Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • techweek
  • Biohacking
  • Био/​мол/​текст

Мы вынуждены травить вас, россияне

Фермеры опровергли информацию о полезности российской еды
Останутся ли отечественные продукты на наших столах после вступления России в ВТО

4geo

До конца июля Госдума собирается ратифицировать документы о присоединении России к ВТО. Правила Всемирной торговой организации начнут вступать в силу одно за другим. Аграрные – в 2017 году.

Через 5 лет вся еда на наших столах будет соответствовать международной Системе управления безопасностью пищевых продуктов (англ. HACCP, Hazard Analysis and Critical Control Points). Ура! Но наши фермеры нудят и путаются под ногами прогресса: мы, дескать, эти стандарты не потянем. Разоримся. Будете импортное вкушать. Стол – полная чаша и вымершее село: это что, в самом деле наше скорое будущее?

Мы вынуждены травить вас, россияне

Хозяйки уверены: наша еда хотя и дороже, но полезнее. Им вторят аграрные чиновники: российское – значит, по определению экологичное. Но производители в приватных беседах говорят иное.

– Мы не должны брать в переработку молоко со слизью, с бактериями, – сказал «КП» руководитель крупного завода, – но берем, потому что сырья мало. Стыдливо называем «вторым сортом» то, что в Европе сливают в канализацию. С 2017 года «второго» не будет, лишь «высший» и «первый». Только я свой завод закрою к тому времени.

– Наше сыроделие выжило исключительно за счет фальсификаций, – заявляет Александр Никитин, сырный магнат из Пскова. – Молока остро не хватает, приходится использовать пальмовый жир.

Да-да, тот самый, который руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко, эксперт по соринкам в чужом глазу, выискивает в украинских продуктах. Кстати, полномочия Онищенко в свете создания Таможенного союза несколько ослабевают. Отныне в пределах трех стран (Россия, Беларусь, Казахстан) запреты принимаются согласованно «наднациональными органами». Но в том, что касается «внешнего периметра» (и Украина в него входит – она же не член союза), сохраняется национальное регулирование, а значит, и возможность запретов.

Что вкалывают курочкам?

– Курица на фабрике живет 32 дня, за это время из цыпленка она превращается в разжиревшего страуса. С чего бы? – смеется глава крупной птицефабрики.

Он знает, что именно «инжектируют» (то есть вкалывают) курочкам: гормоны, антибиотики. Зато чиновники хвалятся: птицеводство выросло на 160% с 2000 года.

– Скажите вашему анонимному куроводу, что он врет! – кипятится глава Росптицесоюза Владимир Фисинин. – Гормонов роста в России сроду не было. Антибиотики тетрациклинового ряда запретили еще в СССР в 1956 году. Кормовые антибиотики, запрещенные в ЕС (но разрешенные в США), заменяем на природные пребиотики. А куры растут, потому что селекция и кормим правильно.

В мясе остаются антибиотики и соли тяжелых металлов, не согласен руководитель Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин.

– Чтобы животные не болели и давали больше прибыли, их перекармливают лекарствами, которые потом попадают в желудок потребителя, – говорит он. – Правда, Россельхознадзор таких горе-производителей ловит и периодически предприятия закрывает.

Таблица Менделеева в детском питании

Депутат Госдумы и знатный аграрий Андрей Туманов Россельхознадзору не шибко верит и ест только то, что вырастил сам.

– Чисто там, где не проверяют. У нас системы контроля качества в принципе нет. И даже коли возьмутся анализировать каждую картошечку, все равно ничего не найдут. Нет у нас нужного оборудования. Если попадаются чистые российские продукты, так только у тех, кто от крайней бедности позволить себе ни гормонов, ни антибиотиков, даже самых дешевых, не может.

Недобросовестные производители если не травят, так в погоне за прибылью обманывают.

– Часто вкалывают животным безопасные препараты, чтобы нагнать вес и придать товарный вид, – говорит Юшин. – Это нормально, если не перебарщивать. А наши перебарщивают, вместо 5% от веса вводят 30%. Ведь за рубежом производитель обязан писать на упаковке, чего и сколько он вколол. У нас – нет. В итоге вы жарите свинину или курятину, а у вас из мяса жидкость течет. Не отравитесь, но вас обманули.

И что же, Запад принесет нам чистую еду? Не обольщайтесь, и там химии полно.

– Мы все растим на таблетках и уколах, – говорил мне в свое время глава одной американской фермерской ассоциации. – Но используем дорогую химию, вред которой не доказан. Доказывают вред – переходим на еще более дорогую химию. Без поддержки государства тут не выжить. Правила ВТО требуют – бюджет раскошеливается.

