Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • vsh25
  • mmif-2019
  • Vitacoin

23andMe и будущее анализа ДНК в домашних условиях

В первых числах декабря 2014 года было объявлено о появлении на рынке Великобритании ассоциированного с Google набора для анализа ДНК в домашних условиях, разработанного компанией 23andMe. В то же время в США продукция 23andMe продолжает оставаться недоступной после того, как в ноябре 2013 года Управление по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) издало указ, согласно которому компания должна была прекратить продажу своих наборов для генетического анализа на территории США. В данной статье проведен анализ сложившейся ситуации.

Компания 23andMe была основана в 2006 году, когда биолог Анна Войцицки (Anne Wojcicki) переехала в калифорнийскую Силиконовую долину к своему жениху Сергею Брину (Sergey Brin). Войцицки всегда была и остается активным критиком системы здравоохранения США. Самым большим разочарованием для нее стал тот факт, что медико-фармацевтическая промышленность, стоимость которой в настоящее время оценивается более чем в 3 миллиарда долларов США, работает под действием фактора, который она рассматривает как стимул к получению прибыли от болезней.

В интервью английской газете The Guardian Анна Войцицки объяснила это на примере ожирения, которое с точки зрения Уолл-Стрит является просто превосходным явлением, так как представляет собой не одно, а целый комплекс взаимосвязанных между собой заболеваний, являющихся потенциальным источником дохода.

С этой точки зрения прогнозируемый к 2030 году рост частоты встречаемости ассоциированного с ожирением сахарного диабета в мировой популяции на 10% означает значительный коммерческий рост для промышленности, в которой лечение приносит больше денег, чем профилактика.

Переезд Анны Войцицки в Силиконовую долину свел ее с единомышленниками, опыт предпринимательской деятельности которых позволил претворить ее идеи в жизнеспособную бизнес-модель. Благодаря Сергею Брину она познакомилась с сотрудниками конференций TED (от англ. Technology, Entertainment, Design – технология, развлечения, дизайн): специалистом по биотехнологии Линдой Авей (Linda Avey) и ее другом, специалистом по менеджменту Полом Кузенца (Paul Cusenza).

Вместе они сформулировали идею создания компании, которая посредством анализа ДНК предоставляла бы непосредственно пациентам информацию об их организмах и зашифрованных в ДНК генетических рисках, тем самым расширяя их возможности без участия сотрудников системы здравоохранения. Они предложили эту идею компании Google, одним из основателей которой является Сергей Брин и которая впоследствии вложила в предлагающий услуги по анализу ДНК стартап 3,9 миллиона долларов.

Дополнительные инвестиции впоследствии были получены от компании Genentech и компаний, специализирующихся на венчурных инвестициях – New Enterprise Associates и Mohr Davidow Venture.

В 2007 компания 23andMe, названная по количеству хромосом в геноме человек, вышла на рынок с набором для анализа ДНК в образце слюны. Набор имел очень высокую стоимость, составлявшую 999 долларов США. Однако растущее давление со стороны конкурентов, предлагавших схожие, но менее сфокусированные на заболеваниях продукты, предназначенные, например, для определения рисков, ассоциированных с приемом лекарственных средств, привело к необходимости пересмотра маркетинговой стратегии.

Компания начала позиционировать свой набор для анализа ДНК как предназначенный для широких масс аксессуар и в 2012 году уменьшила его стоимость до 99 долларов США. Этот ход оказался очень популярным, и за последующие 9 месяцев количество профилей клиентов в базе данных компании увеличилось вдвое.

FDA ставит крест на 23andMe

Однако в ноябре 2013 года 23andMe был нанесен потенциально смертельный удар. FDA объявило, что, продавая свой набор, компания нарушает кодекс регулирующих норм и положений и потребовала отозвать продукт с рынка. Согласно заявлению агентства, «FDA не получило научных доказательств точности или достоверности данных тестов».

Это событие получило очень широкую огласку и было признано чрезмерно жестким некоторыми сторонниками непосредственного предоставления потребителю услуг по генетическому тестированию, считающими, что бюрократия не позволяет регулятивным органам идти в ногу с технологическими достижениями, доступ к которым предоставляют такие компании, как 23andMe.

Представитель FDA Дженни Халиски (Jenny Haliski) описывает сложившуюся в настоящее время ситуацию следующим образом. Для возвращения своих услуг на рынок США 23andMe должна получить от FDA регистрационное удостоверение, которое, скорее всего, как указано в предупредительном письме, будет подпадать под действие пункта 510k Закона о пищевых продуктах, лекарственных средствах и парфюмерно-косметических товарах.

