Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • Vitacoin

Запретить опыты на обезьянах?

Америка решает, прекращать ли медицинские эксперименты на шимпанзе
В оживлённой дискуссии участвуют учёные, бизнесмены, политики, защитники животных и журналисты.
Николай Третьяков, Компьюлента  

США – одна из двух стран, где разрешены медицинские эксперименты на шимпанзе (вторая – Габон). Исследования здесь организованы следующим образом. Существуют три центра, проводящих эксперименты, – два в Техасе (с прямым государственным и смешанным грантовым финансированием) и один самофинансируемый в Луизиане (New Iberia Research Center, NIRC); некоторые из содержащихся в центрах шимпанзе принадлежат государственной организации National Institutes of Health (NIH, исследовательской ветви американского Минздрава). NIH содержит два дома престарелых для отработавших (отработанных?) приматов – в Луизиане и Нью-Мексико.

В 2010 году NIH спровоцировала дискуссию в обществе, вознамерившись вернуть 186 шимпанзе-пенсионеров в строй. Защитники животных Humane Society of the United States (HSUS), приматолог Джейн Гудолл и множество активистов довели NIH до обращения в январе 2011-го к американскому Институту медицины (IOM) с просьбой о проведении независимой экспертизы целесообразности дальнейших медицинских экспериментов над шимпанзе. Общественное мнение было подогрето ещё в 2009 году документальным телефильмом о центре в Луизиане: агент HSUS девять месяцев работала в нём «под прикрытием», зафиксировав на скрытую камеру, как кусачего детёныша шимпанзе били по голове, как взрослый шимпанзе под анестезией падал с высоты на бетонный пол, и т. п. Штрафы и инспекции NIRC государственными органами – последовали.

Центр в Луизиане находится под огнём критики ещё и потому, что 85% доходов получает от частных фармацевтических компаний, арендующих обезьян для экспериментов. Сторонники продолжения опытов на приматах считают, что это необходимо для работы над вакциной от гепатита C (170 млн заражённых), создания более эффективных препаратов для лечения гепатитов A и B, многоцелевого тестирования моноклональных антител, разработки вакцины от респираторного синцитиального вируса (66 тыс. детских смертей в год по всему миру). Защитники интересов человечества (и фарминдустрии) указывают, что содержание обезьян стоит NIH всего $12 млн в год, а прямые и косвенные потери от замедления работы над вакцинами выльются в миллиарды. И вообще, иностранные компании 27 раз с 2005 года проводили эксперименты на луизианских шимпанзе, а активистка HSUS могла бы поймать падающую на бетонный пол обезьяну, а не снимать это на камеру!

В ситуацию вмешались и законодатели. На рассмотрение конгресса в апреле 2011 года был представлен законопроект Great Ape Protection and Cost Savings Act. (Вчитайтесь в название, насладитесь!) Его основной автор, член Палаты представителей от Мэриленда республиканец Роско Бартлетт (физиолог, работавший с обезьянами в НАСА в 1960-е), считает, что опыты над шимпанзе не оправданы в первую очередь экономически: приматов, дескать, слишком мало используют в исследованиях. «У нас есть отличная возможность сэкономить деньги налогоплательщиков и помочь животным», – говорит г-н Бартлетт.

Таким образом, есть разные перспективы развития ситуации. Первая: если NIH откажется от использования обезьян по выводам всё ещё заседающей комиссии Института медицины, центр в Луизиане потеряет госзаказы, но может выиграть от закрытия связанных с государством конкурентов (директор скромно обещает «выжить»). Вторая перспектива: если закон «О спасении обезьян в целях экономии» будет принят, шимпанзе перестанут заражать гепатитом, но лишат пенсионного довольствия и выпустят на волю бог знает где, а фармкомпании будут преспокойно экспериментировать на шимпанзе в Габоне, где и законодатели душевно проще, и защитников животных меньше, и свежие обезьяны водятся (международная торговля приматами для экспериментов запрещена, а над естествоиспытателями из Луизианы висит угроза расследования по обвинению в незаконном разведении шимпанзе).

Оппоненты опытов на приматах утверждают, что, хотя ДНК шимпанзе на 99% совпадает с человеческой и ближайшие родственники людей заражаются человеческими болезнями, реагируют приматы на них не совсем так, как люди; что первая вакцина от гепатита B была создана на основе крови заражённых людей; что технология разведения и наблюдения бактерий и вирусов in vitro совершенствуется. С другой стороны, если бы талидомид протестировали на обезьянах (а не на генетически менее сходных с людьми мышах), тысяч человеческих трагедий можно было бы избежать.

В любом случае проблема американских шимпанзе – тяжёлое, но полезное упражнение в практической этике (а точнее – case study).

Подготовлено по материалам Nature News – Animal rights: Chimpanzee research on trial.


Из комментариев читателей «Компьюленты»
(самый короткий и ёмкий камент здесь не приведен по цензурным сображениям – ВМ :) 
Вакцины и всё такое надо тестировать на зоозащитниках - они с людьми совпадают генетически, но отличаются в некоторых деталях поведения. Думаю, гуманисты против этого возражать не станут.
Пускай сторонники закрытия лично лицом к лицу, например, объяснят этическую целесообразность решения паре-тройке пациентов, медленно умирающих от гепатита C. Это несколько освежит сознание.

 

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
20.06.2011

Читать статьи по темам:

лабораторные животные права животных разработка препаратов Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Друзья и враги лабораторных животных

Мы находимся на территории животноводческой фермы, поддерживающей поголовье лабораторных мышей, крыс и хомяков…

читать

Лабораторная крыса в пробирке

Можно избежать использования животных в лабораторных опытах: израильские ученые показали, что можно выращивать полноценную кожу, а также костную, жировую и мышечную ткани из стволовых клеток.

читать

Европарламент не стал ограничивать проведение опытов над животными

Европейский парламент подавляющим большинством голосов отклонил предложение ввести ограничения на проведение научных опытов над животными.

читать

Биоэтика терроризма

Некоторые организации, борющиеся за права животных, нападают на дома ученых, громят офисы фармацевтических компаний, воруют и выпускают на волю лабораторных животных и преследуют «живодеров» даже после смерти.

читать

Животные спасают людей, а люди этому мешают

Сегодняшнее общество болезненно реагирует на эксперименты ученых над животными, но ученые не могут отказаться от использования подопытных животных, просто потому что иначе придется испытывать новые средства лечения прямо на людях.

читать