Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • healthage-forum
  • vsh25
  • Vitacoin

Протокол NORI

Научно не подтверждённое лечение рака с помощью фруктовой диеты, продаваемое самопровозглашённым «специалистом»

David Gorski, Science-Based Medicine: The NORI protocol: An unproven fruit-based nutritional treatment for cancer sold by a self-proclaimed “expert”
Перевод: Александр Горлов, XX2 век

Марк Саймон (Mark Simon) является основателем Научно-исследовательского онкологического института питания (Nutritional Oncology Research Institute, NORI). Он не доктор медицины (MD), не доктор остеопатии (DO), не доктор философии (PhD). (И даже не доктор натуропатии (ND)!) Однако он утверждает, что создал диетический протокол, применяя который, можно вылечить рак. Можно ли? (Кажется, вы знаете ответ на этот вопрос).

Протокол NORI: так много шарлатанской чепухи, что всюду нужно ставить красные флажки

Что же такое протокол NORI? По сути, это фруктовая диета, обогащённая селеном. А родилась она в NORI – Научно-исследовательском онкологическом институте питания. На главной странице веб-сайта NORI посетителей потчуют следующим описанием «института»:

«NORI – это независимая научно-исследовательская организация, разработавшая нетрадиционные методы лечения рака, в основе которых не лежит применение токсических препаратов, хирургического вмешательства и облучения. У пациентов с онкологическими заболеваниями, избегающих традиционных форм лечения или исчерпавших все другие варианты, может возникнуть желание ознакомиться с революционным и уникальным подходом к лечению рака, предлагаемым только NORI. Программа NORI разработана с таким расчётом, чтобы по своей стоимости быть наиболее привлекательной среди доступных альтернативных методов лечения рака. NORI представляет будущее безопасного и комплексного лечения рака самым полезным для здоровья, эффективным и научно обоснованным способом».

Вот так много красных флажков. И все прямо на главной странице. Во-первых, шарлатанский троп о лечении рака, в основе которого «не лежит применение токсических препаратов, хирургического вмешательства и облучения». Во-вторых, заявление об использовании этого лечения вместо обычного. В-третьих, утверждение, в котором NORI преподносится как «будущее безопасного и комплексного лечения рака самым полезным для здоровья, эффективным и научно обоснованным способом», что бы это ни значило.

А вот ещё:

«NORI – это организация, нацеленная на исследование и разработку диетических методов лечения рака, нетоксичных и не требующих применения лекарственных препаратов. NORI разработала уникальный протокол лечения, который можно использовать вместе с традиционными видами терапии или отдельно от них для лечения практически любой формы рака и на любой стадии. В основе протокола NORI лежит специальная растительная диета, что позволяет применять безопасные и эффективные природные соединения, избирательно убивающие раковые клетки. Протокол NORI доказал свою эффективность при лечении широкого спектра онкологических заболеваний на всех стадиях».

Обожаю, когда представители альтернативной медицины, рекламируя свой товар, утверждают, будто их форма лечения «доказала эффективность при лечении широкого спектра онкологических заболеваний на всех стадиях». Встречая такие утверждения, я всякий раз спрашиваю: где факты? Где наука? Где рандомизированные контролируемые клинические исследования? Как будет показано ниже, всего этого, без чего протокол NORI не может выглядеть солидно, мягко говоря, не хватает. Впрочем, заглянув на веб-страницу NORI, посвящённую его протоколу, вы найдёте ссылки на множество тщательно подобранных исследований, но большинство из них in vitro, или пройдены лишь фаза I и фаза II клинических исследований, причём на второй нет рандомизации. (На фазе I она отсутствует по определению). Вы также найдёте много отзывов. Я выскажусь о них позже, за одним исключением. Вот отзыв Эми Х. (Amy H.) из Лос-Анджелеса:

«В январе 2014 года мне поставили диагноз DCIS (Ductal carcinoma in situ, протоковая карцинома in situ), стадия 0, рак молочной железы. Хирург хотел сделать мне мастэктомию с последующей трансплантацией кожного лоскута, полагая, что никакое другое лечение не позволит мне выжить и сохранить привлекательный внешний вид. Какой удар! Я решила воспользоваться услугами натуропата, и, благодаря ему, моё самочувствие на всех уровнях улучшилось. Однако, несмотря на явное улучшение здоровья, на груди что-то выросло. Мне сказали, что это шрам от биопсии, но к концу 2016 года рост значительно усилился. Я заподозрила, что это не шрам, а опухоль, и стала больше читать про рак. В результате у меня возникли сомнения в эффективности того, что я делала для лечения. Конечно же, я пошла на УЗИ, и мне сказали, что у меня рак молочной железы четвёртой стадии. Помыкавшись, я узнала о протоколе NORI и познакомилась с Марком Саймоном. Он очень понятно объяснил мне, что такое рак и как его лечить. Мне приходилось общаться с неприступными врачами, а он был доступным, всячески старался меня поддержать и помог мне пойти по пути, который не претит моим инстинктам, избавил меня от страхов и заставил почувствовать себя активной участницей своего исцеления. Хотя я и новичок в применении протокола, я исполнена надежд и чувствую, что мной очень грамотно руководят».

Этот отзыв ужасает, причём на многих уровнях, и меня поражает, что торговцы альтернативными диетическими лекарствами от рака используют такого рода отзывы в качестве рекламы. Те из вас, кто давно посещает SBM, знают, что я то и дело задаюсь вопросом, не слишком ли часто мы диагностируем DCIS и не являются ли наши формы её лечения чересчур жёсткими. Однако это не означает, что DCIS не опасна. Дело в другом: поскольку мы не знаем, достигла ли она стадии инвазивного рака, мы считаем своим долгом лечить её на любой стадии. Однако, будучи специалистом по удалению опухолей молочной железы, я могу читать данный отзыв и между строк. Раз хирург, осмотревший Эми Х., порекомендовал мастэктомию, значит, DCIS уже так распространилась, что операция по сохранению груди была невозможна. Это DCIS высокого риска. Поэтому неудивительно, что рак Эми оказался инвазивным. Что касается рака четвёртой стадии, мне неясно, как удалось диагностировать это, проведя лишь сеанс УЗИ. Разве что ультразвук обнаружил метастазы в печени. Как бы то ни было, данный отзыв демонстрирует нам женщину с DCIS высокого риска, отказавшуюся от стандартного лечения в пользу предложенного шарлатаном-натуропатом, наблюдавшую в ходе этого лечения за тем, как прогрессирует её рак (И ведь видела рост опухоли, но приписывала его рубцу, оставшемуся после биопсии!), а затем выбравшую ещё одно сомнительное лечение, не давшее ничего хорошего, кроме «надежд» и «грамотного» руководства.

Пришло время обсудить методологию NORI более подробно. Сначала обратимся к личности её создателя Марка Саймона, а потом рассмотрим сам протокол. Он включает в себя фруктовую диету, задача которой – вызвать в раковых клетках острую нехватку метионина – аминокислоты, которая, как утверждают, повышает чувствительность клеток к селену. Конечно, нужен не любой селен, а лишь его особая форма. Другой селен работать не будет.

