Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • mmif-2019
  • techweek
  • BIODATAHACK

Продавцы бессмертия

Статья опубликована в 4-м выпуске журнала BestLife

Если бы философский камень годился только для получения золота, алхимики, возможно, не бились бы над его загадкой с таким усердием. Куда важнее была его способность исцелять все болезни, омолаживать стариков и продлевать жизнь – то ли очень надолго, то ли вообще до бесконечности.

В начале третьего тысячелетия мечта о бессмертии всё еще остается мечтой, только место алхимиков заняли имморталисты и трансгуманисты. Первые больше склоняются к биологическим методам продления жизни и, в идеале – достижения личного бессмертия, а вторые – к техническим методам решения той же проблемы. Между этими течениями нет ни принципиальных разногласий, ни чёткой границы. Как, впрочем, и между биологами, изучающими механизмы старения и способы борьбы с ним со строго научных позиций, и наследниками средневековых алхимиков, обещания которых кажутся в лучшем случае фантастикой, а то и откровенным мошенничеством.

Замороженные

Самый известный товар из прейскуранта продавцов бессмертия – криоконсервация. Первым эту идею высказал американский физик и математик Роберт Эттингер. Его книгу «Перспективы бессмертия», вышедшую в США в 1964 году, в 2003 издали и в России. Переводчик – гендиректор первой отечественной фирмы, предлагающей услуги по хранению в жидком азоте (–196°С) тел умерших в надежде на то, что когда-нибудь наши потомки разработают технологию разморозки, оживления и лечения болезней или травм, послуживших причиной смерти. И заодно – омоложения: большинство замороженных умерли в преклонном возрасте, и ныне здравствующие клиенты криофирм, заключившие контракты на заморозку, надеются на то же.

В этой области Россия семимильными шагами навёрстывает сорокалетнее отставание от Америки – первой и до недавнего времени единственной страны, в которой разрешено криоконсервирование. У нас и официального разрешения на это нет, но нет и закона, запрещающего хранить покойников в холодильниках. В отличие, например, от Франции, где многолетняя тяжба государства с мсье Реми Мартино, хранившим своих покойных родителей при явно недостаточной температуре –65°, тянулась много лет и закончилась естественным путём: тела разморозились из-за неполадок с оборудованием.

Из примерно двадцати крионавтов, замороженных до 1980 г., сохранился только самый первый – Джеймс Бедфорт, профессор психологии из Лос-Анджелеса, умерший от рака в январе 1967. Остальные первопроходцы никогда не дождутся воскрешения – из-за нарушений условий хранения, включая банальные перебои с электричеством и утечки жидкого азота, жадности наследников, переставших платить за услуги, и в результате банкротства криофирм. Сейчас в США их осталось только две – Институт крионики и Фонд продления жизни Алькор. По последним данным, в их криокамерах лежат 167 трупов и голов – хранение головы обходится в два раза дешевле, а вырастить к ней новое тело потомки, научившиеся оживлять замороженнных покойников, наверняка сумеют. Во всём остальном мире есть еще десяток-другой индивидуальных энтузиастов.

В России всего за три года заморозили семь «единиц хранения», а в январе 2009 запланировано открытие еще одной криофирмы. Но стОит ли рассчитывать на воскрешение замороженных? Похоже, что эта пушка не выстрелит по многим причинам.

При доступных сейчас технологиях заморозить и разморозить без необратимых повреждений можно небольшие по объему порции клеток, насквозь пропитанных криопротекторами – веществами, препятствующими образованию кристаллов льда. Образцы спермы, яйцеклетки, эмбрионы на самых ранних стадиях развития, небольшие образцы тканей или культуры стволовых и самых разных других клеток хранятся десятилетиями. После размораживания они остаются жизнеспособными и пригодными для экстракорпорального оплодотворения, клонирования, лечения или биологических исследований, но и при этом оживают далеко не все клетки (например, в банках спермы 60% выживших сперматозоидов – результат вполне допустимый.) Подобрать криопротектор, способный пропитать целые органы раньше, чем в тканях начнутся процессы разложения, исследователи обещают уже давно, регулярно сдвигая сроки окончания работ еще на десять лет. Причем цели у учёных-криобиологов отнюдь не глобальные: технологии витрификации (превращения замерзающей воды не в кристаллы, а в аморфное, стеклообразное состояние) нужны прежде всего для хранения донорских органов. К идеям криоников серьезные ученые относятся более чем скептически – достаточно того, что у всех, кого заморозили и заморозят без витрификации, все размороженные клетки, в т.ч. и нейроны, окажутся гарантированно и полностью нежизнеспособными. А если технологии быстрой и безвредной заморозки (и разморозки!) целого тела или хотя бы мозга и будут разработаны – толку-то с таких, формально живых, нейронов?

