Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Защита от рака: профилактика и ранняя диагностика

Около «онко»
В 94 процентах случаев ранняя диагностика позволяет женщине сохранить жизнь и восстановить красоту груди

Ирина Краснопольская, «Российская газета»

Победить рак можно только при одном непременном условии: выявить на доклинической стадии. Что этому мешает в России? Что надо сделать, чтобы эти препоны преодолеть? Об этом обозреватель «РГ» беседует с главным онкологом Минздрава России директором Российского онкологического научного центра имени Блохина академиком РАН и РАМН Михаилом Давыдовым (фото: Сергей Михеев/ РГ).

– Михаил Иванович, сегодня, как и когда-то, раковый диагноз повергает в ужас. Несмотря на сообщения о всяческих успехах, фактах избавления от рака, ситуация не меняется. Почему?

Михаил Давыдов: Я сорок лет в онкологии. И сорок лет мы – что мои учителя, что мои коллеги, что я сам – муссируем одну и ту же тему: основная причина неудач в онкологии – позднее выявление злокачественных болезней. Многие страны, такие как США, Япония, Скандинавские, решили проблему путем проведения массивных скрининговых программ, нацеленных на доклиническое выявление рака. По сути, речь идет об активном обследовании здорового населения.

Важно понять, что скрининговые программы – разные. При раке молочной железы они одни. При раке легкого другие. При раке шейки матки третьи, и так далее. И это задача не первичного звена здравоохранения, а специализированных онкологических учреждений, специализированной диагностики. Когда мы говорим о скрининге, то речь идет об изучении здорового населения.

– А как человеку сориентироваться: что ему лично надо диагностировать? К какому специалисту идти? Он же не знает, в каком органе у него может развиться в будущем раковая опухоль?

Михаил Давыдов: Когда даем рекомендации, к какому специалисту надо обратиться, то принимаем во внимание ту или иную частоту возникновения рака у мужчин и женщин, возраст, обращаем внимание на производственные вредности, наследственность, наличие хронических болезней.

– Скрининг и диспансеризация – разные вещи?

Михаил Давыдов: Конечно. У диспансеризации более широкие задачи. Она нацелена на выявление большого круга различных патологий. Скрининг нацелен на доклиническое выявление конкретного вида опухоли.

– В других странах такие программы есть?

Михаил Давыдов: Не только есть, они и финансируются государством. Потому что технологическое наполнение этих программ содержит в себе не только должный уровень материально-технического обеспечения, но и необходимость проведения сложнейших исследований, привлечения современных молекулярно-биологических и молекулярно-генетических лабораторий. Очень не просто выявить на доклинической стадии онкологическое заболевание у практически здорового на момент выявления человека.

– А заманить на такое исследование здорового человека с нашей российской ментальностью?.. У нас же популярен принцип: меньше знаешь, лучше спишь.

Михаил Давыдов: Такая проблема есть. И диктует ее вечный страх перед раком. А если точнее, это наше невежество, которое необходимо преодолеть во имя сохранения здоровья. Первые шаги на этом пути сделаны. Например, запрещено курить в общественных местах, в самолетах. А это один из активных путей преодоления рака легкого. Эпидемиологические исследования показали: люди, выкуривающие 20 сигарет в день, заболевают раком легкого в 20 раз чаще, чем некурящие.

– На россиян такие данные почти не действуют. Запреты, порой, воспринимаются в штыки. А уж простые рекомендации медиков и вовсе не принимаются во внимание. О них вспоминают лишь тогда, когда приходит беда, когда время спасения упущено.

Михаил Давыдов: Поэтому каждый год в России раком легкого заболевают 70 тысяч в год. А американцы, с помощью государства внедрившие эти программы, почти в два раза сократили заболеваемость раком легкого. Это один из примеров эффективности профилактических мероприятий.

– Во всем мире октябрь уже более 20 лет отмечается как месяц борьбы с раком груди. Потому что во всем мире этот рак занимает первое место среди всех онкологических заболеваний у женщин. А в числе лидеров тут Россия: каждый год более 54 тысяч россиянок заболевают им. Почти 22 тысячи из них погибают.

Михаил Давыдов: К сожалению, многие женщины безответственно относятся к своему здоровью, боятся проходить раннюю диагностику. Хотя доказано, что в 94% случаев она позволяет сохранить жизнь и восстановить красоту груди. Возможности реконструктивной хирургии позволяют с помощью одномоментной операции полностью сохранить эстетическую красоту груди, если опухоль выявлена на начальном этапе.

Массовые программы скрининга (маммографические исследования), которые проводятся при поддержке государства, благотворительных организаций и благотворительных программ бизнеса, пока не имеют достаточного охвата. Особенно в регионах.

– Известны причины возникновения рака груди?

Михаил Давыдов: Очень сложно ответить на этот вопрос. Очень сложная проблема. В ряде случаев рак груди – генетически обусловлен. И если, скажем, у мамы или бабушки был рак груди, то женщина должна быть настороженна.

– В целях профилактики стоит удалить грудную железу, как это сделала Анджелина Джоли?

Михаил Давыдов: Профилактически обе грудные железы удаляются лишь в том случае, если рак в одной из них определен мутацией гена.