В России в ходу самые примитивные препараты. На дорогие нет денег.

– Вот и обнаруживают таблицу Менделеева в детском питании, – сетует представитель крупного агрохолдинга.

Банкиры довольны

Если на дорогую химию и лекарства нет денег, резонен вопрос: а куда идет хваленая господдержка? Ведь «на крестьян» бюджет в год тратит $5,6 млрд. Причем чиновники любят рассказывать о том, что с присоединением к ВТО Россия выторговала себе даже больший объем разрешенной поддержки, чем есть сейчас. Так, бывший министр сельского хозяйства Елена Скрынник говорила, что есть возможность поднять уровень господдержки до $9 млрд. в год с $4 млрд.

– То есть мы имеем возможность удвоить уровень господдержки, – заявляла она. – Этот период может продлиться несколько лет, а потом идет плановое снижение, и только в 2018 г. мы выходим с уровнем поддержки в $4,4 млрд., к 2020 г. возможно снижение до $4 млрд.

Но на поверку оказывается, что перед нами магия больших цифр. Во-первых, реально никто эти деньги давать не собирается. Автор этих строк много раз слышал такие откровения от чиновников аграрного ведомства. Во-вторых, даже то, что выделяется, на самом деле... не выделяется.

– Еще лет 5 назад деньги, которые дает государство, все-таки попадали в «гектар», то есть доходили до реальной пашни, превращались во что-то ощутимое, – говорит глава агрофирмы «ТРИО» Евгения Уваркина. – Сегодня 80% денег мы сразу возвращаем банкам в виде субсидирования процентных ставок по кредитам.

Ситуация абсурдная. Формально господдержка растет. Но фактически львиная доля этих денег не покидает бюджета. Их сразу получают госбанки.

– Выходит, что государство поддерживает не село, а государственный банковский сектор, – делает вывод Уваркина.

Эффективная ставка сельских кредитов – 12 – 14%. И почти всю государство гасит. Казалось бы, почему не сделать ее 2 – 3%, как в Беларуси? И ничего не субсидировать. Но тогда банки ничего не получат. Трудно отделаться от впечатления, что схемочка задумана именно ради прогона денег.

Платят за ложь

То, что не достается госбанкирам, попадает в руки местных чиновников. Уваркина удивляется: почему средствами распоряжаются не крестьянские союзы и кооперативы, а губернаторы? Эта практика имеет печальные последствия.

– Мой друг надоил за год 3,9 тонны молока, – говорит фермер с Урала, – а господдержку давали с 4 тонн. Я ему говорю: ты 100 кг припиши, никто же не проверит! Они ни в какую, в итоге потерял 1,5 млн. рублей. Дурак. У нас все село сидит на приписках.

– Мне в Москве говорят: дадим денег, если произведете столько-то мяса, овощей, молока, – анонимно откровенничает представитель минсельхоза одной из областей. – Ну я и рисую прямо вот столько, сколько в Москве хотят. А сколько они там на самом деле надоили, даже не интересуюсь. Зачем? Понятно, что все наши фермеры и хваленые агрохолдинги работают в ноль. Ну пойду я на честность и лишу их денег. Они и вовсе помрут.

Росстат пользуется теми данными, которые ему присылают. Он в некотором смысле заложник ситуации. Но не все так просто, говорит аналитик компании «Финам» Александр Осин. Лукавство статистики может быть своеобразным элементом госполитики.

– Еще Владимир Высоцкий возмущался недостоверностью статистики в одной из песен, – говорит Осин. – Да и в США случается, что пририсуют пару нулей, потом отзовут данные. Не пользоваться сведениями и выкладками Росстата просто невозможно, на эти цифры опирается все госпланирование. Манипуляции же с отчетностью по продуктам питания могут быть вызваны, например, желанием надавить на инфляцию, скорректировать в нужном направлении поведение игроков рынка. Плановая экономика на самом деле никуда не ушла, просто она стала несколько тоньше и изящнее.

Половина продукции – липа

И вот итог тотальных приписок. Половина молока, которое «по статистике» производится в России, – липа, считает директор агентства DairyNews Михаил Мищенко.