Заморозить живого человека, даже неизлечимо больного и явно умирающего, и даже по его большой и нотариально заверенной просьбе – чистой воды уголовное преступление. К замораживанию можно приступить только после стопроцентной констатации биологической смерти. А из опыта реанимации известно, что после наступления клинической смерти (прекращения дыхания и сердцебиения) с каждой минутой катастрофически падают шансы на оживление и так же быстро растёт вероятность необратимых изменений психики из-за гибели лишенных кровоснабжения нейронов. Без кровоснабжения и при нормальной температуре функции мозга сохраняются не более чем 5-7 минут.

Людей, захлебнувшихся в ледяной воде, иногда удавалось оживить и после получаса клинической смерти. Но лучший из существующих (и пока не прошедший клинических испытаний) медицинских хладоагентов – это “Ice Slurry” («Ледяная кашица») – смесь физиологического раствора и округлых частичек льда размером менее 0,1 мм. Максимум, которого можно достигнуть с ее помощью (2-4 литра суспензии в легкие плюс искусственное дыхание и кровообращение) – это охлаждение головного мозга на шесть градусов за десять минут. Хирургам это позволит проводить более длительные и сложные операции, требующие отключить кровоснабжение органов, в т.ч. мозга, а крионавтам вряд ли прибавит шансов на оживление: если бригада морозильщиков приступит к работе сразу же после того, как врач подпишет свидетельство о смерти (биологическая смерть констатируется при полном прекращении мозговой активности), на охлаждение уже погибшего мозга хотя бы до 0°С уйдет еще несколько часов. Тем более что заморозить клиента, даже с будущими, максимально приближенными к идеальным, технологиями – это не пол- и даже не четверть дела.

Нынешние клиенты криофирм – это стопроцентные покойники, душа которых вылетела далеко за светлый конец туннеля и возврату не подлежит. А если когда-нибудь разрешат замораживать живых людей, с нормально работающим мозгом, и будет разработан метод неразрушающей заморозки за считанные минуты – сохранится ли у размороженных память и вообще хоть крупица разума? Восстановятся ли функции высшей нервной деятельности после прекращения электрической активности нейронов или связи между ними окажутся полностью разрушенными? К сожалению, второй вариант кажется более вероятным. То, что у крыс и собак, ненадолго охлажденных до температур чуть выше нуля, когда практически полностью прекращается функциональная активность мозга, в некоторых опытах сохранялись условные рефлексы, утешает, но не слишком. Слишком уж велика дистанция между собачьими рефлексами и человеческой личностью и между «почти полным» и абсолютным прекращением нервной деятельности.

Решение множества других проблем продавцы жидкого азота тоже оставляют далёким потомкам. Например, метод размораживания – достаточно быстрого и в то же время позволяющего избежать элементарного растрескивания тела и тем более повреждения клеток. Куда более сложные вопросы восстановления здоровья и омоложения тела и мозга тоже оставлены на потом. С помощью нанороботов? Но сейчас они являются не более чем фантастической мечтой и, возможно, ею и останутся.

Впрочем, даже самые отмороженные сторонники замораживания не обещают своим клиентам за их деньги ничего сверх оговоренного в контракте: замораживания по существующей (уж какая есть) технологии и хранения до востребования (если в процессе хранения не случится ничего форс-мажорного). Во что обойдётся размораживание, оживление, исцеление и омоложение (если это когда-нибудь вообще будет возможно) и кто за это заплатит – тоже вопрос будущего. Впрочем, сам Эттингер, по слухам, на такие вопросы отвечал ясно и конкретно: «Я лишь построил маяк надежды, а плыть к нему или нет – дело ваше».

Еще более зыбкий суррогат бессмертия может купить любой желающий, и не за десятки тысяч долларов, а за совсем смешные деньги.