– Так вы поддерживаете такую профилактику?

Михаил Давыдов: В определенных случаях и в определенном – после сорока лет – возрасте. Если бы в отношении рака груди в стране действовала система скрининга, убежден, многие женщины смогли бы избежать злой участи. Приведу пример другой локализации рака в другой стране. В Японии самая высокая в мире заболеваемость раком желудка. Поэтому после 30 лет каждые полгода там все проходят гастроскопическое исследование. И раннее выявление рака желудка равно 85%.

У них практически нет запущенных раков желудка. Для Японии это нонсенс. У нас абсолютно наоборот. Каждый день мы проводим огромные операции именно по поводу запущенных раков желудка, когда приходится вместе с пораженным опухолью желудком удалять часть печени, поджелудочной железы, толстой кишки.

– А как быть с теми пациентами, которых уже нельзя спасти, которых мучают безумные боли? Острейшая проблема – паллиативная помощь онкологическим пациентам.

Михаил Давыдов: В ней существуют как медицинские компоненты, так и социальные. Речь идет об организации современных хосписов, то есть сопровождение пациентов – медицинское, духовное до последнего вздоха. Не решена проблема обезболивания этих пациентов. До сих пор применение наркотических средств – проблема: как хранить, как применять, как выписывать. В Швейцарии обезболивающих наркотических средств в 40 раз больше, чем в России. А у нас все время их урезаем – с наркоманией боремся. Хотя давно известно: наркоман свою дозу всегда добудет. А пациент останется в муках.

– Вы сказали, что скрининг надо проводить в специализированных онкологических учреждениях. Таковые в Москве, в некоторых крупных городах есть. Но Россия громадная, и есть сколько угодно мест, где ни о какой онкологической службе и речи нет. Вы главный онколог России. Какой выход из этой ситуации возможен?

Михаил Давыдов: Единственный выход: использование потенциала существующих онкологических учреждений. Ибо только их специалисты понимают, какой скрининг нужно проводить, знают, как его организовать. В каждой области есть свой онкологический диспансер. К сожалению, некоторые из них объединили с многопрофильными больницами. Перспектива будущих успехов всех программ борьбы с раком – это сохранение и усиление специализированной онкологической помощи. В нашей стране нет единой организующей и координирующей структуры, как скажем, в Японии, США. В США есть национальный противораковый центр. Он ответствен за организацию всех программ по онкологии. В Японии – национальный противораковый центр. 70 онкологических госпиталей работают по единой программе и под его руководством.

– Почему у нас это невозможно?

Михаил Давыдов: Думаю, что и у нас такое возможно. Тем более сейчас, когда появилось понимание необходимости создания такой службы в стране.

– Так что мешает? Ведь заболеваемость раком в стране растет практически по всем локализациям. Почти полмиллиона россиян заболевает в год. Около 300 тысяч гибнет от рака. На онкологическом учете сейчас около 2,5 миллиона человек.

Михаил Давыдов: Я готов выйти с таким предложением. И надеюсь на поддержку Минздрава и правительства России.

Мифы и реальность

Противозачаточные гормональные препараты, пристрастие к кофе не повышают риск заболевания раком молочной железы.

***

Не верьте тому, что женщины, которые не носят бюстгальтер, меньше рискуют заболеть раком груди, и тому, что чем меньше размер груди, тем меньше риск развития этого рака. А вот неправильно подобранное тесное, с давящими металлическими косточками белье может спровоцировать повреждение тканей груди и вызвать возникновение опухоли.

***

Женщинам до 40 лет необходимо проходить клинический осмотр 1 раз в 2 года. После 40 лет нужно 1 раз в год обязательно проходить скрининговую профилактическую маммографию. Такое исследование не опасно: после 40 лет маммография абсолютно безвредна. Она позволяет выявить ранние формы рака на 2 года раньше, чем любое клиническое обследование. А вот если есть наследственная предрасположенность к этому виду рака, необходимо как можно раньше встать на учет к онкологу.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
04.10.2013

Читать статьи по темам:

лечение рака профилактика рак груди ранняя диагностика Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Рак груди: кто предупрежден, тот вооружен

Рак груди, обнаруженный на ранних стадиях, излечивается почти в 90% случаев.

читать

Аспирин против рака: не занимайтесь самолечением!

В медицинской литературе появляется все больше данных о том, что регулярный прием аспирина снижает вероятность развития различных форм рака и риск прогрессирования заболевания и летального исхода при раке груди. Но Минздрав предупреждает...

читать

Победившие рак

Главный онколог Москвы считает: раковый диагноз не должен вызывать страх, он должен восприниматься как любой другой.

читать

Рак побежден, но оружием победы нужно уметь пользоваться

Так считает директор Российского онкологического научного центра имени Н.Н.Блохина академик РАН и РАМН Михаил Давыдов.

читать

Рак: хорошие новости

Ни одна болезнь, наверное, не окружена такой зловещей атмосферой, как рак. Но онкология во многом мифологизирована.

читать

Генетика – ключ к лечению рака

Всемирно известный специалист по изучению генетики рака, профессор университета штата Огайо и директор программы изучения генетики рака человека Карло Кроче – о своем видении будущего лечения рака и причинах эффективности науки в США.

читать