– Надаивают 31 млн. тонн за год, а на переработку сдается 16,5 млн. тонн, это как? – удивляется он. – Стали разбираться, оказалось, реально у нас производство – вот эти самые 16,5 млн. тонн. Остальное якобы производят люди в личных подсобных хозяйствах. Я много раз был в деревнях, где по бумагам в каждом дворе по молочной реке. Спрашиваю: что-то не видно ваших коров. А мы, говорят, всех давно порезали и молоко в магазинах берем.

Сорок процентов российской свинины тоже якобы делают во дворах. И вот что поразительно. Производство в 2011 году выросло на 3,6%, не дремал и импорт (33% все еще завозим), а потребление поднялось лишь на 2,8%. Спрашивается, не есть ли 0,8% роста – приписка? Если нет, то кто же это мясо съел?

– Мы еще в 2009 году усомнились в методике официальной статистики и доложили об этом первым лицам государства, – говорит Юшин. – Разве не странная картина: по отчетам выходит, что в личных подсобных хозяйствах, где заведомо нет вообще никаких технологий, эффективность на 30% выше, чем на современных агрофермах!

У Росстата получаются графики, красивые, словно прочерченные коньками фигуристов, грустно шутит Юшин:

– Но мы-то знаем, что в жизни так не бывает!

Мищенко предлагает только что назначенному министру Федорову во всем сознаться.

– Он может все свалить на предшественников, – цинично рассуждает эксперт.

Так господдержка не просто тратится впустую, но и порождает бумажные фантомы.

Странные совпадения

Приписки приписками, но производство курятины и свинины у нас все-таки выросло. Зато как шагреневая кожа усыхает выработка говядины и молока. Не странно ли? Ведь во всем мире и спрос на молочку, и производство растет, а падает только в России и на Украине. Парадокс объясняют так: инвестиции в курицу и свинью отбиваются быстро, а в корову медленно. Дайте срок, будут вам молочные фонтаны и говяжьи эвересты. Но мы слышим это с 2001 года. За 11 лет можно было коровники поднять.

А теперь немного геополитики. Европа – континент молока, масла, сыра и коров. Производство растет так быстро, что приходится ограничивать его квотами. А США – рай для птицеводов и свиноводов. Европа способствовала принятию нас в ВТО, США препятствовали. Что сделала Россия? «Наказала» США, почти полностью отказавшись от «ножек Буша» и тамошней свинины. И одновременно бросила на произвол судьбы молочку с говядиной, словно расчищая дорогу европейским товарам. Аграрии верят, что неспроста.

Сыр голландский есть будем и европу подымем!

– АПК России стал разменной картой в большом торге, – говорит директор одного из крупнейших агрохолдингов.

Правила ВТО для агробизнеса в России начнут работать с 2017 года. А с 2015 года Европа отменяет все ограничения на производство. И заодно вводит механизмы, которые побуждают фермеров товар экспортировать. Сейчас ограничения нужны, чтобы не затопить товарами тесный рынок Европы. А экспортировать особо некуда. Видимо, в середине текущего десятилетия появится куда?

– Для Европы принять Россию в ВТО значило спастись самим, – говорит один из бывших участников переговоров в штаб-квартире ВТО. – В начале нулевых ЕС прибрал к рукам бывший соцлагерь, хотя восточные страны были к этому не готовы. Последствия видим теперь – Старый Свет в финансовом кризисе. Содержать новичков накладно. Но проблемные государства – сплошь аграрные, и если найти им рынок сбыта, они поднимутся сами и из гири на шее ЕС превратятся в локомотив Европы. Этим рынком и станет Россия.

«Пусть не пудрят мозги»

Бывший директор информационного центра по присоединению России к ВТО профессор ВШЭ Алексей Портанский в теорию заговора не верит и считает, что аграрии пудрят мозги.

– Наша промышленность страдает от поставок дешевого молочного товара из Белоруссии, – говорит он. – Европейцы делают дорогие продукты, народу они мало интересны, массовых поставок не будет. Есть проблема по говядине, но специалисты Минэкономразвития ищут решение.

А вот политолог и активист движения «Стоп-ВТО» Анатолий Вассерман крестьянские страхи воспринимает всерьез.

– Я не верю в совпадения, в большой политике их не бывает. К сожалению, правительство отдало вопрос на откуп узкому кругу экспертов. Я пока не знаю, как именно работали лоббисты ЕС: просто платили нашим экспертам или вводили их в заблуждение недостоверной информацией. Узнать это – в интересах аграриев. Я бы на их месте потребовал полномасштабного расследования, пока время есть, – говорит Вассерман.

