Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Биомолтекст2020
  • vsh25
  • Vitacoin

Защитим себя от пищи Франкенштейна!

Шок: нашествие помидоров-убийц!

killer-tomatoes.jpg

Виктор Полеванов, «Новая Сибирь»

Владимир Путин подписал закон о запрете выращивания и разведения в России генно-инженерно-модифицированных растений и животных. Закон вступил в силу 4 июля. Исключение в нем сделано только для ученых, им позволено выращивать ГМО в научных целях. Большинству россиян решение президента явно понравится. По опросам ВЦИОМ, за полный запрет ГМО выступало 83 процента населения. Большинство уверено, что генетически модифицированная пища вредит здоровью и ведет к раку, ну, в лучшем случае – к бесплодию. 59 процентов респондентов из этих 83 процентов еще очень боятся мутаций.

Вторая зеленая революция

Что же такое ГМО и с чем его едят? Как есть революции промышленные, так есть и «зеленые». Первую «зеленую» относят к 40-70-м годам прошлого века. Она включала в себя выведение более продуктивных сортов растений, ирригацию, широкое использование удобрений, пестицидов и более производительной агротехники. Благодаря зеленой революции удалось избежать предсказываемого масштабного мирового голода, урожайность зерновых увеличилась на 65 процентов, а клубнеплодовых и корнеплодовых культур – на 28 процентов.

Были и издержки. Интенсификация земледелия нарушила водный режим почв, что привело к их засолению и опустыниванию. Использование удобрений и пестицидов ударило по экологии. По данным НИИ питания РАМН, от 30 до 50 процентов всех заболеваний граждан РФ связаны с содержащимися в продуктах питания химическими удобрениями, средствами защиты растений, антибиотиками и гормонами.

Население продолжает расти и требует есть. Скоро стало понятно, что с учетом динамики изменения климата старыми технологиями мир не накормить. Пришло время для второй волны зеленой революции, и ею стала генная инженерия.

Попервости все выглядело как фантастика. В генный ряд картофеля добавляли ген скорпиона, и его переставал есть колорадский жук. В томаты и клубнику внедряли ген полярной камбалы, и культуры становились морозостойкими. После манипуляций с генами кукурузы, пшеницы, сои, хлопка, риса они стали устойчивыми к сорнякам и перестали нуждаться в гербицидах и прочей химии. Еще и себестоимость их производства упала в разы.

Сейчас в мире на 80 процентах земель используются технологии первого этапа зеленой революции. 10 процентов занимают генно-инженерные технологии, и этот сегмент быстро растет. Оставшиеся 10 процентов – это так называемое органическое земледелие с натуральными удобрениями и ручным трудом. Удовольствие – недешевое, экологические фермеры требуют дотаций, и не всякая страна их может позволить.

Всего ГМ-растения промышленно выращивают 28 государств. Что касается России, то коммерческого выращивания ГМ-организмов у нас не было и до нынешнего «анти-ГМО» закона.

Защитим себя от пищи Франкенштейна!

Кто еще, кроме народа, против ГМО? Общественники. В первую очередь надо упомянуть Российскую общенациональную ассоциацию генетической безопасности и международный Greenpeace. От имени Greenpeace по интернету распространяются «черные списки» «смертельных» ГМ-продуктов и предприятий, их выпускающих. (Сам Greenpeace, который уже проиграл много судов за свои неосторожные высказывания, от этих списков открещивается.) В этих списках почти все западные компании и ряд отечественных, таких как «Балтимор-Нева», Микояновский мясокомбинат, Лианозовский молочный комбинат, Черкизовский МПЗ, фабрика «Большевик» и даже новосибирский «МК Гурман».

Общественники время от времени еще публикуют в СМИ заметки с устрашающими заголовками: «Бесплодие, деградация и мутация», «Ученые доказали: ГМО – страшный яд».