Создатель протокола NORI Марк Саймон

Пожалуй, нет лучшего способа представить Марка Саймона, чем воспользоваться его интервью 2015 года с Крисом Уорком (Chris Wark) о славной победе Криса над раком (ролик на 37 минут с двумя говорящими по-английски головами – ВМ). Как я уже рассказывал, господин Уорк сочинил историю, которая отнюдь не оригинальна и походит на анекдот. В ней он ошибочно приписывает своё выздоровление неправильному лечению. В общем, у него был рак толстой кишки третьей стадии, он перенёс операцию, а затем отказался от рекомендованной стандартной химиотерапии. Как очень часто бывает в таких случаях, он решил найти для себя шарлатанскую форму лечения и, когда преуспел, стал утверждать, что его здоровье улучшилось благодаря этому лечению, а не хирургической операции, в ходе которой была удалена раковая опухоль. Теперь у него веб-сайт и интернет-бизнес на тему альтернативного лечения рака: он продаёт книги и «наставления», а также использует всевозможные сомнительные отзывы, чтобы лучше впаривать свои товары. Отличная получилась парочка!

Из этого интервью можно почерпнуть, что Марк Саймон с давних пор проявлял интерес к альтернативной медицине, а вот подробных сведений о его профессиональном опыте здесь нет. Сказано лишь о том, что у него есть опыт работы в области нейробиологии и биомедицинской инженерии. Отлично! Но выяснить подробности оказалось нелегко. Пришлось немало погуглить, прежде чем я сумел добраться до веб-страниц, подобных этой, где меня известили о том, что в послужном списке Саймона имеются звание «инструктор по вопросам здравоохранения» (health coach) и сертификат о праве назначать диетическое питание (Clinical Nutrition Certificate), выданный Институтом естественного исцеления (Natural Healing Institute). В его профиле в LinkedIn нет ничего о деятельности до 2011 года, то есть до основания им NORI, и указаны лишь позиции в этом институте. Что ещё удалось найти? В «Фейсбуке», на странице «Правда о раке», Джин Фусс (Gene Fuss) разместил пост, где, отметив, что Саймон «изучал нейробиологию, биомедицинскую инженерию и диетическое питание и 32 года является веганом», приписал ему «ГЛУБОКИЕ знания о биологии раковых опухолей, лучше, чем у кого бы то ни было из тех, с кем я встречался».

Если бы заявления о протоколе NORI, сделанные в видеоролике, приведённом выше, и в еще одном (тошнотворно-рекламном – ВМ), имели хоть какое-то научное значение, я был бы не прочь подискутировать на тему «глубоких знаний» Марка Саймона о чём-то, имеющем отношение к раку или диетическому питанию.

Даже не обладая солидным багажом знаний, легко понять, что, с научной точки зрения, утверждения, которые содержатся в приведённых видеоматериалах и на сайте протокола NORI, в лучшем случае являются весьма сомнительными, а в худшем – явно шарлатанскими. Что же касается профессионального опыта Саймона, то хотелось бы узнать, почему, будучи специалистом в области нейробиологии и биомедицинской инженерии, он не трубит о своих достижениях, о своей научной степени и о своей научной деятельности? Он явно не MD, не PhD и даже не ND (даже с учётом того, что эта аббревиатура, на мой взгляд, должна означать не «доктор натуропатии», а «не доктор»). Если бы у него была какая-то из этих степеней, он, разумеется, отразил бы это в своей биографии. Но нет такой информации, и взамен – туманные заявления. Сдаётся мне, что он получил степень бакалавра или магистра в какой-то научной области и/или работал лаборантом в какой-то лаборатории, проводившей исследования в области нейробиологии и/или биомедицинской инженерии. Саймон, конечно, может опровергнуть мои предположения, перечислив свои дипломы и рассказав о своей достойной уважения научной деятельности до 2011 года.

А теперь – протокол Саймона!

Протокол NORI: метиониновая депривация и лечение рака селеном!