Как в Париже, не будет

Итак, наши крестьяне попадают в двойные ножницы. С одной стороны, жесткие требования по качеству. Система HACCP погубила даже дисциплинированных португальских рыбаков: им оказалось не под силу ловить рыбу одного размера. А уж наших-то разгильдяев в порошок разотрет. С другой стороны – открытые границы при падающем собственном производстве.

Мне возразят: коли наши фермеры кормят нас бактериями и антибиотиками, туда им и дорога. Забудем на минуту о том, что обнищавшие крестьяне рванут в и без того переполненные города. Есть другие аргументы, почему нельзя допустить коллапса нашего АПК. Во-первых, система качества HACCP отчасти лукава. Не будет у нас тех товаров, что в Париже и Берлине.

– Там к 2017 году уже перейдут на сверхчистую еду, экологичную, без химии вообще, – говорит бывший дилер крупного западного химического концерна. – А нам достанется массовый продукт, да, лучше нынешнего российского, но все же на основе химии и генной инженерии.

Во-вторых, европейские продукты зайдут в Россию дешевыми, но потом подорожают.

– В мире страшный дефицит еды, голодают континенты, еда не может быть дешевой долго, – говорит Михаил Мищенко.

Есть ли выход

Объединимся с Беларусью?

Если мы не хотим такого развития событий, что делать? Наращивать производство в секторах, критически важных для Европы. Взгляды обращаются на Беларусь – там АПК не разрушен, маленькая страна стала мировым (4% от планетарного рынка) экспортером сыра, молока и мяса.

– Мы сейчас с Беларусью воюем, – говорит Мищенко. – Считаем ее своим конкурентом. Но на самом деле с белорусами надо объединяться.

Беларусь еще долго будет вне ВТО. Зато она в Таможенном союзе с Россией. Казалось бы, блестящий расклад. Россияне могут обходить требования ВТО на белорусской территории – если, конечно, наши хозяйства вступят в кооперацию с белорусскими. Но не тут-то было. Отечественные крестьяне так боятся белорусов, что не хотят с ними дружить даже перед лицом европейской угрозы. На днях российские отраслевые союзы вновь потребовали от Минсельхоза санкций на белорусские товары.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
Сергей Гудков, глава Рыбного союза: «Если не умрем, то станем сильнее»
– Во вторник в Госдуме говорили о судьбе сельского хозяйства после присоединения к ВТО, и все участники сошлись вот на чем. Присоединяться к ВТО надо, это прогрессивное и хорошее дело. Но нужна отсрочка. Те 18 лет, что мы переговаривались с ВТО, потрачены впустую. Мы не готовы к членству в организации. Во-первых, не создана система господдержки. А во-вторых, всех здорово подкосил кризис 2008 года. Не хватит и тех 5 лет, которые отведены на адаптацию начиная с 2012 года.
Ведь уже через год какие-то таможенные барьеры будут сняты, и вообще на следующие 4 года придется основной шок. Нам надо повременить с ВТО хотя бы до 2020 года. Что за это время надо сделать? Взять Германию, где залог под аграрный кредит не требуется, а сам кредит выдается по ставке 0,35%. А у нас ставка начинается с 17%. Это надо менять в первую очередь. Если же говорить о дальних последствиях, то какие-то отрасли и подотрасли АПК умрут. Но те, что выживут, станут очень сильными, конкурентоспособными на мировой арене. Задача государства в том, чтобы выживших было побольше.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
22.06.2012

Читать статьи по темам:

бизнес здоровье питание Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Стоимость лечения продолжает расти, а качество не повышается

В последние 10 лет финансовые вложения в область здравоохранения являются малоэффективными с точки зрения издержки-выгоды.

читать

Перестройка в фармацевтике неизбежна

Фармацевтическая отрасль больше не может работать методом так называемого «блокбастера». В последние годы эта модель всё чаще оказывается неэффективной.

читать

Миллиард от ангелов

К.Фокин, президент Национальной ассоциации бизнес-ангелов России: «Наша общая задача – сделать так, чтобы объем инвестиций в российские компании от российских ангелов-инвесторов уже через 3-5 лет составил 1 миллиард долларов».

читать

БиоБизнесИнкубатор в Долгопрудном

В БиоБизнесИнкубаторе будут созданы корпоративные лаборатории участников кластера, размещены первые стартапы, которые должны будут к 2014 году набрать обороты и войти в состав биофармкорпуса.

читать

Биотехнологии будущего

Начат прием заявок на участие в Летней школе «Биотехнологии будущего», которая пройдет в Подмосковье с 5 по 12 августа 2012. К участию приглашаются студенты и аспиранты.

читать