А, кстати, что думают сами ученые? В мире наиболее громкой историей борьбы с ГМО была история французского профессора молекулярной биологии Жиля-Эрика Сералини. Он проводил исследования на крысах и пришел к выводу, что трансгенная кукуруза повышает риск возникновения рака. Среди российских ученых в первых рядах борцов против ГМО д.б.н. Ирина Ермакова. После выхода «анти-ГМО» закона у нее взяли интервью чуть ли не все центральные СМИ. Вот что она сказала журналисту «АиФ»: «Американцы в свое время доказали, что там, где было много ГМО, появилось ожирение (так называемое «американское ожирение»), диабет, и я бы еще добавила такие последствия употребления ГМО, как бесплодие и онкология... Я сама проверяла эти факты на крысах... Такого кошмара я не видела никогда».

На Сералини и Ермаковой ученые-противники ГМО фактически и кончились. Большинство ученых к их опытам относятся с большим скепсисом. Научное сообщество Франции жестко раскритиковало Сералини за технические и методологические ошибки исследования и даже обвиняло в подделке документов и использовании фальсификаций. Те же претензии к Ермаковой предъявило и российское научное сообщество.

В конечном счете исследования Ермаковой за государственный счет закрыли, и она занялась общественной деятельностью. Теперь она утверждает, что американцы придумали ГМО, чтобы уничтожить население России. Здесь, правда, нестыковка – прежде чем нас истреблять, злые америкосы начали с себя, засевая свои поля страшными растениями и уже десятки лет их поедая. Еще Ирина Владимировна утверждает, что технологию создания ГМО человечеству дали инопланетяне, чтобы мы вымерли и освободили жилплощадь. Вот оно как! Американцы уничтожают нас, инопланетяне – всех землян. Как страшно жить, как страшно жить!

Допустим, инопланетяне среди нас. Однако дальше можно дискутировать. Гораздо более убедительной, например, выглядит гипотеза Виктора Пелевина, изложенная им в книге «Любовь к трем цукербринам». Автор полагает, что инопланетяне-захватчики – это некая кремневая паразитирующая цивилизация, которая подсунула человечеству транзистор, компьютер и интернет. Ну а так как треть трафика интернета занимает порнуха, то инопланетяне как раз и питаются энергией онанирующих перед мониторами землян. Куда только смотрят ученые-патриоты Земли, чем они занимаются?

Наймиты мировой ГМ-закулисы

А вот они чем занимаются. 110 из 296 ныне живущих нобелевских лауреатов подписали обращение к Greenpeace, чтобы он прекратил борьбу с ГМО. Среди подписантов – наш Жорес Алферов. (Кроме него, у нас никого и нет.)

Можно ли лауреатам верить? Были ли специальные исследования того, что ГМО действительно безопасны? В мае этого года в Новосибирске в своей лекции во время Городских дней науки к.б.н. сотрудник Института цитологии и генетики СО РАН (ИЦИГ) Нариман Баттулин сказал, что такие исследования были, и они доказали – ГМО безопасны.

И это так. Американские академии наук, техники и медицины провели самое масштабное на сегодняшний день исследование. Комитет из 50 ученых и специалистов сельского хозяйства изучил почти 900 научных статей за 30 лет на тему влияния ГМ-культур на организм человека и окружающую среду. По итогам исследования ученые выяснили, что употребление продуктов из ГМ-культур никак не коррелируется с заболеваниями раком, ожирением, диабетом, болезнями желудочно-кишечного тракта, заболеваниями почек, аутизмом и аллергиями. Более того, были обнаружены свидетельства положительного влияния ГМО на здоровье людей. Позиция РАН, РАМН, РАСХН до последнего времени также вполне соответствовала научной общемировой.

Все Г...

Самый распространенный миф о ГМО – это возможность горизонтального переноса генов от них к потребителю. Типа: съем помидор с геном трески, и у меня вырастут жабры. Лет пять назад в пресс-центре ГТРК «Новосибирск» проходила встреча с директором Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН, академиком Валентином Власовым. Он тогда сказал, что все опасения возможности чужих генов встроиться в ДНК человека – заблуждение. Клетка на протяжении миллионов лет эволюции научилась защищать себя от таких переносов. Соляная кислота в наших желудках переваривает чужеродный геном растений и животных независимо от того, натуральные они или ГМО.