Из приведённых выше видеороликов нам известно, что Марка Саймона вдохновил некто по имени Дэниел Эпнер (Daniel Epner) – доктор, который преподавал в Медицинском колледже Бейлора (Baylor College of Medicine) и в 2001 году опубликовал статью о метиониновой депривации. Именно эта статья побудила Марка Саймона взглянуть на ограничение метионина как на средство лечения онкологических заболеваний. Поиск в PubMed даёт 36 статей Дэниела Эпнера, и последняя – о метионине и раке – датируется 2003 годом. Ограничение метионина, показано в ней, можно нацелить на синтез тимидилатсинтазы – фермента, играющего ключевую роль на ранних стадиях биосинтеза ДНК. В данной статье вызывает интерес проведённое автором обобщение тех результатов культивирования клеток и исследований животных, которые продемонстрировали, что ограничение метионина способно оказывать противоопухолевое действие на ряд клеточных линий рака и модельных животных. Конечно, все мы знаем, как трудно использовать такие открытия для лечения людей. Как отмечает доктор Эпнер, было проведено исследование I фазы, чтобы показать эффективность и безопасность ограничения метионина в связке с химиотерапией.

Интересно, что сейчас доктор Эпнер не является практикующим онкологом. Он перебрался из колледжа Бейлора в Онкологический центр имени М. Д. Андерсона (M.D. Anderson Cancer Center), на сайте которого сказано:

«Доктор Эпнер – врач паллиативной помощи Онкологического центра имени М. Д. Андерсона. В течение нескольких лет он был практикующим онкологом, а в 2012 году стал преподавателем факультета паллиативной помощи. Он начал свою преподавательскую карьеру в Медицинском колледже Бейлора, где занимал должность главного исследователя лаборатории фундаментальных наук, однако сейчас он изучает психосоциальные аспекты онкологии. Его основная научная работа – обучение навыкам общения стипендиатов, специализирующихся в области онкологии, паллиативной помощи и в других областях».

Интересная карьерная траектория!

Получается, что, по сути, Марк Саймон – это восторженный евангелист, которого так увлекло одно интересное открытие, сделанное в сфере исследования раковых клеток, что он, подхватив это открытие, поспешил броситься с ним в пучину лечения онкологических заболеваний. Это видно по тому, как Саймон описывает созданный им протокол NORI. По сути, в его утверждениях наука принимает чудовищно упрощённый вид. Данные исследований клеточных культур и модельных животных Саймон экстраполирует на людей, хотя правомерность такой экстраполяции научно не доказана. При этом сам создатель протокола NORI никаких серьёзных исследований не проводил, а просто надёргал из литературы ряд фактов и подвёл под них смехотворную базу. Вот пример:

«В клетках человека есть два типа ДНК: ядерная и митохондриальная. Рак, по-видимому, представляет собой результат повреждения митохондриальной ДНК, тогда как повреждение ядерной ДНК происходит уже после возникновения этого заболевания. Повреждение митохондрий препятствует апоптозу – естественной запрограммированной гибели клеток. Апоптоз – нормальный процесс, который так воздействует на клетку, что она теряет способность бесконечно делиться. Рак – это одно и то же состояние клеток независимо от места, в котором он проявляется или органа, в котором он возник. Рак – это не 200 разных заболеваний. Это процесс, определяемый общими нарушениями метаболизма в злокачественных клетках, и эти нарушения можно эффективно устранять, не прибегая к токсичным лекарствам. Как правило, жизнь онкологического больного уносят побочные эффекты традиционной терапии, а не сам рак».

Всякий раз, когда вам кто-то говорит, что большинство больных раком погибают из-за токсичности традиционных методов лечения, знайте: вероятность того, что вы имеете дело с шарлатаном, составляет, как минимум, 99,99 %. Ну, да, у рака есть и метаболический аспект. Раковые клетки – это не только повреждённые геномы, но ещё и повреждённые метаболические пути. (Я так люблю применять научные термины!) Сказанное не означает, что рак – одно-единственное заболевание и что вызывающие его мутации – пустяк.

