Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • vsh25
  • Vitacoin

Что сделано в Сколково?

Сколково – для Манилова или Нобеля?
12 лауреатов самой престижной научной премии подали заявки в инноград

Юрий Медведев, «Российская газета»  – Федеральный выпуск, 30.01.2013

Почему пока на месте иннограда все еще чистое поле? Когда появится первый продукт «Сделано в Сколково»? Не грозит ли нашим разработкам «инновационный хап»? Об этом корреспондент «РГ» беседует с вице-президентом фонда Сколково Александром Черновым.

После бурного рождения проекта он на год с лишним ушел в тень, а сейчас вдруг вновь оказался в центре внимания. Причем на волне критики. Так, на одном из центральных каналов показали чистое поле, прозрачно намекнув, что Сколково – это очередная многомиллиардная «игрушка», которая будет благополучно забыта. Негативно высказался о проекте и один из самых авторитетных российских экономистов и политиков. Какова сегодня ситуация? Действительно, там чистое поле?

Александр Чернов: Конечно, не терпится приехать и увидеть множество башенных кранов. Возведенные стены, проложенные дороги. Но чудес не бывает. Как и положено, сначала надо создать всю инфраструктуру: проложить коммуникации, кабели, распределительные сети и т.д. И уже на этой основе начинать возводить новый город.

Многое уже сделано. Построено и введено в строй первое здание инновационного центра – Гиперкуб. Только что между фондом Сколково и ФСК ЕЭС подписано соглашение о создании в иннограде первой в России интеллектуальной системы энергоснабжения. Построены две мощные подстанции, а сейчас встал вопрос о третьей. Мы уже ощущаем, что выходим за те рамки, которые когда-то для себя нарисовали. Какие-то решения проекта приходится менять на ходу. Городу нужно больше энергии, так как запросы лабораторий, запросы крупных компаний к масштабам научных исследований превышают первоначальные наметки.

Это и есть ответ на вопрос, где мы находимся. Мы еще даже не на полпути, но уже сделаны очень серьезные шаги для создания уникального для России иннограда. В середине этого года начнется строительство университета, технопарка и жилых кварталов. Первое заселение намечено на 2014 год.

Вокруг Сколково было много споров: что это будет – потемкинская деревня или фабрика инноваций? В новостях иннограда периодически мелькают известные во всем мире имена, которые его посетили, подписываются различные договоры. А что дальше? Как дела с фабрикой инноваций?

Александр Чернов: Сначала о потемкинской деревне. Приведу только один пример. В Сколково будет создано 15 центров науки, образования и инноваций. Пока они существует на бумаге, но уже подано около 250 заявок на участие в этих центрах. Среди желающих 12 нобелевских лауреатов. Имена пока назвать не могу, таковы условия конкурса, итоги которого будут известны 13 мая этого года. То есть в то время как ряд российских специалистов продолжают критиковать и выражать скепсис, знаменитые ученые в проект верят. Более того, готовы в нем участвовать.

Тут поверишь, ведь гранты тянут на 12 миллионов долларов.

Александр Чернов: За нобелевских лауреатов борются лучшие научные центры мира. Все мечтают их заполучить, ведь это для любого института или университета высший знак качества. Поэтому для таких ученых деньги – вовсе не проблема. Они для них на втором месте. А на первом – свое имя в науке и репутационные риски. Лауреат много раз прикинет и подумает, прежде чем принять то или иное предложение. Не клюнет на денежную наживку, на то, что может оказаться мыльным пузырем. Для меня это аксиома.

Теперь о фабрике инноваций. Здесь до сих пор много мифов и заблуждений. Например, приходится слышать, причем нередко от известных авторитетных людей, зачем вообще надо вкладывать миллиарды и строить это Сколково, если есть наукограды, где работают тысячи сильных ученых? Дайте им деньги, и они все сделают. Но в том и дело, что не сделают. Наукоград и Сколково – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. У них совершенно разные задачи. Большинство наукоградов сформировалось в 1960-70 годы для разработок, главным образом, в оборонке. И ни один из них практически не занимался инновациями, коммерциализацией, превращением научных разработок в товар.

Но именно для этого и создано Сколково. Нас будут судить не по тому, какие научные исследования здесь проведены, а по суммарной капитализации наших компаний на крупнейших биржах мира – в Сингапуре, Нью-Йорке, Лондоне и т.д. Вот главный критерий нашей работы.

Какие из наукоградов ставят перед собой подобные цели? И способны ли они их достичь? Вряд ли, ведь они, повторяю, были заточены совсем на другие задачи. Кстати, приведу очень простой пример, лишь подчеркивающий принципиальную разницу между наукоградами и нами. Есть такой человек Питер Вестербака, который придумал игрушку «Angry Birds» и развил на этом миллиардный бизнес. Но если бы он пришел с этой штуковиной в наукоград, над ним бы посмеялись, посоветовали идти в ясли. Так вот Вестербака, по самой свой сути – это наш человек. Он инноватор.

На это вам ученые скажут, что при создании Сколково было заявлено о прорывных наукоемких технологиях, а там занимаются игрушками. Потому что бал правит коммерция, а серьезная наука на втором плане.

Александр Чернов: Хочу, чтобы все наконец осознали – мы не занимаемся фундаментальной наукой. Для этого есть Академия наук. Мы должны делать то, что до сих пор никак не могут осуществить российские ученые: превращать идеи в деньги. В то же время в Сколково будет самая серьезная наука, не случайно я говорил о нобелевских лауреатах, но все их разработки должны выйти из колбы и дойти до рынка. На это нацелена вся идеология иннограда.