Она также перечисляет три основных претензии, которые FDA имеет к 23andMe:

  • При отсутствии разрешения или одобрения FDA пациенты могут подвергаться неизвестным рискам, связанным с использованием устройства, потенциально способного причинить им вред.
  • Агентство установило, что результаты, получаемые при применении некоторых тестов для самостоятельного использования, имеют сомнительную клиническую ценность. Неизвестно, каким образом эти результаты могут повлиять на состояние здоровья людей. Кроме того, на сегодняшний день не имеется руководств для врачей по использованию результатов этих тестов.
  • Генетические тесты для самостоятельного использования могут давать неточные или вводящие в заблуждение результаты оценки риска развития заболеваний. FDA не получило научных доказательств точности и достоверности результатов, предоставляемых этими тестами.

Однако Халиски подтвердила, что некоторые тесты конкурирующих компаний уже получили одобрение FDA.

Разница во взглядах FDA и Управления по контролю за оборотом лекарственных средств и изделий медицинского назначения Соединенного Королевства (MHRA) на 23andMe заключается в том, что MHRA рассматривает тест для анализа ДНК в слюне не как изделие медицинского назначения, а в соответствии с пояснением Войцицки – как «преимущественно информационный продукт».

По словам представителя 23andMe Бет Уильямс (Beth Williams), одним из ключевых факторов, обусловивших решение компании предложить свои услуги на рынке Великобритании, стало давнее стремлением нескольких поколений правительства этой страны к максимальному использованию потенциала генетического тестирования.

Несмотря на победу, одержанную компанией в Великобритании, третий из перечисленных Халиски пунктов, касающийся недостатка убедительных доказательств точности результатов тестов, оставляет место для сомнений.

Насколько точны результаты этих тестов?

Проведенное в 2011 году исследование, в рамках которого сравнивались генетические тесты 23andMe и двух конкурирующих компаний deCODEme и Navigenics (обе в настоящее время не функционируют), было безжалостно в отношении их медицинской ценности. Исследователи заявили, что тесты предоставляли неточные результаты и практически не представляли ценности для пользователей. Результаты тестирования варьировали в настолько широких пределах, что, по словам исследователей, точность некоторых прогнозов была сопоставима с подбрасыванием монеты.

На вопрос о том, приняла ли 23andMe меры по повышению точности своих тестов, ведущий автор исследования профессор Сесиль Дженссенс (Cecile Janssens) ответила следующее:

«Нет. Однако давайте внесем ясность в ситуацию: я не сомневаюсь в точности осуществляемого ими генотипирования, так как они работают с квалифицированными лабораториями. Однако точность прогнозирования распространенных заболеваний и признаков с тех пор, как FDA приняло свое решение, не повысилась. На современном этапе развития науки большинство заболеваний и признаков, для выявления которых предназначены тесты 23andMe, невозможно прогнозировать с высокой степенью точности. 23andMe просто не может повлиять на эту ситуацию. Проблема не в том, что они не хотят повысить прогностическую точность своих тестов, а том, что на сегодняшнем этапе это невозможно».

В интервью The Guardian представитель 23andMe Брайан Нотон (Brian Naughton) прокомментировал результаты исследования следующим образом: «Нам известно, что большинство людей входят в группу низкого риска развития большинства заболеваний. Это соответствует нашим ожиданиям и не свидетельствует о неточности».

И действительно, часть проведенного компанией ребрендинга генетических тестов заключается в смещении акцента со скрининга на риски наследственно обусловленных заболеваний на использование персонализированных данных для формулирования «пусковых моментов», подталкивающих пользователей к изменению образа жизни и улучшению состояния здоровья.

И действительно, набор для анализа ДНК в слюне за 99 долларов США является всего лишь одним направлением деятельности 23andMe.

23andMe и «ускоритель исследований»

Несмотря на выдвижение на первый план своего основного продукта, компания преследует цель внести крупномасштабный вклад в науку.

Прикрываясь заявлениями о расширении возможностей пациентов, предоставляемом ставшим доступным набором для анализа слюны, 23andMe предлагает собрать генетическую информацию о максимально большом количестве людей. Целью этого является создание огромной базы данных, которую исследователи могли бы использовать для поиска генетических подсказок при изучении причин и поиске методов лечения любых заболеваний человека.