Ловкость рук

Если израильский предприниматель Агмон Давид не обманывает насчет договора с Роскосмосом, то весной 2009 российская ракета выведет на околоземную орбиту спутник с капсулами, содержащими образцы ДНК людей, которые не пожалеют на это $87. Еще за два доллара можно запустить в космос целый мегабайт сопроводительной информации. На начало января 2009 г. на сайте автора этой странной идеи (beinspace.com) числилось почти 500 клиентов. По словам одного из них, «Это все равно, что выигрыш в лотерею. Кто знает, может быть, пришельцы найдут мою ДНК и сделают меня заново».

Насчёт «меня» – не слишком ли оптимистично? Не «тебя», а твоего новорожденного близнеца – какая тебе с этого польза и удовольствие? И образцы ДНК этим самым пришельцам не очень-то нужны. Например, Ричард Гэрриот, космический турист №6, разработчик компьютерной игры Tabula Rasa и серии Ultima, вернувшись в октябре 2008 из десятидневного путешествия на МКС, оставил там собственноручно написанную программу «драйвер бессмертия» – иллюстрированную энциклопедию достижений человечества, включая цифровую запись строения ДНК человека. Если гипотетическая супер-пупер-цивилизация доберется до этого DVDи сумеет прочитать программу, синтезировать ДНК и клонировать ее владельца она и по этой информации сможет. Если захочет. А то, что ни спутник с капсулами, ни МКС так долго не проживут – второй вопрос.

Родиться баобабом?

Самый, на мой взгляд, гнилой из товаров на рынке бессмертия – предложение хранить человеческий геном для будущего клонирования… в клетках деревьев. Летом 2008 «Вести» показали первого российского папу Карло в сюжете «Петербургский ученый скрестил человека с деревом». Сотрудница лаборатории, кадры из которой телевизионщики без ведома участников подверстали к съемкам яблонек с надгробными табличками, написала на сайте «Вестей»: «Если бы мою голову в фотошопе приделали к голой тетке в неприличной позе и напечатали в желтой прессе, то я могла бы подать в суд. А что делать в ситуации, когда снятые в нашей лаборатории кадры смонтированы с этим бредом, и наша научная репутация опущена ниже плинтуса? Нам уже позвонили все, кто мог, все очень веселятся».

Я тоже очень веселился – особенно когда прочитал в посвященной этой бредовой идее статье в «Неделе» пересказ (включая длинные цитаты) выдумок из своей собственной, написанной за три года до этого, первоапрельской статьи. Наберите в любом поисковике слово “Bioabsence” – у большинства из тех, кто перепечатал эту шутку в Рунете, тоже плоховато и с образованием, и с чувством юмора. Но на то, чтобы вставить в клетки растения полный человеческий геном, пригодный для клонирования, фантазии не хватило ни у меня, ни у основателей английской фирмы “Biopresence”. Которая на самом деле дальше декларации идеи не пошла и ни одного «надгробного дерева» не вырастила. А в статьях, облетевших российские СМИ после передачи «Вестей», возможность реинкарнировать покойников подавалась на полном серьезе и с намёком на то, что заказчики так и ломятся к питерскому представителю британских лисы Алисы и кота Базилио: «Заманчиво? Не то слово. Ведь тех, кто мечтает, чтобы по их квартире затопали клонированные карапузы в памперсах – умершие бабушки, дедушки и прочие предки и друзья, – хоть отбавляй. А еще больше тех, кто готов вживить в зеленого друга свою собственную ДНК – ради обретения новой жизни в будущем».

Оставим за кадром и этическую сторону вопроса, и юридическую. Хотя временный мораторий на клонирование человека в России с весны 2007 действовать перестал, и теоретически это не запрещено – так что желающие могут попробовать. Только для начала придётся найти штук пятьсот натуральных донорских яйцеклеток и сотни три суррогатных матерей в надежде получить хотя бы одну генетическую копию любимого дедушки: при клонировании млекопитающих вероятность успешных родов – меньше процента, а с приматами – еще труднее… Остальные (технические!) препятствия на пути клонирования человека решаемы или, скорее всего, будут решены в недалеком будущем, но никак не силами энтузиаста-одиночки. И уж точно – не из запасенного в яблоне (дубе, баобабе…) генетического материала: если добавить к 34-м хромосомам яблони 46 человеческих, в клетках наступит полная анархия, абсолютно исключающая жизнеспособность такого монстра. Так что клоники в памперсах, выращенные из сохраненных в яблоньках хромосом – это или выдумки журналистов, или сознательный обман.

