Подписаться на новости
  • Сенатор
  • ООО "Ай Вао"
  • medtech
  • ММИФ-2018
  • Vitacoin

Очередное «дело трансплантологов»

И вырежут печень
В Германии разгорается крупнейший за последнее время медицинский скандал

Сергей Сумленный, «Эксперт» № 32-2012

В Германии разгорается крупнейший за последнее время медицинский скандал – долгие годы врачи фальсифицировали данные пациентов, чтобы обойти правила трансплантации органов. Скандал в трансплантологии показывает: западное общество должно найти ответы на важнейшие экономические и этические вопросы современной медицины

«Эмигрантка из России продала свою почку за 8100 евро. Смертельно больной немец купил ее за 81 892,72 евро» – свежая обложка немецкого журнала Der Spiegel выглядит мрачнее обычного. Это неудивительно: в последние недели немецкое общество с ужасом обнаружило, что одна из самых эмоциональных областей медицины трансплантология связана с самыми отвратительными и преступными махинациями.

История, которую раскопали журналисты еженедельника Der Spiegel, не особенно нова: еще несколько лет назад героиня репортажа, эмигрантка из России, продала через посредников свою почку пожилому немцу, отчаявшемуся дождаться законной трансплантации у себя на родине. Как и многие нелегальные доноры, с помощью операции женщина надеялась поправить свое финансовое положение, однако полученные деньги очень скоро закончились, а проблемы со здоровьем остались на всю жизнь. Хотя история случилась несколько лет назад, именно сейчас она как нельзя лучше ложится на взбудораженное общественное мнение Германии. Вот уже вторую неделю немцы лихорадочно обсуждают скандал вокруг незаконной трансплантации человеческих органов – и вторую неделю немецкие журналисты спрашивают у граждан страны, готовы ли они пожертвовать частичкой себя, не имея никаких гарантий, что их почка или печень действительно пойдут на доброе дело. Граждане сжимают зубы и упорно говорят «нет».

В обход очереди

Скандал, связанный с пересадками органов, разгорелся в самом конце июля, когда в немецкие СМИ просочилась информация о странных медицинских отчетах из университетской клиники города Гёттинген. Начиная с 2008 года в клинике резко возросло количество операций по трансплантации органов. Двукратный рост числа пересадок печени пришелся на начало работы нового врача. Теперь следствие подозревает доктора в том, что он регулярно фальсифицировал данные анализов своих пациентов. Благодаря этому на бумаге состояние больных выглядело значительно хуже, чем оно было в действительности, и пациенты получали куда больше шансов попасть на операцию по пересадке органа. Прокуратура, изучающая материалы из клиники, уверена, что имеет дело с организованной преступной группой, и заявляет, что «такое не могло случиться без преступного умысла».

Уверены в этом, согласно опросам, и простые немцы. По данным Немецкого фонда трансплантации донорских органов, только за последнюю неделю уже пять подтвержденных ранее доноров отказались пойти на операцию, сославшись на свои сомнения в чистоплотности врачей. Причиной сомнений стал скандал в Гёттингене. «Раньше я был готов стать донором. Но после того, что я услышал про врачей и их махинации, я никогда не пойду на это. Я боюсь, что мой орган попадет богачу или еще кому-то, а по-настоящему нуждающийся человек его не получит. Это же так несправедливо!» – вот стандартный ответ прохожего на улице на вопрос немецких журналистов, готов ли он и теперь стать потенциальным донором.

Кто получит почку

Манипуляции врачей из Гёттингена отлично укладываются в сложную немецкую процедуру проведения трансплантаций. Именно аккуратным исправлением истории болезни пациента умелый врач может обмануть контрольные органы и получить для своего больного долгожданную квоту на пересадку.

Трансплантационные процедуры в Германии проводятся в 50 трансплантационных центрах. Все центры объединены в национальную организацию – Немецкий фонд трансплантации донорских органов (DSO). В свою очередь, DSO подчиняется европейской структуре Eurotransplant – эта расположенная в голландском городке Лейден организация регулирует пересадку органов в Германии, Австрии, Бельгии, Нидерландах, Словении и Хорватии.