На сегодняшний день компания уже собрала 800 000 образцов ДНК, при этом более 80% клиентов дали разрешение на свободный доступ к их генетической информации для исследовательских целей. Это позволило компании создать одну из наиболее крупных баз данных генетической информации в мире. Однако на сегодняшний день предлагаемый 23andMe тест анализирует только небольшие фрагменты ДНК, являющиеся лишь незначительной частью генома.

На основании этого некоторые критики высказывают сомнения в научной значимости проекта 23andMe по сбору генетической информации, которая не выдерживает сравнения с крупномасштабными проектами по секвенированию геномов, такими как Проект 100 000 геномов, запущенный Государственной службой здравоохранения Великобритании (NHS), целью которого является секвенирование 100 000 полных геномов к 2017 году.

Эксперты считают, что широкое распространение полногеномного секвенирования является очередной серьезной революцией в медицине. При этом соревнование компаний в предоставлении доступных услуг по полногеномному секвенированию привело к значительному снижению цен на эту процедуру. В 2014 году компания Illumina объявила о разработке системы, позволяющей проводить полногеномное секвенирование за 1 000 долларов США.

Несмотря на то, что FDA потребовало от 23andMe отозвать с рынка наборы для анализа ДНК в слюне, компания продолжает предоставлять услуги по генеалогическому анализу и пополняет свою базу данных ДНК. В июле она также объявила о получении гранта в размере 1,4 миллиона долларов США от Национальных институтов здравоохранения США (NIH).

Этот грант предназначен для финансирования двухлетнего проекта, целью которого является расширение базы данных, внедрение полногеномного секвенирования и обеспечение «внешним» исследователям доступа к деидентифицированным данным, содержащимся в базе, которую сотрудники 23andMe называют «Ускоритель исследований».

За последние 4 года компания 23andMe опубликовала или приняла участие в написании 22 научных статей в ведущих рецензируемых журналах, что свидетельствует о желании компании углублять медицинские знания. Эти статьи посвящены изучению аллергии, астмы, гипотиреоза, миопии, рака молочной железы и болезни Паркинсона.

Данные, конфиденциальность, патенты и противоречия

Однако до настоящего времени 23andMe не очень заботилась о репутации своей торговой марки. Компания слабо реагировала на предупредительные письма FDA, указывающие на нарушения законодательства в отношении торговли набором для анализа ДНК в слюне. Войцицки заявила, что они неправильно поняли требование регуляторного органа, и только в марте 2014 года FDA признало, что 23andMe устранила нарушения и прекратила продажу обсуждаемого набора.

Войцицки также стала предметом полемики в 2012 году после того, как подала заявку на патентование варианта гена, согласно научным данным, обеспечивающего защиту от болезни Паркинсона. Несмотря на заявления Войцицки, согласно которым она пыталась предотвратить любые попытки препятствования изучению этого заболевания, критики интерпретировали ее поступок как попытку получить прибыль от таких исследований, что было бы прямым противоречием сформулированной ей самой миссии. Спустя год Верховный Суд США запретил патентование генов человека.

На вопрос, учитывалась ли негативная огласка при принятии решения о вступлении в сотрудничество с 23andMe, представитель NIH ответил, что компания получила грант в рамках Программы для инновационных исследований малого бизнеса (NIH Small Business Innovative Research program), являющейся одним из наиболее крупных источников раннего финансирования для малых компаний, занимающихся инновационными исследованиями в США. Заявка от 23andMe успешно прошла процесс отбора, проводимый на конкурсной основе группой независимых экспертов.

Однако, возможно отчасти из-за связей 23andMe с Google и обвинений, высказанных Эдвардом Сноуденом (Edward Snowden), часть людей с подозрением относятся к мотивам, которыми компания объясняет свое желание собирать медицинские данные клиентов.

Кара Свишер (Kara Swisher) из Уолл Стрит Джоурнал спросила у Анны Войцицки: «Нужна ли вам вся эта информация? Мне не нравится идея, что Google располагает информацией о бактериях, населяющих мой кишечник, – они могут найти способ извлечь выгоду из моих бактерий».

Анна Войцицки отреагировала на это следующим образом: «Одна из причин, в силу которых мы работаем напрямую с клиентами, заключается в том, что [в этом случае] именно вы являетесь владельцем данных. Если платит ваша страховая компания, она владеет данными, а если платите вы, то вы владеете данными и если вы хотите ими поделиться, это ваше право. Конфиденциальность – это основа того, что мы делаем, однако, как оказалось, люди хотят делиться этой информацией – не обязательно на Facebook, но с лечащими врачами и членами семей. Люди не обязаны принимать участие в наших исследованиях, однако некоторые буквально упрашивают нас использовать их данные, так как они страдают неизлечимыми заболеваниями и хотят сделать все, что в их силах, чтобы помочь следующим поколениям».

