Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • zdravomyslie
  • bio-mol-tekst-2021
  • Save Sci-Hub

Нам нужна одна победа…

Как победить старость?

Наталия Лескова, «Научная Россия»

Можно ли преодолеть старение и не болеть? Какие факторы приводят к старению и можно ли их «отменить»? Об этом рассуждает О.Н. Ткачева, директор Российского геронтологического научно-клинического центра РНИМУ имени Н.И. Пирогова, главный гериатр Минздрава России.

Tkacheva.jpg

– Ольга Николаевна, вы являетесь главным гериатром России с 2015 года, а в 2018-м году наш президент Владимир Путин, что называется, приказал нам долго жить, отдав распоряжение врачам и ученым сосредоточиться на решении проблемы продолжительности жизни россиян. Вас это решение президента испугало, скажите честно?

– Нет, не испугало, потому что ожидаемая продолжительность жизни во всем мире растет на протяжении последних десятилетий, увеличиваясь приблизительно на три года каждые десять лет, т.е. за последние 100 лет средняя ожидаемая продолжительность жизни от рождения выросла на 30 лет.

Естественно, это происходит в связи с развитием технологий, медицины, фармацевтического производства, но также в связи с повышением качества жизни в целом, комфорта, улучшением водоснабжения и питания, что делает нашу жизнь более безопасной. Всё яснее приходит понимание важности здорового образа жизни, профилактических мероприятий. Кстати, в контексте коронавирусной инфекции я могу сказать, что вакцинация внесла существенный вклад в увеличение продолжительности жизни. Поэтому сегодня, когда спрашивают, вакцинироваться или нет, ответ однозначно один – «да». Вакцинация – это профилактика инфекционных заболеваний, а профилактика неинфекционных заболеваний – это контроль за факторами риска развития этих заболеваний.

– Ольга Николаевна, мы можем без сомнений сказать о том, что человечество становится старше, но можем ли мы при этом сказать, что человечество становится здоровее?

– Это очень хороший вопрос. Когда мы обсуждаем тему увеличения продолжительности жизни населения, то рассматриваем и прогнозируем разные варианты развития событий. Один из них – увеличение продолжительности жизни, накопление возраст-ассоциированных заболеваний и рост периода жизни с болезнями. Мы сконцентрированы на лечении заболеваний. Но нужен другой сценарий – увеличение продолжительности здоровой, активной жизни, а это достигается путем профилактики. Мир сейчас идет именно по этому пути.

Действительно, мы движемся по хорошему сценарию. Период жизни с болезнями остается стабильным. Растет период активной жизни. Это можно увидеть, наблюдая за героями старых фильмов: 40-летний человек в послевоенные годы выглядит заметно старше наших 40-летних современников.

– Да, для многих жизнь в этом возрасте только начинается.

– Таким образом, мы отмечаем, что увеличивается период активной жизни, старение замедляется. Люди стремятся быть активными, сохранять моложавый внешний вид. Если раньше мы применяли термин «здоровое старение», то есть старение без болезней, то сейчас появилось понятие «успешное старение». Успешное старение предполагает здоровый внешний вид и устремление к чему-то новому, развитие, которое продолжается всю жизнь.

– Может быть, в этом случае можно отказаться от термина «старение», если человек здоров и продолжает активно развиваться?

– К сожалению, мы не бессмертны, и разговоры о бессмертии мне кажутся фантастическими и спекулятивными. Надо ставить реалистичные задачи, которые мы можем достичь. Но нужно понимать, что для их реализации нужны новые подходы, новые технологии и знания. Продолжительность жизни зависит от генетики. Есть наследственность по долголетию в семье. Известно из научных исследований, что долголетие наследуется по материнской линии.

– Ольга Николаевна, а как вы относитесь к теориям о том, что старение – это поломка программы, и если мы починим эту поломку, то стареть вообще перестанем, как некоторые деревья, которые живут по 1000 и более лет?

– Я пока не вижу оснований для того, чтобы думать о бесконечности жизни и о бессмертии. Мне кажется, даже с точки зрения философии жизни и развития человечества это будет не очень хорошо в целом. Старение – это процесс в какой-то степени запрограммированный.

– Естественный?