А ещё сайт NORI утверждает следующее:

«Ключевое различие между подходом NORI и другими методами лечения рака на основе диетического питания состоит в том, что NORI стремится ограничить поступление в раковые клетки необходимых для их существования питательных веществ, обеспечивая при этом полноценное питание здоровых клеток. Диета NORI предназначена не для того, чтобы строить или укреплять иммунную систему. У раковых клеток, как и у нормальных, есть встроенные средства защиты от атак иммунной системы. Большинство альтернативных методов лечения рака отличаются от традиционных селективностью действия. Это означает, что в отличие от традиционных методов лечения, разрушающих здоровые клетки, альтернативные методы стараются их беречь».

Ну, это оригинально – альтернативная терапия, которая не претендует на «укрепление иммунной системы»!

Идея протокола NORI заключается в следующем. Прежде всего, с помощью фруктовой диеты нужно ограничить поступление в раковые клетки метионина, поскольку многие из них чувствительны к такому ограничению. (Во фруктах метионина мало). Конечно, время соблюдения диеты должно быть «индивидуализировано». И, конечно, Саймон не хочет обсуждать, какие критерии используются для определения этого рекомендуемого каждому пациенту в отдельности времени. Он говорит так:

«В каждом случае ограничение метионина должно быть индивидуализированным. Оно зависит от веса пациента, состояния питания, развития заболевания и прошлых диетических предпочтений. В зависимости от индивидуальных обстоятельств диету с ограниченным содержанием метионина можно соблюдать непрерывно, а можно циклически с перерывами между циклами. Ограничение метионина предусматривает отказ от многих продуктов и употребление преимущественно фруктов. Натуральный сахар, который содержат фрукты, не питает раковые клетки и не способствует росту опухолей. Нередко ошибочно считают, что фрукты – это сахар, и, стало быть, повышают уровень сахара в крови. Фрукты могут быть проблемой при высоком уровне потребления жиров (более 10 % от общего количества калорий), ибо жиры вызывают резистентность к инсулину».

Прекрасно! Теперь дайте мне протокол вместе с доказательной базой, подтверждающей научный характер его специфики.

Меня особенно восхищает то, как лихо Саймон избавился от утверждения «сахар питает раковые клетки», с помощью которого привлекают внимание к новым диетам: он просто-напросто заявил, что «натуральный» сахар, который содержат фрукты, не питает раковые клетки, если не потреблять много жира и не развивать резистентность к инсулину. Так что, да, его протокол NORI ещё и требует, чтобы в пище было низкое содержание жиров. Вдобавок интересно отметить, что Саймон почему-то сосредоточился на фруктах, хотя в овощах тоже мало метионина. Проблематичным для его протокола является и тот факт, что нормальным клеткам, также как и раковым, необходим метионин. Это жизненно важная аминокислота, которую человеческий организм не синтезирует, а значит, полностью исключать её из рациона нельзя.

На следующем после ограничения метионина этапе пациенту можно принимать пищу с высоким содержанием этой аминокислоты. Идея такая: путём ограничения метионина мы останавливаем рост раковых клеток и смену периодов их клеточного цикла, а затем, сняв ограничение метионина, якобы заставляем клетки снова расти, и вызываем их апоптоз (запрограммированную гибель). В основе этой главной идеи лежат две другие: во-первых, ограничение метионина повышает чувствительность раковых клеток к селену и, во-вторых, пищеварительные ферменты, поступающие в наш организм вместе с фруктами, также борются с раком.

Взглянув на полный список «химиотерапевтических агентов» протокола NORI, вы найдёте селенит натрия, селенометионин, витамин K3, шиконин (получаемый из коры корня громвелла), сукцинат витамина E, кору сосны, экстракт виноградных косточек, экстракт зелёного чая и ряд других веществ. По сути, все «научные» утверждения, которые можно услышать на приведённых выше видеороликах Саймона и прочитать на веб-сайте протокола NORI, на мой взгляд, следует называть «обольстительным словоблудием». Оно походит на технословоблудие «Звёздного пути» (Star Trek technobabble), только вдобавок содержит обольщение.