Все пациенты из вышеперечисленных стран, ожидающие трансплантации органов, регистрируются сначала в национальном центре каждой страны, а оттуда данные передаются в Eurotransplant. Здесь же в едином реестре хранятся данные об имеющихся в наличии органах – чаще всего внезапно погибших людей, еще при жизни заполнивших специальные бумаги, разрешающие изъятие их органов после смерти для трансплантации. Согласие на изъятие органов у погибшего человека также могут дать его родственники. Далее изъятый орган отправляется нуждающемуся пациенту – им может быть любой больной, проживающий в одной из стран – членов Eurotransplant.

Место больного в очереди на пересадку зависит от множества факторов. Разумеется, в самом начале стоят пациенты с наиболее тяжелым состоянием здоровья. Однако важную роль играет и гражданство (так, граждане стран, откуда поступает больше донорских органов, имеют приоритет, поэтому немцы, например, получают органы реже австрийцев), и, конечно, вопрос совместимости органов. В отдельных случаях больше шансов на получение органа имеет более здоровый пациент – это происходит, например, когда орган поступает от человека, незадолго до гибели проходившего лечение препаратами, вызывающими серьезные осложнения на органах: пересаживать такие «второсортные» органы смертельно больным пациентам просто опасно.

Сложность системы Eurotransplant усугубляется тем, что она объединяет далеко не все европейские страны. Помимо суверенных национальных систем учета органов, как, например, во Франции или Великобритании, в Европе имеются еще две подобные региональные организации: объединяющая пациентов Дании, Исландии, Норвегии, Финляндии и Швеции Scandiatransplant и работающая в Латвии, Литве и Эстонии Balttransplant. Наконец, законодательство разных стран по-разному описывает процедуру трансплантации. Так, если в Великобритании можно приступать к изъятию органов уже после остановки сердца, то в Германии сначала должны установить окончательную гибель мозга, а это еще больше сокращает пул донорских органов.

В тупике

Ситуация с трансплантацией органов в Германии действительно достигла критической точки. По статистике немецких врачей, в настоящий момент пересадки различных органов в стране ждут более 12 000 человек, 8000 из них – донорскую почку. При этом донорами органов в прошлом году выступили лишь 1200 человек. Поскольку речь в основном идет о погибших людях, то количество пересаженных органов в итоге превысило 4000, но все равно разрыв между числом ожидающих пересадки и наличием донорских органов измеряется тысячами. В результате каждый год в ФРГ умирают, так и не дождавшись пересадки органа, от 900 до 1100 пациентов. Немецкие СМИ регулярно сообщают, что кто-то из представителей немецкой политической элиты жертвует своим органом, чтобы спасти близкого человека: например, летом 2010 года экс-кандидат в канцлеры ФРГ и лидер Социал-демократической партии Франк-Вальтер Штайнмайер отдал почку своей тяжело больной жене, иначе она легко могла пополнить статистику пациентов, не дождавшихся спасительной операции.

Впрочем, даже при добровольном прижизненном донорстве общество сталкивается с серьезными моральными вызовами. Например, какую ответственность несет реципиент перед добровольным донором? Два года назад США потрясла история 47-летней сотрудницы компании Atlantic Automotive Group Деборы Стивенс. Работница фирмы по продаже машин выступила донором почки для своей начальницы, которая была старше ее на пятнадцать лет. После этого Стивенс практически не дали времени на постоперационную реабилитацию, а вскоре и вовсе уволили, что лишило ее возможности пользоваться медицинской страховкой. Сейчас Стивенс, которая судится с бывшей начальницей, утверждает, что та хладнокровно использовала ее: в частности, начальница якобы всячески подчеркивала их дружбу перед тем, как попросила подчиненную отдать почку, а сразу после успешной операции охладела к уже ненужному донору.