– Да, естественный. Но скорость старения может быть разной. Оно может ускоряться или может проходить более медленными темпами. Есть такой термин «пренебрежимое старение», когда человек входит в зону, где он почти не стареет. Это, как правило, люди в возрасте старше 90 лет.

Существует очень много теорий старения. Все они имеют те или иные доказательства и свои слабые стороны. Нет одной бесспорной теории, с которой согласны все. Это говорит о том, что процесс старения очень сложный. Но все теории, при всех различиях, можно соединить одним принципом. Да, происходят ошибки, но исправляем мы их или нет? Система исправления ошибок работает у нас или нет?

Если происходит поломка на клеточном уровне, то организм сам должен ее устранить. Но в какой-то момент системы распознавания и защиты не срабатывают, и поломка остается, ошибки накапливаются, меняется функционирование организма. Так происходит старение. Ошибки могут быть в метаболизме, на уровне системного воспаления, иммунной или гормональной системы. Нам важно научиться поддержать или включать программу исправления ошибок.

 Более 500 таких генов отвечают за старение. Есть гены старения и гены антистарения, то есть гены, которые способствуют развитию возраст-ассоциированных болезней и, следовательно, старению, и гены, которые, наоборот, защищают нас от болезней и старения.

Так вот оказывается, большее значение имеют гены протективные, то есть защитные. Мы живем, иногда травмируемся, неправильно питаемся, непрерывно испытываем негативное влияние окружающей среды. Важно, чтобы наши внутренние системы были настроены на защиту, восстановление и исправление ошибок. И вот по пути поддержания и совершенствования этих систем, я думаю, мы и должны идти, проводить научные исследования и разрабатывать новые подходы в лечении.

– А каким образом мы можем это сделать? Как мы можем повлиять на совершенствование этой системы исправления ошибок?

– В будущем это будут генно-инженерные технологии. Сейчас мы можем медикаментозно вмешиваться в этот процесс. Фактически мы лечим болезни так, чтобы помочь нашему организму эту ошибку исправить. Возможно, технологии будут меняться, совершенствоваться, мы научимся включать протективные гены и выключать гены, разрушающие организм. Я клиницист, я врач, я вижу пациентов с преждевременным старением, или наоборот, с замедленным старением, я вижу возраст-ассоциированные болезни, я знаю те лекарства, которые могут помочь нам справиться с этими болезнями. Но совершенно очевидно, что борьба со старением лежит в плоскости трансляционной медицины.

У нас есть очень интересные фундаментальные исследования, экспериментальные работы, и сегодня уже есть вмешательства в эксперименте, которые позволяют увеличить продолжительность жизни, например, мышей на 30 и больше процентов от средней продолжительности их жизни. Это значительное увеличение продолжительности жизни. Но нам надо это как-то перенести в клинику, использовать при лечении людей.

Это очень непросто, потому что болезнь у человека протекает в определенный период времени, и мы можем зафиксировать только какие-то конечные точки. Когда мы рассматриваем старение человека, то оно протекает всю жизнь, и каждое исследование должно идти фактически всю жизнь. Поэтому мы имеем только экспериментальные исследования на мышах или других объектах, которые заканчиваются буквально в течение нескольких месяцев.

В наблюдениях с участием людей мы можем оценивать биологический возраст человека, а не паспортный, для того чтобы оценить, как наши вмешательства влияют на биологический возраст.

– Всегда ли наличие болезней влияет на продолжительность жизни человека?

– Эти факторы далеко не всегда взаимосвязаны. Например, один пациент пожилого возраста может иметь многие заболевания, принимать лекарственные препараты, но при этом быть в неплохой форме, ходить на работу, на концерты, он гуляет, занимается скандинавской ходьбой и так далее. А другой – может быть даже более молодой по паспорту пациент, с меньшим набором заболеваний, но уже имеющий деменцию или связанную с возрастом слабость, уже сидит в инвалидном кресле. Он совсем старый биологически. У него уже атрофия мышц, потому что он не ходит, он не может себя обслуживать. Не надо путать болезни и старение. Гериатры умеют диагностировать эти состояния и знают, где проблемы старения, а где болезни.

– Ольга Николаевна, давайте поговорим о тех поломках в организме, которые случаются чаще всего. Понятно, что это рак и сердечно-сосудистые проблемы, которыми вы занимаетесь достаточно плотно как ученый. Насколько эти проблемы актуальны для нашей страны и для всего человечества? Какие выводы вы делаете в результате этих исследований?