Кто-то из комментаторов уже вспоминал старого вождя Башти из повести Джека Лондона «Джерри-островитянин», который произнес вот такую знаменательную речь: «Я жил долго и съел много свиней. Кто осмелится сказать, что эти свиньи вошли в меня и сделали меня свиньей? Я съел много рыб, – продолжал Башти, – но ни одна рыбья чешуйка не выросла на моей коже. И жабры не появились на моей шее».

Да и что значит «натуральный», «ненатуральный»? В любом плоде всегда присутствуют какие-то мутации. И это дело рук не коварных американцев или инопланетян. Мутация генов – естественный процесс, без него невозможна биологическая эволюция. 99 из 100 продуктов, которые мы едим, изначально в природе не существовало. Они изменились либо под воздействием солнечной радиации, либо в результате селекции. Настоящая морковь далеко не оранжевая, ее натуральный цвет – фиолетовый. Оранжевой она стала в VII веке, и это сделали ученые-селекционеры. Тем же самым занимался и Мичурин. То есть генная структура меняется и при селекционном методе, и при генной инженерии.

Как работают селекционеры? Они проводят десятки, сотни, тысячи экспериментов. Он добиваются того, чтобы растение мутировало и приобрело при этом полезные свойства. В XX веке получил развитие мутагенез, когда на генетический материал начали воздействовать мутагенами – ультрафиолетом, радиацией, химией. Но селекция и мутагенез – грубые процессы с не очень предсказуемыми результатами. Генные инженеры проводят геномное редактирование на фундаментальном уровне «маникюрными ножницами», поэтому и результаты у них получаются более точными.

Томатная кровь убитых трансгенных помидоров

В то, что мы едим одних мутантов, еще можно поверить. Но вот в то, что ГМО-мутанты полезнее и безопаснее селекционных мутантов, которых с детства выращивали советские колхозы, поверить уже труднее. Хотя это так и есть.

В Канаде и Великобритании, например, появились фиолетовые ГМО-помидоры, в которых с помощью гена львиного зева запущена выработка веществ-антоцианов. Антоцианы содержатся в чернике и в черной смородине, эти вещества снижают риск раковых заболеваний и диабета. В США разрабатывается метод «выключения» генов, отвечающих за выработку белков-аллергенов в арахисовых орехах, из-за непереносимости которых страдает большое количество людей. Еще один полезный ГМО – золотой рис, богатый витамином А, который вывели специально, чтобы восполнить дефицит этого витамина у жителей развивающихся стран. И т.д.

Отдельное направление – биофармацевтика. Растение можно использовать, как биофабрику, где нарабатываются белки медицинского назначения. Весь инсулин – это ГМО. Как рассказывала газете «Наука в Сибири» д.б.н. Елена Дейнеко (ИЦИГ), «уже четыре компании, в США, Канаде, Франции и Люксембурге, производят апротинин – важный в хирургии ингибитор фибринолиза, препятствующий образованию келоидных тканей. Его получают из генно-модифицированных растений... Уже доступны препараты, применяемые в терапии муковисцидоза, панкреатита, болезни Гоше и других патологий». Нариман Баттулин на Днях науки рассказывал о работе по созданию трансгенной козы, из молока которой ученые уже готовы выделять белок и создавать лекарства.

А, кстати, как же знаменитое «американское ожирение»? Неужели не от ГМО? Тут скорее была права прекрасная Майя Плисецкая – жрать меньше надо. Ожирение – бич стран с высоким уровнем жизни. И если уж экономические условия не позволяют вам голодать, надо как-то себя заставлять. К некоторым депутатам нашей «анти-ГМО» Думы это тоже относится.

Не мы сажали

Раз научного смысла в законе против ГМО нет, то какой смысл есть? Академик Власов полагает, что «вопрос ГМО – скорее политический, чем научный». Типа народ просил запретить ГМО, мы и запретили. Как говорил Сталин у Фазиля Искандера, не мы сажали, народ сажал. (Он имел в виду мандарины.)

Да, народ у нас хороший, а вот люди… ГэМэО. Высшая школа экономики провела опрос жителей России по простейшим пунктам школьной программы. Только 87 процентов россиян знают, что Земля вращается вокруг Солнца, 77 процентов – что центр планеты очень горячий, 71 – что континенты двигаются и будут двигаться. 33 процента – что гены есть во всех растениях, а не только в генно-модифицированных.