А есть ли какие-либо доказательства того, что ограничение метионина действительно способствует лечению рака? Ответ: есть, но мало. Прочитав последние обзорные статьи про ограничение метионина и рак (например, этуэту и эту), вы обнаружите, что прошло уже 18 лет, а учёные всё ещё исследуют интересующую вас тему, и клинических данных, подтверждающих эффективность ограничения метионина при лечении рака, остро не хватает. А ещё вы узнаете, что, согласно некоторым данным, ограничение метионина способно увеличивать продолжительность жизни. Далее, вы найдёте статьи, где рекомендуется провести клинические исследования, которые, похоже, так и не были проведены. Кроме того, вы узнаете о метиониназе. Это сложное вещество, которое расщепляет метионин и, значит, может использоваться для его ограничения. Имеются результаты исследования ксенотрансплантатов (клинических образцов человеческих опухолей, выращенных в организмах мышей), но, опять же, – дефицит клинических данных.

Однако для Саймона картина предельно ясна:

«Почему альтернативные методы лечения, такие как протокол NORI, не практикуются онкологами и не изучены в ходе клинических исследований? Ответ кроется в экономике и чрезмерном контроле со стороны фармацевтической промышленности. Деньги и прибыль стали основной движущей силой всех медицинских исследований. Медицинская наука должна служить всем нам, а не интересам многонациональных корпораций. NORI – это созданный по инициативе простых людей альтернативный научно-исследовательский онкологический институт, который прокладывает путь к медицинскому здравомыслию в онкологии».

Не потому ли это никак не получается, что разработать такого рода диетическое лечение чрезвычайно трудно? О нет! Здесь должен быть заговор Большой Фармы. Вот почему NORI продаёт линейку нутрицевтиков (БАДов), и в том числе – конечно же! – КБД масло. Не удивительно, что протокол NORI содержит следующую оговорку:

«Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США не проводило оценку ни одного из заявлений о нутрицевтиках NORI. Нутрицевтики NORI не предназначены для диагностики, лечения или профилактики каких-либо заболеваний. Нутрицевтики NORI предоставляются в рамках программы дополнительного питания и не являются альтернативой традиционных средств оказания медицинской помощи».

Ну, да, это шарлатанская версия юридического правила Миранды! Как и во многих других случаях онкологического шарлатанства, Саймон взял интересные научные наблюдения, ещё не успевшие пройти проверку, и, ничтоже сумняшеся, придал им чрезвычайно широкое значение.

Отзывов – хоть отбавляй!

Итак, вся наука, которой пользуется Марк Саймон, – это лишь тенденциозно отобранные научные факты. А есть ли в его распоряжении что-то ещё? Как и у всех уважающих себя сторонников альтернативного лечения рака, у него есть отзывы! И наибольшую известность приобрёл отзыв Кэндис-Мари Фокс (Candice-Marie Fox), которая утверждает, что, используя протокол NORI, избавилась от рака щитовидной железы (еще две говорящих о чём-то головы – ВМ).

Вот что нам известно со слов госпожи Фокс: в 2011 году у неё за несколько дней до её 28-летия был диагностирован рак щитовидной железы III стадии. Если немного погуглить, то обнаружится несколько вещей. Во-первых, у неё был папиллярный рак щитовидной железы, который является наиболее распространённой и наиболее излечимой формой рака данного органа. С учётом того, что этот рак слишком часто диагностируют при обследовании ультразвуком, кое-кто даже предлагает в некоторых случаях его не лечить. (Я сомневаюсь, что здесь имел место один из таких случаев, ибо госпожа Фокс заявляет, что у неё на шее был комок). Во-вторых, у 28-летнего человека папиллярного рака щитовидной железы III стадии не бывает. В этом возрасте самая высокая стадия – вторая, даже если имеются отдалённые метастазы. Выживаемость при таком раке очень высока: почти стопроцентная пятилетняя выживаемость при локализованных и региональных формах болезни и 78 % при наличии отдалённых метастазов.