– Действительно, онкологическая патология – это один вариант старения: срывается контроль за делением клеток, патологические клетки начинают безудержно делиться. При сердечно-сосудистых заболеваниях, напротив, снижается репликативная активность клеток. Патогенез сердечно-сосудистых заболеваний во многом завязан на развитии артериосклероза, то есть повышении жесткости сосудистой стенки. Атеросклероз – это образование жировых бляшек в стенке сосуда. А артериосклероз – это фиброз стенки сосуда, когда она становится очень плотной, в стенке сосуда появляется много соединительной ткани.

И то, и другое состояние ведет к тому, что органы и ткани не получают должного кровоснабжения и начинают неправильно функционировать. Нарушается кровоснабжение миокарда – развивается ишемическая болезнь сердца. Нарушается кровоснабжение мозга, снижается насыщение клеток кислородом – развивается цереброваскулярные и нейродегенеративные заболевания, в том числе, болезнь Альцгеймера.

На фоне старения и накопления ошибок начинается синдром системного воспаления, противовоспалительная система не справляется, повышается уровень С-реактивного белка. Это воспаление не связано с инфекционными агентами, когда оно протекает остро. Длительное и вялотекущее, «тлеющее» воспаление – это один из механизмов старения.

– Можем ли мы сказать, что новая коронавирусная инфекция тоже может вносить вклад в процесс старения?

– Безусловно, да, так как острое воспаление при ковид-инфекции в некоторых случаях переходит в аутоиммунные процессы, при которых организм начинает вырабатывать защиту уже не против коронавируса, а против собственных клеток. Вообще любой аутоиммунный процесс ускоряет старение за счет этого воспалительного процесса.

Здесь мы опять возвращаемся к разговору о теориях старения. Воспалительный механизм – одна из них. Другая теория – метаболическая, когда мы говорим, что в основе старения лежит, например, отсутствие чувствительности периферических тканей к инсулину. Инсулин – это очень мощный анаболический гормон. Синдром инсулинорезистентности можно легко распознать клинически. Люди с абдоминальным ожирением – это люди с синдромом инсулинорезистентности и ранним старением. Пациенты с сахарным диабетом II типа – это тоже люди с синдромом инсулинорезистентности и ранним сосудистым старением. Сахарный диабет – это модель преждевременного старения. У 100-летних людей вы никогда не диагностируете диабета. У них, как правило, нет ожирения. У них может быть избыточный вес или даже небольшое ожирение, не более I степени. Люди с морбидным ожирением или тяжелым диабетом не доживают до 100 -летнего возраста.

– Почему старение происходит у всех по разным сценариям?

– Люди отличаются по многим биологическим показателям, привычкам, истории жизни и заболеваниям. Существуют и разные модели старения. У кого-то развивается инфаркт, у кого-то инсульт, у кого-то болезнь Альцгеймера, у кого-то рак, у кого-то хроническая обструктивная болезнь легких с эмфиземой, с пневмосклерозом, у кого-то деформирующий остеоартроз и остеопороз. У многих присутствуют несколько заболеваний, все варианты переплетаются, но изначально существуют, возможно, общие механизмы развития той или иной патологии.

Геронтологи говорят о том, что нам надо начинать действовать раньше, еще на этапе начала формирования патологических механизмов. Сейчас мы занимаемся профилактикой диабета, рака, инфаркта и так далее. А наша задача – выйти на эти общие факторы и профилактировать не возраст-ассоциированные заболевания, а само старение. Это будет более эффективно. Но мы пока не умеем этого делать.

– Ольга Николаевна, говоря о долгожителях, вы сказали о том, что это люди, как правило, не страдающие тяжелым ожирением и диабетом. Какие у них есть еще общие черты? Можем ли мы их выделить?

– Да, у долгожителей есть общие черты, и их можно очень легко назвать. Можно проанализировать так называемые «голубые» зоны, где люди живут долго, – это Сардиния, Коста-Рика, Калифорния, Никоя, Окинава в Японии, где очень много 100-летних людей. Я была в Окинаве, в Японии, посетила вместе с коллегами-геронтологами деревню долгожителей. Это незабываемые впечатления и очень полезный опыт.

– Как интересно!