Между тем случай с Деборой Стивенс – лишь яркий казус из области трансплантации почек. Чаще всего сомнительные трансплантации этого наиболее часто пересаживаемого человеческого органа происходят не с помощью обманутого доверия, а благодаря обычным деньгам. Хотя продажа органов одним человеком другому запрещена практически во всех странах, нелегальный рынок процветает. В Азии донорство почки стоит от 500 до 2000 долларов. В Молдавии и Румынии, где такой бизнес также развит, – от 2000 до 3000 долларов. По статистике Всемирной организации здравоохранения, ежегодно в мире около 20 000 человек добровольно продают свои почки – все они надеются выбраться таким образом из бедности, и почти всех их ожидает жестокое разочарование. Использование молодых бедных доноров из стран третьего мира для поддержания жизни отчаявшихся дождаться своей очереди на трансплантацию жителей развитых стран – еще одна стенка тупика, в который упирается современная медицина.

Жизнь после смерти

Что уж говорить о моральных вызовах, которые несет в себе изъятие донорских органов у умерших людей. Только так можно получить, например, донорское сердце. Неприкосновенность тела покойного, однако, прочно связана с культурно-религиозным контекстом европейской культуры. В Германии, Великобритании, Нидерландах и Швейцарии медицинско-правовой консенсус состоит в том, что человеческий орган может быть изъят после смерти человека только при наличии согласия его родственников либо при ясно выраженной при жизни воле покойного. Необходимость установления такого согласия наталкивается на естественное биологическое ограничение: срок, в течение которого органы могут быть пересажены, обычно ограничен несколькими часами после смерти человека. Так, сердце может быть пересажено лишь в течение шести часов, печень – в течение двадцати часов, и лишь почка продержится более-менее долго – целых сорок восемь часов. Именно поэтому так важно наличие прижизненного согласия донора. Однако о своей готовности стать донорами заявляют лишь очень немногие граждане. Так, в Германии лишь не более 20% жителей имеют так называемый паспорт донора – небольшую карточку с указанием медицинских данных, вкладываемую в кошелек и дающую право врачам изъять органы данного человека в случае его внезапной смерти. Защита неприкосновенности тела покойного на деле превращается в отказ от прекращения страданий живых людей.

Год назад эту проблему пытался решить Немецкий кардиологический центр в Берлине (DHZB). В своей массированной рекламной кампании центр призывал граждан записываться в потенциальные доноры органов. Со стен домов и с рекламных тумб на жителей Германии смотрели мужчина и женщина – супергерои. Они прыгали за падающими с крыш людьми, а также выносили их из огня. Рекламная кампания призывала граждан тоже стать потенциальными супергероями, способными спасти жизнь людей. «Ты тоже можешь спасти жизнь!» – говорили с плакатов герои комиксов и предлагали заполнить для этого удостоверение донора. Криминальный скандал с незаконными трансплантациями печени в гёттингенской клинике перечеркнул все успехи этой кампании.

Неожиданная поддержка трансплантологам пришла из немецкого парламента. Весной этого года бундестаг принял закон, согласно которому с 2017 года каждый немец будет регулярно получать от своей страховой компании письма с вопросом, готов ли он в случае своей внезапной смерти стать донором органов. Тем, кто ответит положительно, будет выдано то самое удостоверение донора, разрешающее изъятие органов после смерти. По мнению депутатов, новый закон поможет увеличить пул потенциальных доноров с 20 до 50 и даже 70% населения. Таким образом, можно предположить, что количество доноров в Германии возрастет с 1200 до 2000-3000 человек в год.

Между тем новый законопроект уже подвергся жесткой критике со стороны мигрантов, проживающих в Германии. По заявлению представителей Немецкого союза мусульман, мигранты и так сталкиваются с дискриминацией при оказании медицинской помощи и поэтому боятся, что в случае массового распространения удостоверений донора станут возможны ситуации, когда иностранца, пострадавшего, например, в тяжелой аварии, будут рассматривать в первую очередь не как пациента, а как скорого потенциального донора. Еще хуже, по мнению представителей союзов мигрантов, ситуация сложится в том случае, если в Германии будет принято законодательство, объявляющее донором каждого жителя, не выразившего явным образом при жизни протест против изъятия органов. Такие нормы уже действуют в Австрии, Бельгии, Испании, Италии, Польше, Португалии и Франции.