В-третьих, госпожа Фокс перенесла стандартную хирургическую операцию – тотальную тиреоидэктомию и, похоже, диссекцию центрального лимфатического узла шеи, по поводу опухоли. И вот примерно на третьей минуте видеоролика она говорит, что у неё снова обнаружили рак, причём с метастазами в лёгких, лимфатических узлах шеи и в других местах. По её словам, врачи предложили ей через 6–9 месяцев ещё раз пройти облучение, а если оно не поможет – химиотерапию. Здесь антенны моего скепсиса опять стали энергично вибрировать, ибо, насколько мне известно, для лечения метастатического папиллярного рака щитовидной железы применяют лишь радиоактивный йод, а химиотерапию не применяют.

Я не единственный, кто увидел дыры в истории госпожи Фокс. Целый ряд нестыковок отметила Аума (Auma, ведущая блога Reality Based Medicine), которая представляется как «злой тролль, сотрудница Большой Фармы и тайный агент правительства». Опираясь на статьи в прессе и на собственные высказывания госпожи Фокс, размещённые в «Фейсбуке», она обнаружила у неё несколько нелепых или вводящих в заблуждение утверждений о диагнозе и «естественном лечении»:

«Рак распространился на печень». После того, как в «Фейсбуке» госпоже Фокс стали докучать своими вопросами пережившие рак тролли, она признала, что опухоли в печени, о которых упоминает Daily Mail, были доброкачественными.

«IV стадия». Несколько дней назад госпожа Фокс заявила в «Фейсбуке», что никогда не говорила о диагностированном у неё раке IV стадии. Если так, то откуда журналисты взяли эту стадию (в одной из публикаций – «степень»)? И ещё: папиллярный рак щитовидной железы у людей моложе 45 лет бывает только I или II стадии, а пятилетняя выживаемость составляет почти 100 %.

«Марк Саймон – онколог, а не шарлатан-диетолог без медицинской степени». В «Фейсбуке» госпожа Фокс допустила, что Саймон всего лишь диетолог, и Daily Mail сделала соответствующую поправку.

«Отказ от химиотерапии». В разных источниках Кэндис упоминает о своём отказе от радиотерапии и химиотерапии. Очень странно, ибо химиотерапию обычно не используют в рамках первой линии лечения папиллярного рака щитовидной железы. Однако, по рассказам госпожи Фокс, дело выглядит так, будто ей определённо предложили сделать химиотерапию, и она категорически отказалась.

Самое важное из заявлений, сделанных госпожой Фокс, – её «окончательный диагноз», после которого ей удалось прожить пять лет. Не знаю, верит ли она в то, что всё было именно так, или намеренно преувеличивает, привлекая к себе внимание и пытаясь извлечь из красивой истории о раке материальную выгоду. Это то, что мне хотелось бы выяснить больше всего. Пожалуйста, имейте в виду, что я не врач, а пациентка, хорошо запомнившая процесс лечения. Если вы медицинский специалист, то, прочитав это, пожалуйста, добавьте свой комментарий. Кроме того, поскольку я не из англоговорящей страны, то постоянно называю тиреоглобулин TGB – так, как принято у нас. В английских документах название этого препарата обычно сокращают по-другому: Tg.

А ещё Аума сделала несколько скриншотов того, что госпожа Фокс писала в «Фейсбуке» в тот период времени, когда проходила лечение. Как видно из этих записей, впоследствии она упустила из виду много интересного. Оба поста, пока они есть, стоит прочитать – из-за высокого уровня детализации. Суть всей этой истории в том, что госпожа Фокс вылечилась благодаря обычной терапии, а не протоколу NORI, но она приписывает своё «исцеление» диетическому вмешательству.