– Да, мы ходили в гости к одной женщине-долгожительнице. Ее мама умерла в 109- летнем возрасте. Все братья и сестры этой женщины также жили (или живут) очень долго. Наша собеседница живет одна в очень маленьком домике с небольшим садом. Дома очень чисто и опрятно. Все делает по дому сама, никаких помощников нет. Когда мы к ней пришли, у нее был танцевальный урок. Она танцует каждый день, и ей это очень нравится. И вообще, она очень активная. Маленькая, худенькая, подвижная. Ест совсем немного. Очень доброжелательная. Когда я ее спросила: «Чего бы вы хотели? Какие планы?», она ответила: «Я бы хотела путешествовать, к своему внуку съездить. Он живет в Токио, и мне хочется к нему поехать».

Она к врачам не ходит. Но медицинская помощь для долгожителей хорошо организована. У нее протезированные зубы. Она оперирована по поводу катаракты, установлены искусственные хрусталики, и зрение очень хорошее.

Это очень важные геропротективные технологии. Зрение с возрастом снижается, это влечет за собой быстрое старение. Как можно раньше надо зрение восстановить. Это залог большей продолжительности жизни. Она бы не жила 100 лет, если бы не видела и не могла жевать.

Очень важна социальная активность. В этой деревне долгожителей очень дружелюбная атмосфера, наша собеседница много времени проводит на открытой террасе своего дома, общается с соседями.

– Давайте скажем о том вкладе, который вносит ваш геронтологический центр в решение всех этих задач.

– В нашем центре ведутся научные работы по двум направлениям. Первая тема – это медицина старения. Мы можем лечить пожилых людей, умеем их лечить, и мы знаем, как сохранить качество их жизни и как продлить им жизнь. У нас есть врачи, которые обучались и специализированы на лечении людей очень пожилого возраста. Мы оперируем людей в 90 лет и старше. У нас недавно была операция у 96-летней пациентки, протезировали ей тазобедренный сустав. Когда мы были корона-госпиталем, у нас были пациенты и 95, и 97 лет. Мы их тоже успешно выхаживали.

Другое направление – это геронтология, наука о старении. Мы занимаемся именно трансляционными исследованиями в области старения, и в этом смысле мы уникальный и единственный центр в России. Мы не работаем с экспериментальными животными, а работаем в клинике, пытаясь оценить те достижения, которые получены в эксперименте, и перенести их в клинику. Это и называется трансляционная медицина.

У нас есть ряд научных лабораторий. Лаборатория сердечно-сосудистого старения, лаборатория метаболического старения и эндокринных возраст-ассоциированных нарушений, лаборатория старения костно-мышечной системы, лаборатория клинической фармакологии и фармакотерапии. Мы занимаемся изучением лекарств, вопросами их влияния на процессы старения. У нас есть лаборатория трансляционной медицины. Мы ведем свой регистр долгожителей и супер-долгожителей. Изучаем модели здорового старения. Очень важно, чтоб такие исследования проводились у нас, в России, потому что в каждой стране существуют такие факторы, как традиции, особенности питания, образ жизни, генетика, которые значительно влияют на состояние здоровья населения и механизмы старения. Мы не можем безоговорочно транслировать результаты исследований, полученные в других странах.

Например, микробиота кишечника и старение – это новое и очень перспективное направление научных исследований. Миллионы микроорганизмов проживают у нас в кишечнике, о которых мы далеко не все знаем.

Когда появились новые методы изучения микробиоты кишечника, мы увидели, что это огромное число микроорганизмов со свои уникальным набором генов. Они выделяют огромное количество биологически активных веществ, которые потом влияют на наше здоровье, на нашу продолжительность жизни. Сегодня уже известно, что у долгожителей микробиота имеет свои характерные отличия. Когда-то Мечников говорил, что надо кефир пить, чтобы жить долго, и оказалось, что это правильно в какой-то степени. То, что мы едим, влияет на продолжительность нашей жизни.

– Ольга Николаевна, что нужно еще делать, чтобы продлить себе здоровую жизнь, помимо того, что употреблять кисломолочные продукты?

