компьютеры Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

«Ватсон-онколог» доступен в Китае

«Hangzhou Cognitive Care готова предложить сервис «IBM Watson for oncology» каждому онкологу в Китае», – говорит исполнительный директор этой компании Жень Ту.

читать

Watson продолжает учиться на онколога

Медики «скармливают» Watson’у массу информации, включающей «отпечатки» ДНК клеток опухолей, существующие методы лечения, истории болезней и других данных, имеющих отношение к проблеме.

читать

Watson продолжает расследование

У двадцати пациентов, страдающих от агрессивной формы рака мозга, в скором времени появится еще один член обслуживающей их бригады медиков. В этой роли будет выступать искусственный интеллект известного суперкомпьютера Watson.

читать

Искусственный интеллект поможет онкологам

Медики обращаются к возможностям суперкомпьютера Watson для поиска методов диагностики и лечения рака.

читать

Чтобы не отрезать лишнего

Ученые из Техасского университета в Остине разработали устройство, которое при прикосновении к ткани за 10 секунд отличает здоровую область от опухолевой.

читать

Метка для опухоли мозга

Флуоресцентный краситель позволяет в процессе операции отличить клетки аденомы гипофиза от здоровых, что значительно снижает риск рецидива.

читать