А как насчёт других отзывов? У большинства из них есть общая черта: ясно, что рак был вылечен традиционным путём. Есть пациенты с колоректальным раком, которые перенесли операцию, но отказались от химиотерапии (например, Крис Уорк). Есть некий пациент с рецидивами лимфомы Ходжкина, который прошёл химиотерапию и протокол NORI, но приписывает выздоровление исключительно NORI. Есть пара свидетельств о раке простаты, которые довольно сомнительны из-за очень изменчивого и часто безболезненного протекания этой болезни. А ещё был отзыв мужчины с метастатическим раком поджелудочной железы, регрессировавшим благодаря протоколу NORI и, конечно же, химиотерапии. То, что этот мужчина и его жена связывают успешное лечение рака только с протоколом NORI, меня чрезвычайно удручает. Интересно, будут ли они ругать этот протокол, когда болезнь вновь обострится, а это почти наверняка произойдёт, если в данном случае действительно имеет место аденокарцинома поджелудочной железы.

Протокол NORI: сверхприбыльная идея

Если есть что-то общее в разных формах онкологического шарлатанства, то это вовлечение в шарлатанские дела доклинической (то есть ещё не проверенной в клинических условиях) науки или неадекватно проверенной клинической науки и её эксплуатация. Другими словами, онкологические шарлатаны берут серую область науки и неправомерно рекламируют её как не серую, чтобы продавать придуманное ими лечение. Вредит ли протокол NORI онкологическим больным? Наверное, нет, однако трудно говорить об этом категорично. Пищевые манипуляции не очень-то безопасны. Лечит ли этот протокол рак? Прочитанная мной литература не позволяет дать однозначный ответ. Эффективность протокола не доказана, а дорога, ведущая от опытов с клеточными культурами и грызунами к эффективным формам лечения рака, усеяна обломками идей, казавшихся многообещающими.

В данном случае серая область – это ограничение метионина как средство лечения онкологических заболеваний. Согласно данным, полученным в ходе доклинических исследований клеточных культур и модельных грызунов, это диетическое вмешательство может быть эффективной формой борьбы с раковыми опухолями, но по сей день отсутствуют убедительные доказательства его эффективности при лечении людей. Способно ли ограничение метионина принимать участие в лечении рака у человека? Не исключено. Уверенно я могу сказать лишь одно: если когда-либо рандомизированные контролируемые клинические исследования покажут, что ограничение метионина способно повышать эффективность химиотерапии, у научно обоснованного протокола почти наверняка будет очень мало сходства с протоколом NORI, который придумал шарлатан Марк Саймон. Саймон, чрезмерно упростив науку (вспомним, к примеру, его утверждение, будто рак – это одно-единственное заболевание, причём метаболическое), добавил к ней сложные выдумки (например, селен и кучу всевозможных добавок, мистическую «индивидуализацию» ограничения метионина) и получил протокол, который благодаря отчаявшимся онкологическим пациентам даёт колоссальную прибыль.

Неудивительно, что натуропаты очень любят протокол NORI.

Портал «Вечная молодость « http://vechnayamolodost.ru


Читать статьи по темам:

лечение рака псевдонаука шарлатаны Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

«Альтернативная медицина» убивает раковых больных

Хиропрактика, гомеопатия, акупунктура, соковые диеты и другие формы альтернативной медицины не могут вылечить рак, независимо от того, что об этом говорят шарлатаны.

читать

По следам сенсации

Еще один комментарий к новости об израильских британских ученых и их прорывной инновации – лекарстве от рака.

читать

Израильские ученые «посрамили» британских

Статью о почти готовом лекарстве от рака автор резюмирует так: «слово "чушь" полностью исчерпывает сенсацию».

читать

Альтернативная онкология

Применение «альтернативной» медицины в дополнение к традиционной терапии в два раза повышает риск смерти от рака.

читать

Сода против рака: дутая сенсация

Критический анализ растиражированной в российских медиа новости об очередном чудо-методе лечения рака.

читать