– Во-первых, надо запомнить одну простую вещь: старение начинается с внутриутробного периода. Человек еще не родился, а у него уже заложена скорость старения. И эта скорость зависит от двух факторов: от уникальности генетики самого плода и от здоровья матери. От того, какое у нее во время беременности артериальное давление, метаболизм, фетоплацентарный кровоток, насколько хорошо идет кровоснабжение плаценты и так далее. Поэтому, когда пары еще только планируют беременность, очень важно, чтобы женщина соблюдала здоровый образ жизни.

Вообще, чем раньше мы понимаем, что здоровый образ жизни – это важная компонента долголетия, тем лучше. Это очень банально, то, что я вам скажу, но, тем не менее, это верно. Отказ от курения, злоупотребления алкоголем, контроль веса, артериального давления, холестерина, двигательная активность – без этого прожить долго нельзя. Хотите быть здоровыми – двигайтесь. Ничего лучше тут не придумаешь. Все антиэйджинговые программы, которые очень дорого продаются где-нибудь в элитных клиниках Швейцарии – это, в том числе, программы по введению лекарств, которые увеличивают силу и массу мышц. Чем меньше масса и сила ваших мышц, тем вы быстрее будете стареть. Мышцы – это эндокринный орган, который выделяет огромное количество биологически активных веществ. И когда вы двигаетесь, выделяется очень много противовоспалительных медиаторов.

Не менее важно питание. Если человек ест без ограничения и вредные продукты, конечно, о долголетии тоже очень сложно говорить. Уже доказано, что нужно есть не менее 500 грамм в день сырых овощей и фруктов. Это клетчатка, это то, что очищает наш организм. Нужно достаточное количество белков, жиров, углеводов. Всё должно быть сбалансировано.

Количество витамина Д надо контролировать, особенно с возрастом: чем старше человек, тем хуже у него в коже вырабатывается витамин Д. И, как правило, нам надо давать дополнение витамина Д. Надо смотреть за уровнем витамина В, дефицит которого с возрастом наступает из-за нарушения всасывания в желудочно-кишечном тракте.

Известный факт, что профессия влияет на продолжительность жизни. Например, дирижеры имеют большую продолжительность жизни. Вообще известно: чем выше уровень образования, тем дольше человек живет. С одной стороны, базовое образование имеет значение, а с другой стороны, как я уже говорила, надо продолжать все время чему-то учиться, нельзя лениться. Каждый день обязательно узнавать что-то новое.

– Вот я, например, сегодня узнала очень много нового, могу себе поставить плюсик. Какую здесь роль играет устойчивость к стрессам?

– Стресс – интересное явление. Стресс в течение длительного времени, вызывающий тревогу, имеет неблагоприятные последствия. Стресс краткосрочный, но сильный, тоже очень опасен для здоровья. Но надо отличать стресс от ситуаций, которые мы воспринимаем как стресс, но это лишь стимул к развитию, активации процессов адаптации, например, волнение перед публичным выступлением.

Устойчивость к «плохим» стрессам, умение быстро выйти из состояния стресса, имеет большое значение. У нас в клинике в настоящее время проводится консультирование относительно здоровых людей с целью оценки их биологического возраста и разработки индивидуального плана, направленного на предупреждение старения. В этом консультировании обязательно участвуют и психологи, которые определяют устойчивость к стрессу. Мы недооцениваем влияние стресса на старение и развитие болезней. Если человек погружается в свой стресс, это приводит к срыву регуляции и заболеваниям. Умение владеть собой, управлять своим психоэмоциональным состоянием крайне важно. Уныние, как известно, считается смертным грехом, оно сокращает жизнь.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru


Читать статьи по темам:

старение продолжительность жизни Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Дело в метилировании ДНК?

Учёные приблизились к разгадке различной продолжительности жизни мужчин и женщин.

читать

Индекс старения

Система искусственного интеллекта может предсказывать продолжительность жизни мышей, исходя из различных показателей старения организма.

читать

Y-хромосома и старение

На линиях самок с лишней Y-хромосомой и самцов без Y-хромосомы исследователи подтвердили, что жизнь дрозофилам сокращает именно она.

читать

Пол, старение и продолжительность жизни

Хотя самки в большинстве случаев живут дольше, чем самцы, далеко не у всех видов они стареют медленнее.

читать

Коротко- и долгожители

Завистливый интерес человечества к долгоживущим видам совершенно понятен: вдруг удастся узнать нечто, что позволит и нам жить дольше.

читать