И все же под какие проекты Сколково выделяет большие деньги? Под «игрушки» или под серьезные прорывы? В свое время один из президентов научного Консультативного совета Сколково, нобелевский лауреат Жорес Алферов сетовал, что при принятии решений о выделении грантов слово ученых вторично. Окончательный вердикт за бизнесменами.

Александр Чернов: Наша экспертиза кардинально отличается от большинства тех, которые сегодня проводятся в России. В ней участвует много авторитетных иностранных ученых. Рассылку проектов на отзыв ведет компьютер. По сути – это случайная выборка. Они отправляются вслепую, анонимно, неизвестно кто и что получил. Никто не может повлиять на решение экспертов, никакие аппаратные игры. Если они сказали «нет», то это окончательный приговор. Поэтому в принципе не может быть никаких претензий, что экспертиза необъективна.

Что касается Консультативного совета, о котором говорит Алферов, то его главная задача не экспертиза проектов, а выработка общей стратегии, определение, туда ли мы движемся, соответствуем ли основным мировым трендам по пяти кластерам, которые являются для Сколково главными: IT-технологии, космос, ядерные технологии, биомедицина и энергоэффективные технологии.

Сколько уже отобрано резидентов? Может, уже появились товары с лейблом «Сделано в Сколково»?

Александр Чернов: Сейчас у нас зарегистрировано около 800 резидентов, которые реализуют свои проекты. Некоторые уже превратили идеи в продукт, который продается. Мы только стартовали, а суммарная выручка резидентов превысила один миллиард рублей. Понятно, что львиную долю сюда внесли айтишники. Им не нужны продолжительные научные исследования, которые к тому же надо многократно проверять. Не говоря уж о создании новых лекарств, где цикл создания новинок длится по несколько лет.

Некоторые проекты, думаю, многих поразят. Например, предлагается 3Д-технология, когда для просмотра объемного изображения не нужны очки. Достаточно подсоединить к телевизору специальную приставку. А есть проект, который позволит любому человеку сделать кинофильм с помощью компьютера. Вы просто на клавиатуре набираете текст своего сценария, скажем, кошка прыгнула на стол и посмотрела в окно. И компьютер из своей базы данных сразу же на экране строит кадр.

Одной из задач иннограда названо привлечение частного капитала, создание тандема «наука – бизнес». Речь даже шла о том, чтобы соотношение вложений госбюджета и бизнеса составляло 50 на 50? Удается?

Александр Чернов: Мы стремимся к этому. Но опять же скажу, что мы в самом начале пути. Нам надо убеждать людей, которые рискуют своими деньгами. А этому искусству нужно тоже учиться. И, видимо, мы не самые плохие ученики, потому что интерес к нашим проектам со стороны венчурных фондов быстро нарастает. Уже сейчас внебюджетные вложения составили около 6,4 миллиарда рублей.

В Сколково приходят крупнейшие фирмы – такие, как Интел, Nokia, Сименс, IBM и т.д. И сразу же начались разговоры про «интеллектуальный хап», мол, наша промышленность устарела, она не в состоянии реализовать наукоемкую продукцию, а потому все разработки наших талантов уйдут из Сколково за границу, и мы их потом будем покупать.

Александр Чернов: Начнем с того, что наши лучшие ученые продолжают уезжать за границу и там себя реализуют в том же Сименсе, Интеле и т.д. А мы им говорим: работайте здесь. Крупнейшие фирмы предоставляют такую возможность в Сколково, где они вкладываются в перспективные разработки. А еще они строят заводы в нашей стране. Так что идеи никуда не уйдут, они будут здесь реализованы.

И последнее. Студенты нашего университета Сколтех ездили на год учиться в Массачусетский политехнический институт. Они уезжали одними, а вернулись совсем другими. С портфелем очень интересных проектов. Их можно хоть сейчас запускать в дело. Это еще раз показывает, как важна атмосфера творчества, сам дух инноваций. Вот он и должен царить в Сколково.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
30.01.2013

Читать статьи по темам:

бизнес внедрение высоких технологий наука в России Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Биотехнология в России: было бы желание…

Как создать свою биотехкомпанию в России и каковы особенности внедрения научных разработок здесь и в США, рассказал знаменитый биолог Сергей Лукьянов.

читать

«ГемаКор»: через риски – к рынку

Уникальные диагностические системы, оценивающие свертываемость крови, готовы к применению в медицине. Компания «ГемаКор» в ноябре вышла с ними на рынок.

читать

Прощай, инновационная Россия!

Низкая эффективность реализации политики инновационного развития привела к активизации процесса «утечки мозгов». В 2009 году Россию покинуло около 6100 ученых и научных специалистов.

читать

Инновации: хотели, как лучше...

Необходимость развития инновационного бизнеса часто обсуждают первые лица страны и региона. Как правило, говорят, что инновации – это билет в будущее. Но на практике дела обстоят не так гладко, как хотелось бы.

читать

Победы и поражения современных российских инноваторов

В ответ на упреки в недостаточной инновационности отечественный бизнес пеняет на то, что наука оторвана от действительности и трудится чаще всего сама на себя. Отчасти с этим согласны и сами ученые. Но изменения в этой сфере имеются.

читать

Проблемная зона

Резиденты петербургской особой экономической зоны, созданной еще 5 лет назад, до сих пор не могут воспользоваться преференциями, которые предоставляет прописка в ней.

читать