По словам Бет Уильямс, страхование безопасности и конфиденциальности данных о клиентах является обязательным условием сделки между клиентом и 23andMe. Она также подчеркивает, что компания не открывает доступ к индивидуальным данным в отсутствие подписанного клиентом документа информированного согласия. Доступ к системе защищен серьезными методами аутентификации. Для защиты компьютеров, в которых хранятся данные, используется специализируемое программное и аппаратное обеспечение, а также физические средства охраны. Персональная информация и генетические данные хранятся в физически раздельных вычислительных средах, которые охраняются в соответствии с самыми высокими промышленными стандартами.

Насколько большую ценность представляет «домашняя» геномика для пациентов?

Приобретет ли 23andMe значимую роль в контексте новой эры персонализированной медицины, пока непонятно. На вопрос, представляют ли, в ее понимании, генетические тесты для домашнего использования ценность для пациентов или они являются всего лишь приманкой, профессор Сесиль Дженссенс ответила следующее:

«На этот счет очень трудно высказать однозначное мнение, так как людям предлагаются различные тесты, например, тесты для изучения родословной, выявления вызывающих заболевания мутаций, подтверждения отцовства, а также прогнозирования риска развития распространенных заболеваний и подбора диеты и образа жизни».

Однако она признает, что прогнозирование риска развития распространенных заболеваний в целом не имеет смысла, так как «прогностическая мощность недостаточно высока, а компании не принимают во внимание вклад других факторов риска, таких как рацион питания, количество употребляемого алкоголя, курение и физическая активность, которые часто оказывают более выраженное влияние на риск развития заболевания». В заключение она добавляет, что «не стала бы называть такие тесты приманкой на 100%, так как большинство из них основаны на научных данных, однако этого недостаточно, чтобы считать их полезными».

В то же время Вейнс Ваниер (Vance Vanier), одновременно являющийся президентом компании Verinata Health и главным исполнительным директором компании Navigenics, отмечает, что не так давно тест на беременность можно было пройти только в кабинете врача, а сегодня без рецепта можно приобрести даже тест на ВИЧ-инфекцию.

Он считает, что современная тенденция такова, что со временем качество понимания информации улучшается и благодаря появлению большего количества социальных гарантий, предотвращающих злоупотребления информацией, облегчается эволюция методов ее использования, в конечном итоге выводящая их на потребительский рынок.

В то же время Бет Уильямс заявляет, что миссия 23andMe заключается в том, чтобы помочь людям получить, понять и извлечь пользу из человеческого генома. Значительная часть этой миссии реализуется в самостоятельном проведении исследований, а также в сотрудничестве с учеными из академического и промышленного секторов. Сотрудники 23andMe верят, что результаты этих исследований лягут в основу новых, более эффективных методов лечения, диагностики и профилактики заболеваний. Целью этой работы является польза для всего человечества.

Евгения Рябцева
Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru по материалам Medical News Today:
23andMe and the future of home DNA testing.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
25.12.2014

Читать статьи по темам:

бизнес генный анализ наследственная предрасположенность Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Подводные камни персонализированной медицины

До того, как персонализированная медицина станет реальностью, обществу следует продумать множество этических, юридических, экономических и социальных вопросов.

читать

Финансирование и коммерциализация научных разработок

Мнения экспертов о том, с какими проблемами сталкиваются ученые при выведении своих разработок на рынок.

читать

Перспективные технологии в борьбе со старением

Мнения экспертов о новых разработках в области исследования старения и их коммерциализации.

читать

V Конгресс Национальной Ассоциации бизнес-ангелов: итоги

Мероприятие, организованное Национальной ассоциацией бизнес-ангелов при поддержке РВК, объединило более 150 участников: частных инвесторов, представителей венчурных фондов, крупных корпораций, институтов развития и органов власти.

читать

От теневых ученых до шарлатанов

В России в силу особенностей финансирования науки и состояния экономики существует несколько моделей совмещения предпринимательской и научной деятельности.

читать

R&D в фармацевтике за 10 лет подорожали в 2,5 раза

Стоимость разработки и вывода на рынок лекарственного средства по сравнению с 2003 годом выросла на 145%. Общие затраты на создание нового препарата, включая пострегистрационные исследования, достигают $2,9 млрд.

читать