В обществе, где авторитет РАН и РПЦ уже сравнялся, удивляться нечему. Что там гены, сейчас на полном серьезе солидные люди обсуждают, казалось бы, давно забытую телегонию и поднимают на щит Трофима Денисовича Лысенко. Причем реабилитацией Лысенко занимаются в основном коммунистические сайты. (Жореса Алферова на них нет.)

Дума, конечно, – не народ, это хуже народа. Это лучшие люди страны. Но с образованностью там тоже не в порядке. Депутатам ГМО давно не нравились. Первым закон против них подготовил Евгений Федоров, координатор НОД. (Ну, тот самый, который первым догадался, что все песни Виктору Цою писало ЦРУ.) Его инициативу сами народные избранники и завернули. Стоит послушать, какие аргументы приводят они сейчас, объясняя, почему все-таки проголосовали за точно такой же закон.

Сергей Лисовский (СФ): «Если следовать логике защитников ГМО, то, конечно, никто не доказал вредность продуктов, которыми питаются американцы. Тем не менее эта нация сейчас фактически вырождается».

Елена Афанасьева (СФ): «Никак нельзя скрестить, извините, рыбку и растение и получить хороший продукт… Другое дело – селекция. Критика, которая звучит в адрес принятого недавно закона, – все это пока что словоблудие научных кругов».

Наш родной Николай Харитонов (ГД): «Пускай не орут, что принятие закона о запрете ГМО якобы ведет нас в Средневековье. Наша задача – производить у себя в стране экологически чистое продовольствие, как это было при советской власти».

Лысенковские грабли

Ведет Николай Михайлович, ведет, и именно в Средневековье.

Ладно, Дума, но есть же еще правительство и президентские структуры. Однако и они нас ведут туда же. Президент, выступая на одном из заседаний Совета Безопасности, неожиданно намекнул: «Россия должна защитить своих граждан от употребления продуктов питания, полученных из генетически-модифицированных организмов». Тут и понеслось.

Принятый законопроект по поручению президента был разработан и внесен Минобрнауки. Профессор МГУ, член Общественного совета при Минобрнауки Михаил Гельфанд вспоминает: «Когда эта история только начиналась, в Минобрнауки было подано открытое письмо, краткое содержание которого лучше всего описывается словами «Что за фигня?» – его подписали 150 биологов и медиков со степенями и еще 150 без степеней. И было обратное письмо, официальный ответ из Минобрнауки о том, что биотехнологии – наше все, а если какие-то глупые депутаты вносят какие-то дурацкие законопроекты, так мы на них неизменно даем отрицательные отзывы». Вспомнил профессор и то, что буквально в прошлом году этим же министерством громкий борец с ГМО Общенациональная ассоциация генетической безопасности (мы ее упоминали) была номинирована на вручение антипремии за самый вредный лженаучный проект с такой мотивировкой: «Организация, деятельность которой направлена на пропаганду вреда ГМО, вследствие чего государственная политика поддержки генно-инженерных технологий была приостановлена – что ведет к отставанию нашей страны в области создания и применения современных биотехнологий». Такова ирония истории. Министерство, учредившее «антипремию», само разработало закон о запрете ГМО и, видимо, теперь эту премию будет вручать само себе.

Постараемся не думать о руководстве страны плохо. Может быть, в основе нынешнего поворота лежат серьезные экономические причины. Месяц назад к.б.н. Юрий Сидорчук (ИЦИГ), читая лекцию в Информационном центре по атомной энергии Новосибирска, так и сказал: «Война против ГМО имеет, скорее, экономические корни».

Утверждается, что принятие закона объясняют вопросами продовольственной безопасности. Мол, рынок ГМО-семян плотно захвачен транснациональными корпорациями, такими как Monsanto и Bayer. Поэтому те, кто защищает ГМО, преследует не российские, а западные интересы. «Главный владелец прав на ГМ-семена – это США, их компании», – именно так пугал наших сенаторов Владимир Путин.