А желающие вырастить древодедушку в лучшем случае получат то, что, судя по всему, придумали основатели компании Biopresence:

а) дерево, в одну из хромосом которого вставлен какой-нибудь дедушкин ген – возможно, он даже заработает, если взять для этого не какой попало, а один из тысяч генов, одинаковых у человека и растений;
б) или то же самое, только не с геном, а с ничего не кодирующей, «мусорной» последовательностью нуклеотидов из какой-нибудь дедушкиной хромосомы;
в) или просто обычный саженец без никаких лишних генов, но со справкой на глянцевой бумаге с печатью и голограммой.

Разницы между этими тремя вариантами, по-моему, никакой. Да и зачем такие сложности? Куда проще вырастить генетически точную копию заказчика из ядра замороженной на черный день клетки его кожи и донорской яйцеклетки. Хотя, если речь идет о личном бессмертии, клон сам по себе – это только заготовка…

Но не будем обсуждать перспективы клонирования тела нового с пересадкой в него мозга ветхого или перезаписью личности заказчика на пустые извилины. Даже если технически это будет осуществимо, такие людоедские методы продления жизни вряд ли когда-нибудь будут реализованы. Тем более что у имморталистов и трансгуманистов хватает не более фантастических, но куда более этичных идей.

Мечты, мечты…

Сознание можно перенести на электронный носитель, а его подключить к Интернету и (или) привинтить к роботу-андроиду. Идею всеобщей и полной киборгизации человечества поддерживает известный футуролог Рэй Курцвайль (кроме всего прочего, известный еще и тем, что его прогнозы имеют обыкновение сбываться). Появления первых кибернетических бессмертных, по его мнению, можно ожидать лет через двадцать. Правда, для считывания информации с мозга потребуются всё те же остающиеся фантастикой нанороботы, но без них сейчас не обходится ни один футурологический прогноз. А «железо» и программное обеспечение для обработки и воспроизведения информации о конкретной личности за это время наверняка придумают. Или перенесут сроки реализации, а там или хан помрет, или ишак, или Насреддин…

Второе магистральное направление в стремлении к бессмертию – биологическое. Самый известный из его представителей, Обри де Грей, и сам грозится жить вечно, и утверждает, что уже через 20 лет люди могут престать умирать естественной смертью. Главное, чего для этого не хватает – достаточного финансирования программ созданного им при Кембриджском университете проекта SENS – Strategies for Engineered Negligible Senescence, «Стратегии проектируемого пренебрежимого старения». Но достижения и перспективы разработки методов продления жизни (пусть не до обещанной де Греем «скромной» цифры в 5000, а всего лишь до отпущенной природой видовой продолжительности в 120-150 лет) – это тема для отдельной статьи.

Александр Чубенко,
портал «Вечная молодость» www.vechnayamolodost.ru

11.03.2009

Читать статьи по темам:

бессмертие мошенники псевдонаука шарлатаны Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Бессмертие даром

«Я верю, что мы сможем победить старение в ближайшем будущем. Существует 50-процентная вероятность, что человек, который первым доживет до 150 лет, уже живет, и ему сейчас 60 лет», – сказал ди Грей в субботу на встрече с журналистами в Москве.

читать

Отменить старение: как и зачем

Обри Ди Грей: из того, что мы сегодня знаем о старении, можно выделить семь ключевых моментов и пытаться воздействовать на эти «слабые звенья». В этом и заключается моя «Стратегия достижения пренебрежимого старения инженерными методами» (SENS). Цель – создание доступной для каждого человека технологии, при помощи которой можно восстанавливать организм до любой степени омоложения и поддерживать его в таком состоянии в течение любого времени.

читать

Нужно ли человеку бессмертие?

На вопросы читателей «АиФ» ответил Сергей Роганов – писатель, кандидат философских наук, автор концепции «смертного человека», многочисленных работ по философии и психологии смерти.

читать

Бессмертие в обмен на бесплодие?

Гомозиготные мутанты второго поколения прожили в десять раз дольше, но оказались бесплодными. Может быть, возможно как-то компенсировать связанное с геном age-1 бесплодие и оставить только бессмертие?

читать

Мечта о вечной жизни

Найти «средство Макропулоса», позволяющее победить старость одной таблеткой – дело безнадежное, но в последние годы проблемы геронтологии привлекают всё большее внимание исследователей в разных областях наук о жизни.

читать