Старые, богатые, больные

Пассивность потенциальных доноров внутри стран Евросоюза не является единственным вызовом, стоящим перед трансплантационной отраслью. Само развитие современной медицины, позволяющее гражданам все чаще доживать до глубокой старости, приводит к двум серьезным экономико-этическим проблемам. Во-первых, всеобщий доступ к высококлассной медицине означает, что количество пожилых пациентов возрастает, а с ними растет и число пациентов, нуждающихся в органе для пересадки. При этом после нескольких лет жизни с пересаженной почкой шансы на отторжение органа увеличиваются – по статистике, в течение десяти лет из-за реакции отторжения отказывает каждая вторая пересаженная почка, и больному приходится снова вставать в очередь на пересадку. Таким образом, улучшение качества медицины влечет за собой рост спроса на донорские органы. С другой стороны, развитие медицины также сокращает количество внезапно умирающих молодых относительно здоровых пациентов, способных стать идеальными донорами. Даже в тех странах Евросоюза, где изъятие органов после смерти разрешено по умолчанию, такими донорами становятся лишь два десятка человек на миллион населения (например, в Италии – 21 человек на миллион, во Франции – 24, а в странах-рекордсменах Португалии и Испании – 31 и 34 соответственно).

При сохранении нынешних успехов в продлении жизни разрыв между растущим спросом на органы и сокращающимся числом потенциальных доноров будет только увеличиваться. Уже начиная с 2007 года численность жителей Германии в возрасте от 65 лет и старше превышает численность жителей в возрасте моложе 20 лет – сегодня разница численности молодых и пожилых жителей страны составляет 2 млн человек. Согласно демографическим расчетам немецких социальных страховых касс, к 2060 году разрыв увеличится до 20 млн человек. Этот разрыв не только становится причиной серьезных экономических проблем страховой медицины (в 2011 году государственные субсидии на поддержку социальной страховой медицины составили 15 млрд евро, а к 2020 году могут составить 28 млрд евро в год). Помимо прочего, он означает, что система европейского донорства будет и дальше оставаться в тупике – пока общество не найдет не только медицинско-технические, но и морально-этические ответы на вопросы, связанные с трансплантацией органов.

Портал «Вечная молодость» http://vechnayamolodost.ru
13.08.2012

Читать статьи по темам:

биоэтика криминал трансплантология Версия для печати
Ошибка в тексте?
Выдели ее и нажми ctrl + enter
назад

Читать также:

Трансплантологов продолжают мазать дёгтем

Заведующий криворожским бюро судмедэкспертизы Александр Комолов: «Сначала мне предлагали "откаты", потом переломали ноги, а теперь возбудили против меня уголовное дело за нарушение порядка трансплантации».

читать

Очерненные трансплантологи

На Украине раздувают очередной скандал о «черных трансплантологах» и якобы незаконно расчлененных трупах. Страдают от этого живые.

читать

Легализовать эвтаназию?

Сторонниками безоговорочной легализации эвтаназии являются около 49% французов, еще 45% считают такую меру возможной при соблюдении определенных условий. Причем представители старших возрастных групп поддерживают эту меру больше, чем молодежь.

читать

Генетическое тестирование с летальным исходом

Две новости о генетическом тестировании: плохая и очень-очень плохая. И ведь наверняка не последняя…

читать

Право на самоубийство

Европейский Суд по правам человека рассмотрит два новых дела, касающихся эвтаназии и ассистируемого самоубийства, «Кох против Германии» и «Альда Гросс против Швеции».

читать

Пересадка органов: резать по живому?

Один из ведущих трансплантологов США считает, что нынешние правила определения смерти донора препятствуют увеличению числа операций по пересадке. Он указывает, что, например, почки можно извлекать еще до остановки сердца донора.

читать