Ну вот мы запретили ввозить и засевать импортные ГМ-семена. Мы запретили выращивать ГМ-растения, выведенные отечественными учеными. Но при этом... импортировать ГМ-продукты в Россию по-прежнему можно. Согласитесь, логика странная.

Первым делом, запрет ГМО никоим образом не решает проблему продовольственной безопасности. По данным самого Минсельхоза, большую часть самых обычных, а не ГМ-семян мы тоже берем за границей. Почти 100 процентов семян сахарной свеклы, 80 процентов – подсолнечника и кукурузы, 70 процентов – семенного картофеля.

ГМО вроде разрешили выращивать для научных исследований. Но, как справедливо заметил биолог и известный борец со лженаукой Александр Панчин, теперь, если российские генные инженеры произведут в сфере ГМО-технологий перспективную разработку, им не удастся законно внедрить ее на отечественной почве. Придется продавать идею за рубеж. А потом России придется покупать уже готовые продукты, произведенные по их технологиям. Увы, тот, кто не хочет кормить свою науку, будет кормить чужую.

Пятая колонна

Генная инженерия сегодня – одно из самых быстро развивающихся направлений науки и экономики. Защищать внутренний рынок, в том числе производителей семян, надо. Но и российские биотехнологии (сильно отстающие от мирового уровня) тоже надо защищать. Если не хотите садиться на крючок иностранных трансгенных семян – создавайте свои. Запрет же на выращивание всех ГМ-культур ставит крест на российской биотехнологии. Последствия запрета генно-инженерной деятельности вполне могут быть аналогичны последствиям запрета на генетику и кибернетику, когда были уничтожены целые научные школы, что и привело к технологической отсталости страны. Все, что даст новый закон, так это утечку научных кадров, идей, технологий, патентов и еще большую технологическую отсталость РФ.

Депутат Сергей Лисовский убеждает, что «среди тех, кто защищает ГМО в нашей стране, можно обнаружить в основном получателей западных грантов. Они ездят на разные зарубежные семинары, где вкусно кушают и дорого живут... Это стандартная американская технология покупки лоббистов, готовых в своей родной стране защищать их интересы. Банальная покупка людей с отсутствием совести».

А, может, скорее прав Юрий Сидорчук, который считает, что закон пролоббировали иностранные производители химикатов, гербицидов? (Эту рухлядь надо же куда-то сбывать.) А, может, пролоббировали западные ГМО-корпорации, чтобы убрать с рынка возможных конкурентов? «Новая Сибирь» не любит конспирологических теорий, но уж складно все складывается. «Пятая колонна» – это совсем не те, кто получает на Западе гранты и деньги привозит сюда, это те, кто получает деньги здесь и вывозит на Запад. Если российские депутаты и высшие чиновники обучают детей за границей, покупают там недвижимость, хранят деньги в западных банках, принимают такие законы, как «анти-ГМО» и «закон Яровой», то есть законы, разрушающие экономику страны и лишающие ее будущего, то, исходя из формальной логики, это как раз «пятая колонна» и есть.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
 18.07.2016

Читать статьи по темам:

генетически модифицированные растения нормативные акты Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Комментарии к закону

Закон о запрете выращивания генетически модифицированных организмов ничем не хуже остальных российских законов. Поэтому новость о полном запрете ГМО на 1/8 части суши резонирует как-то вяло.

читать

Россия без ГМО

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, который запрещает выращивание и разведение в России генно-инженерно-модифицированных растений и животных.

читать

Запрет ГМО в России приближается

Кроме учёных РАН, против запрета ГМО выступил один (!) депутат Госдумы – Андрей Туманов. Он считает, что российское общество стало жертвой черного PR и мало знакомо с сущностью генной инженерии.

читать

Гамбургер без ДНК, please!

80% опрошенных жителей США поддержали введение обязательной маркировки для «продуктов с содержанием ДНК».

читать

CRISPR ждёт одобрения в Европе

Министерство сельского хозяйства США не включило полученные с помощью этой технологии сорта в разряд ГМО. Европейские регулирующие структуры намерены вынести решение по этому вопросу в течение года.

читать